Забыться в твоих глазах

Глава 6

Иногда лень и неохота – очень даже неплохие союзники. В некоторых ситуациях. Мне кажется, что, если бы я вдумчиво прочитала записку Юлианы, уснуть уже не смогла бы. На ее полушутливые обвинения в том, что я променяла единственную подругу на мужа, можно не обращать внимания – это так, вступление и попытка… Попытка чего, тут сложно определить. Со стороны Юлы - наверняка не сразу выболтать потрясающие новости. С моей стороны – отсрочить неизбежное. Потому что с чистой совестью проигнорированные мной строки о приеме на самом деле оказались самым важным и катастрофичным в позднем послании.

Ну, наверное, когда-нибудь это должно было случиться. Но я была настолько увлечена обучением и удовлетворена (насколько это возможно) текущим положением вещей, что забыла об одной маленькой детали – ко двору я официально еще не представлена. Как и Юлиана. С кем-то мы виделись на прогулках, с кем-то пересекались в коридорах, кого-то особо важного из ближайшего окружения нам периодически представляли на ужинах. Но то были быстрые, скромные, практически домашние встречи. Бал, на котором стране наконец представят двух невест-иномирянок, прошедших адаптацию, - это нечто совершенно другое. Ответственность, чужое любопытство, жадное ожидание любой, даже самой маленькой промашки… Танцы, в конце концов… Я не знаю местных танцев! Я не так хороша в этикете, чтобы без дрожи сидеть за столом на виду у всех собравшихся или вести ничего не значащие беседы, сопровождаемые сотней тайных знаков и кардинально меняющих смысл. Мне уютно в моей раковинке, где практически нет чужих людей, где я постепенно привыкаю к Картену и неплохо провожу время с Юлианой и Нираном. Мне не нужен бальный зал и ослепляющий блеск драгоценностей. Пусть лучше про меня так, мимоходом скажут…

Того, что мои «хотелки» никого не интересуют, следовало ожидать. Время встреч с друзьями пришлось полностью вычеркнуть из личного расписания: и они были заняты, и у меня львиную его долю заняли занятия с учителем танцев. Выражение лица Эил'Лин, когда она узнала, что я еще и танцевать не умею, было вполне прогнозируемым. Встречное признание Юлианы в том, что до универа она несколько лет посещала танцевальную школу, только увеличило степень разочарования бедной королевы. Заданный подчеркнуто-вежливым тоном вопрос мы с подругой поняли по-разному. Для меня он относился к местным танцам, для нее – к самому занятию в общем. Уточнять, что ходили мы в одну школу и периодически ссорились из-за уведенных из-под носа партий, не стала. На вопросительный взгляд Юлы пожала плечами, Картену лишь мило улыбнулась через стол и мысленно попросила не хмуриться. Ему не нравилось, что я вывожу Эил'Лин из себя, а я не знала, как объяснить, что делаю это не совсем специально. Поэтому Нирану доверили – или, скорее, «вменили в» – обязанность ознакомить невесту наследника с основными танцами Диар-Риеды, а для меня пригласили настоящего учителя. Как будто мне было мало занятий по географии, истории, языку с Картеном, по этикету с госпожой Ниверель, по религии и политике (что само по себе странное сочетание) с господином Верловером. Для изучения чего-то более углубленного и интересного мне не хватало элементарных знаний о мире, а обычные школьные предметы мне здесь, слава богам, не нужны были. Математика и прочие физики, наверное, будут одинаковы в любой вселенной и в любой параллельной реальности – это основа основ, остальные же науки можно будет потихоньку подтянуть позже. Все равно изучаться они уже будут легче, необходимо лишь принять в расчет местные реалии. Ну и магию.

Предупрежденный Ее Величеством о моем прискорбно низком уровне, господин Нерридер начал с азов. Я хотела сначала объяснить, что давно уже не трехлетний ребенок и телом владею, но… снова этот взгляд. «Глупенькая, ничего не умеющая жена второго принца…» Знаете, что? Надоело. Никому ничего доказывать не обязана. Быстро окружающие забыли, что решение сблизиться с Картеном и избавить их от сумасшедшего телепата я приняла только из-за него самого, а не потому, что они так сказали. И муж знает меня, принимает без умения плыть по паркету или без победы в конкурсе изящного стихосложения. Это не значит, что я не попытаюсь всеми силами «вывести из себя деревню». Я хочу соответствовать Картену. Но никто не давал права Эил'Лин демонстрировать свое отношение ко мне посторонним людям и сразу же настраивать их против меня. Возможно, она не сама разговаривала с моим новым учителем – возможно, это был ее секретарь или одна из фрейлин. Но свою позицию относительно меня в близком кругу королева вряд ли скрывала, и это тонкими темными ручейками просачивалось за пределы их высокопоставленного междусобойчика. И с одной стороны меня грызла гордость, требовавшая утереть всем носы, а вот с другой… Я боялась, что стану заложницей сложившейся ситуации, зависимой от мнения окружающих, постоянно пытающейся опровергнуть чужое нелестное мнение.

Решив, что собственные нервы и одобрение Картена мне гораздо важнее, чем чье-либо вымученное «Был неправ», превратила уроки танцев в фарс. Если бы господин Нерридер только попытался найти со мной общий язык, а не смерил вошедшую ученицу презрительно-оценивающим взглядом, все могло сложиться иначе. Мы бы оба получали удовольствие от занятий, потому что и танцором, и преподавателем он был все же хорошим, да и я в прошлом демонстрировала неплохие результаты, но… Мы имели то, что имели. Пыхтящий, непрестанно жалующийся на меня господин Нерридер и деревянная я, не способная запомнить ни единой связки. После уроков, правда, был еще Картен с его укоризненным взглядом, который после полета на а-ши я могла выдерживать уже целых десять секунд, но он быстро сменялся теплом и шутками во время наших собственных занятий. Ему не так уж часто удавалось выкроить для меня свободный вечер, и, заполняя время без него беседами с госпожой Ниверель, я понимала, что начинаю скучать. Действительно скучать по нему.



Евгения Сушкова

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться