Забыться в твоих глазах

Глава 4

Пять недель спустя...

- Он решился доверить тебя мне? – комично удивился Ниран, прижав руку к сердцу. – Сегодня состоится пришествие на землю Верховной Богини, не иначе!

- Перестань! – хмыкнула я, проходя мимо и легонько шлепнув третьего принца по руке перчатками. – С твоих слов выходит, что Картен является чуть ли не тюремщиком.

- Со стороны иногда так и выглядит, - поддержала Нирана Юлиана, уже забравшаяся с помощью грума в седло. – Даже Ортан мне дает куда больше свободы, хотя – не в обиду сказано, правда, - меня нужно оберегать куда тщательней, чем тебя.

- Не скажи, - Ниран, подхватив поводья, потрепал своего жеребца по холке и обернулся к невесте наследника. – Случись что с Тианой – и нас ждет настоящий ужас. Брат без нее впадет в безумие, не дожидаясь новой избранницы. Так что в охране она нуждается в той же степени, что и королевская сокровищница с полным собранием семейных хроник.

Я поморщилась, услышав это. Вряд ли Ниран имел целью лишний раз напомнить мне о том, что я накрепко связана с Картеном, но пока преступно игнорирую свои обязанности как его жены. Скорее, он не упустил очередного шанса щелкнуть Юлиану по носу, чтоб не зазнавалась. Хотя моей заклятой подружке это не грозило, Нир постоянно в качестве профилактики терроризировал ее подколками и саркастическими замечаниями касательно ее нового статуса. Юла с поистине королевским величием (у Эил’Лин научилась, не иначе) это игнорировала, хотя иногда и огрызалась. Но мне казалось, что обоим это нравится – в тонусе держало: оба были людьми придворными, обоим нужна постоянная тренировка, благо, друг друга они все же щадили. Меня это касалось в гораздо меньше степени – все же у Серого Убийцы вполне может быть немного странная, ему под стать, жена, не любящая светское общество. И все же в словах Нира мне послышался затаенный, им самим не осознаваемый упрек.

В какой-то мере Нир, наверное, завидовал старшим братьям. Возможно даже, что очень сильно – его-то кольцо все еще прыгало по мирам, не торопясь привести во дворец еще одну невесту. Хотя и пытался скрывать это. Но ловила я иногда взгляды младшего принца на себе или Юле – тоскливые, задумчивые, нетерпеливые. Ниран ждал – и надеялся. И, хотя никогда не показывал мне своего недоумения, наши странные с Картеном отношения не одобрял. Ведь невеста посылается Роланой не для того, чтобы сидеть с ней за скучными учебниками или чинно гулять по парку, обсуждая политико-географические особенности Веральда. Поэтому немного боялся, что ему придется проходить через то же со своей половинкой. Но все же я не слышала от него ни слова упрека – Нир старался стать мне настоящим близким другом, почти братом. Поэтому я ничего не стала говорить по поводу его последнего замечания.

Да, нас с Картеном трудно назвать нормальными мужем и женой. Между нами и нечто, похожее на дружбу, зародилось только пару недель назад, когда меня начали учить верховой езде. Он тогда вызвался быть моим сопровождающим (впрочем, если не смягчать и не приукрашивать, можно честно сказать, что Картен’Нир старался по максимуму присутствовать в моей жизни и одну за пределы дворцовых стен не отпускал), и именно с ним я разделила восторг от первого опыта общения с лошадьми, от ощущения сдерживаемой силы подо мной, готовой по первому слову сорваться в галоп. Собственно, наверное, я бы и попыталась щелкнуть поводьями, чтобы слиться с ветром, но муж остановил меня тихим:

- Тиана, нет, - и, прежде чем я успела обидеться на его тиранию, добавил: - Не в первый раз. Позже, когда будешь уверенней сидеть в седле.

И это было справедливо. Не готова я к сумасшедшей скачке, когда даже на спине у лошади ровно усидеть не могу, но хочется безумно: перед глазами так и встают кадры из фильмов, где героиня, прижавшись к шее своего коня, несется во весь опор куда-то по степи, а волосы шикарным плащом развеваются сзади. Муж тогда тихо хмыкнул, пообещав, что когда-нибудь так и будет, и разрешил ускорить шаг.

С тех пор я занималась верховой ездой каждый день – в дополнение к тем предметам, которые взялась изучать, - но муж выезжал со мной всего два раза. Зато Юлиана и Ниран проявили к моим занятиям интерес, присоединившись и превратив скучноватые уроки в конюшне в веселые прогулки по парковым дорожкам. Правда, нас обязательно сопровождала стража, но она не мешала. Сегодня же, похоже, Картен решил, что младший брат достоин доверия в вопросе охраны двух принцесс. По крайней мере, уже и я в седло села (все еще не так изящно, как хотелось бы), и Ниран нетерпеливо постукивал рукоятью короткого хлыстика по бедру, а нашего уже привычного мрачно-молчаливого сопровождения все не было. Переглянувшись, почти в один голос мы постановили:

- Так поедем, - и под молчаливое неодобрение конюхов направили лошадей к парку.

Широкие тропинки под обрубленными ветвями предназначались специально для конных прогулок. Чинных, неспешных, никоим образом неспособных навредить чьей-либо репутации. От мысли пускать лошадь по кругу манежа Картен отказался сразу, за что я была благодарна. Не уверена, что в скучном огороженном месте смогла бы в скором времени сдвинуться с мертвой точки. А здесь, «на воле», нужно быть более внимательной и к себе, и к лошади, и к окружению. Это прививало необходимые навыки значительно быстрее, но удерживало меня в безопасных границах. И все-то мой муж может предусмотреть!..

- Эх, а без стражи все-таки дышится легче! – мечтательно произнес Ниран, зажмурившись и подняв лицо к небу. И я, наверное, была с ним согласна. Охрана никогда нам не мешала, не приближалась, не одергивала, не указывала, но психологический дискомфорт от ощущения постоянного наблюдения был. Сегодня же даже дышалось легче. Надо будет сказать Картену «Спасибо» за то, что отозвал телохранителей. В конце концов, на территории дворцового парка нам опасаться нечего. – Ты благотворно влияешь на моего брата, Ти.



Евгения Сушкова

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться