Забыться в твоих глазах

Пролог

- Я уже сказала. Я согласна.

«Тогда тебе лучше опуститься на траву. Будет больно. Очень больно».

Едва я успела встать на колени, тело прошило болью. Словно раскаленное копье, от затылка и через позвоночник, до пальцев на ногах. Я даже закричать не смогла. Когда тебя окутывает жидкий огонь, расплавляющий кости, на крик сил не остается. Их не остается ни на что. Невозможно сделать вдох, невозможно выдохнуть. Перестает биться сердце. Исчезает окружающим мир. Остается одна лишь боль. Возможно, это длилось секунды. Возможно – годы. Чувство времени тоже растворяется в этом огне. Сильней всего жжет в груди. Я не закрывала глаз, но ничего не видела. Не видела неба над головой и шелестящих листвой деревьев. Не чувствовала жесткой земли под лопатками и камней, впивающихся в кожу. Не слышала шепота духов. Все это терялось, расплывалось на заднем плане, потому что сейчас балом правила боль. Выкручивающая суставы, отключающая чувства, забирающая разум...

Такое невозможно пережить. Такое сломает, даже если душе каким-то чудом удастся не уйти вслед за остальными в Сады богини.

На краткий миг мне показалось, что я чувствую прикосновение к щеке. Прохладное, нежное, легкое... Но это только показалось. Огонь догорал, я угасала вместе с ним, готовясь рассыпаться пеплом. Ощутить чужую кожу? Нет. Я в наличии своей не уверена. Это все... иллюзии. Последняя попытка разума смягчить приговор, который был ясен уже тогда, когда я сделала выбор. Последняя вспышка воспоминания о том, кто стал мне дорог. Последняя... искра... перед темнотой...

Прости...

 

Никогда бы не подумала, что экскурсия на ювелирный завод может закончиться... таким образом.

У нашей географички старшая дочь работала на этом заводе. Кем, я так и не поняла, но пару-тройку раз в год они устраивали экскурсии для студентов нашего университета и их родителей. Мы смотрели, как "природные дары из недр земли нашей" превращаются в изящнейшие украшения, милые безделушки и настоящие произведения ювелирного искусства; родители – особенно женская половина наших стариков – с нетерпением ждали возможности пройти в самый последний зал, зал, где демонстрировалась и продавалась готовая продукция. Думаю, именно поэтому руководство завода и одобряло такие экскурсии. Несмотря на то, что украшения на территории продавались чуть ли не в два раза дешевле, чем в ювелирных магазинах, выручка после каждого такого посещения была очень даже неплохой.

Моя мама тоже все чаще поглядывала на часы, ожидая, когда же истекут последние минуты пешей экскурсии и можно будет прильнуть к ярко освещенным витринам с блестящими под стеклом драгоценностями. Мне же было скучно. География, геология и все науки, начинающиеся на "гео-", оставляли меня совершенно равнодушной. Кольца-сережки-браслеты и прочие украшения из драгоценных металлов и камней тоже не особо меня интересовали. Нет, совсем холодной рядом с ними может остаться разве что статуя, но жадного блеска в глазах и желания скупить весь магазин разом они не вызывали.

- А теперь прошу вас пройти в последний, демонстрационный зал, где вы сможете полюбоваться на готовую продукцию и, если вас что-то заинтересует, приобрести понравившееся украшение, - раздался голос дочери-нашей-географички, имени которой я так и не запомнила, и толпа одобрительно, в нетерпеливом ожидании загудела. В глазах прекрасной половины группы – алчный блеск и предвкушение, в глазах мужской – обреченное смирение и грустное осознание того, что с некоторой  суммой сегодня все же придется расстаться.

Выставленные украшения действительно были великолепны, этого я не признать не могла. И, даже вопреки своему скептическому настроению по отношению к выставленной продукции, все же ловила себя на мысли о том, что вот это и это я бы примерила, да и вот эта вещичка неплохо бы на мне смотрелась. Восторженные покупательницы разбрелись по залу, не отрывая взглядов от витрин, мужья и отцы печальными тенями скользили за ними. Я медленно плелась где-то в хвосте процессии, отстав от околдованной мамы и пофигистически настроенного к нашим вероятным покупкам отца. Кого-то в конце концов я начала и обгонять – девушки останавливались, примеряя понравившиеся серьги и браслеты. Я, несмотря на то, что взгляд нет-нет, да цеплялся за что-нибудь, ничего не примеряла.

Обойдя половину витрин и от нечего делать разглядывая уже больше ценники, чем украшения, я внезапно выхватила взглядом из всего этого блеска и великолепия кольцо. По сравнению со многими выставленными здесь – довольно скромное, но такое... желанное. И самое-самое красивое. Мое.

Наклонилась ближе к витрине, разглядывая его со всех сторон. Тонкий золотой обруч, вертикальный красный камешек в мелкую более темную крапинку. Я не знала, что это за камешек такой, в виде округленного ромба с загнутыми длинными кончиками, никогда раньше такого не встречала, но он был, несомненно, очень притягателен. Наклонила голову, пытаясь разобрать, как камень крепится к кольцу: казалось, что в бока красному ромбу впиваются чьи-то тонкие и очень острые когти. И бордовые вкрапления показались вдруг не просто пятнышками на камне, а маленькими-маленькими капельками крови.

Дернула головой, отгоняя глупую мысль, и едва не задела носом стекло витрины. По-видимому, заметившая это девушка-консультант тут же поспешила ко мне:

- Здравствуйте. Я могу вам чем-то помочь? Вас заинтересовало какое-то кольцо?

- Ммм, - я собиралась ответить отрицательно, но неожиданно для себя произнесла: - Вот это, с красным камнем, без ценника. Хотелось бы примерить.

- Конечно, сейчас.

Девушка повернула ключик, открывая замочек на витрине, и выдвинула кольца. Но вместо одного, заворожившего меня, достала сразу три: его и двух его соседей. Поставила передо мной и торопливо заперла витрину.



Евгения Сушкова

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться