Забыться в твоих глазах

Глава 5

- Невозможно научиться здесь ориентироваться, - убежденно заявила я после очередного поворота, махнув рукой и смирившись с тем, что без сопровождения мне из комнаты лучше не выходить.

- Для этого просто нужно время, - улыбнулся Картен. Муж шел рядом, держа под руку, и меня это восхищало. Не то, что придерживал, но то, что после суда все же нашел откуда-то в себе силы выполнить обещание и теперь вел меня… А вот куда вел, я не знала. Его Высочество в лучших традициях жанра хранил таинственное молчание. В такие моменты начинаешь жалеть, что мысли в нашей паре читает только он. Нестерпимо хотелось знать хоть что-нибудь о конечной точке нашей прогулки. Как летают в Веральде?

- Дворец огромный, - возразила я, - от слова «слишком». Заблудиться в его коридорах, переходах и анфиладах легче легкого. И зачем столько?

В моем представлении замок короля – это просто излишне большой дом, вычурный, величественный, по несколько комнат на человека, обязательные гостевые покои и – без нее никуда – бальная зала. Но все же не более чем дом. Элиш-шеа – явление для меня непонятное.

- Возможно, у ваших правителей так и было. Но в Диар-Риеде дворец короля – это нечто гораздо большее. Постоянно здесь проживает около двадцати семей придворных – они занимают левое гостевое крыло. Правое гостевое – для тех, кто, решив почтить нас своим присутствием, прибывает издалека и кому по статусу не положено останавливаться на постоялых дворах, а на свой особняк в столице средств не хватает. Дальнее центральное крыло, частью выдающееся в сторону долины, полностью отдано королевской семье – это личные покои, куда заказан доступ всем, кроме личной прислуги. Есть еще рабочее крыло: в нем располагается множество канцелярий и инстанций; там же, но на верхних этажах, наши рабочие кабинеты. Небольшая часть выделена под торжественные мероприятия, которые подразумевают, между прочим, не только балы, но даже эта часть занимает несколько этажей и значительную долю парковых территорий. Работникам дворца тоже где-то нужно жить, гостям и постоянным обитателям – коротать время. Это без учета храмового комплекса и хозяйственных помещений.

- Хорошо-хорошо, я поняла, - мысленно «подняла руки», сдаваясь. – Я ничего не знаю о том, что собой представляет жизнь во дворце и как она устроена. Но за эти недели я очень мало видела посторонних лиц. Если коридоры полны жизни, почему я с ней не встречаюсь?

Картен пожал плечами:

- Вы с подругой редко покидаете закрытую часть дворца. Юлиана, конечно, чаще: Ортен и Эил’Лин начинают выводить ее в свет, знакомить с нужными людьми, однако по большей части вы обе почти все время проводите на личной половине.

- Даже во время конных прогулок?

- Естественно, - голос Картена чуть дрогнул, и от этого у меня по спине мурашки побежали. В этот момент осознала две вещи: во-первых, если недоброжелатель пробрался не в общую конюшню, как я думала ранее, а в королевскую, опасность намного серьезней; во-вторых, мужа это задевает невероятно. – А вот зал суда расположен в деловой части. И сейчас мы идем в место, открытое для всех. - Оо, как обтекаемо! Ну куда, куда мы идем? Картен хмыкнул. – Смирись и терпи. Недолго осталось.

Не дотерплю. Вот назло. Умру от разрыва сердца, сраженная жестокостью Серого Судьи. Фыркнув, муж ускорил шаг, одарив меня укоризненным вздохом. А мне ни капельки не было стыдно. Я с самого обеда ждала этого. Еще бы знать точно, чего – «этого».

Чтобы немного отвлечь меня, Картен затронул тему, недавно увлекшую меня ничуть не меньше, чем сейчас – полеты. «Те, кто у трона». Хотя, по его словам, я слишком рано сунула нос «на темную сторону» семейной истории, разговор получился интересный. С его комментариями истории обрастали новыми подробностями, которые авторы заметок не решились оставить на страницах своей книги. К моему счастью и благодарности, Картен по большей части вспоминал забавные подробности, обходя неприглядные моменты стороной. Какая, однако, интересная эта династия – Инневоры. В шкафах этой семьи столько скелетов, сколько не снилось ни одному семейству моего мира. Впрочем, сравнивать просто-напросто нечестно – земные дети Роланы правят этой страной уже три тысячи лет. На Земле никто таким похвастаться не может.

К счастью, наши с Картеном понятия «недолго» совпадали – минут через пять, поплутав по этажам и коридорам, мы остановились у темной массивной двери. Я навострила уши, пытаясь опознать по звукам возможный будущий сюрприз, но за толстым деревом царила обидная тишина. Либо там никого/ничего нет, либо в коридор эти звуки не проникают.

- Что там?

- Последний шаг, - улыбнулся моему нетерпению муж.

- Последний? – надула губы я. – Я думала, мы уже пришли.

- Пришли, - согласился Картен, отпуская мою руку и доставая из кармана ключ. – Больше идти не придется. - Его слова и откровенно подразнивающая интонация ставили в тупик. Если я правильно оценила вид за окном, мимо которого проходили минуту назад, мы сейчас находились на втором этаже. Откуда и как предстоит летать? С подоконника до ближайшего куста?

- Картен… - я попыталась осторожно уточнить, не издевается ли супруг надо мной, но меня прервали на полувдохе.

- Что за фантазии, - фыркнул второй принц в ответ на мелькнувшую в моей голове картинку, где я выпрыгиваю из окна, воображая себя белкой-летягой. – Ничего подобного, через минуту сама все увидишь. И – нет, я не издеваюсь. Остался действительно последний шаг и нам действительно больше не нужно никуда идти.

Он открыл дверь, пропуская меня внутрь. В полуметре от меня круто уходила вверх каменная лестница, «вьющаяся» вокруг довольно широкой квадратной сердцевины. Не успела я прийти в ужас, как меня мягко увлекли в сторону, не давая разыграться воображению. Лестница осталась по правую руку, мы же с Картеном остановились напротив… лифта. Не совсем привычного мне вида, но это несомненно был подъемник. Он отгораживался от площадки перед ним решеткой, подобной тем, что показывают в фильмах про старые отели. Она, правда, не складывалась, а полностью поднималась вверх, но ассоциации вызывала совершенно определенные и нерушимые. Сам же лифт представлял из себя не кабину, а скромную платформу, поднимающуюся и опускающуюся по шахте.



Евгения Сушкова

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться