Забытые сказки

Размер шрифта: - +

Болотные огни

- Прости, соседка, ничего я тут поделать не смогу. Не утихает горячка, все средства уже перепробовала. Видать, хочет Господь призвать дочку твою к себе. Прости, Ханна, и молись, - старая Инга с трудом поднялась с лавки, стоявшей у кровати, в которой разметалась девочка лет семи. Глаза ребёнка были закрыты, с губ иногда срывался стон, и тогда мать кидалась менять мокрое полотенце на горячечном лбу, вглядываясь с надеждой в лицо - а вдруг жар стал отступать. Но уже седьмой день неведомая хворь терзала маленькую Янину, золотце, колокольчик, как называла ее мать, и вот сейчас старуха пыталась отнять последнюю надежду. 

- Инга, ну должно же быть какое-то лекарство. В том году уж все думали, что мельников сын помрет, а ты выходила его. Ты не думай, я заплачу. Или весь год работать на тебя буду, батрачкой. Помоги! 
- Да нешто у меня сердца нет! - старуха рассержено глянула на Ханну, которая упала ей в ноги. - Может и есть средство, да не достать его. Слыхала я от бабки, что на болотах, да в самом центре, дерево растет. А в корнях его цветы – на кувшинки похожи, только алые. Вот отвар из тех-то цветов любую хворь лечит. Да кто ж туда пойдет? Пытались уже, и только один вернулся, Марек -дурачок. А ведь не был он дурачком до того, как на болота сходил, там в уме повредился. Так что есть средство, а считай, что и нету, да... 

Женщины и не заметили, как мальчишка лет пяти выскользнул из угла и шмыгнул в темноту за дверью. «Болота – дерево – алые кувшинки, - бормотал он на ходу. - Я их найду и спасу Янину. Тогда у нас все будет как раньше, и мама не будет плакать». Мальчик припустил бегом, боясь, что его кто-нибудь остановит, но никому в деревне не было до него дела - у всех своих забот хватает, да и зачем порядочному человеку шастать в темноте. 

Добежав до первых деревьев, маленький Ян перешел на шаг. Звезды и луна светили ярко, но их далёкого холодного сияния было маловато, чтобы ясно видеть темную тропу. Он то и дело спотыкался о корни и старался не упасть. Было немного страшно, но не так, как в сказках про леших и русалок, которые иногда рассказывала ему Янина. Вот там было взаправду жутко, и мальчик заворачивался с головой в одеяло, чтобы даже кончик носа не торчал наружу и злой дух, прокравшийся в дом, не мог бы его коснуться. В лесу же казалось, что все вокруг присматривается к странному ночному гостю. Время от времени его трогали ветви деревьев, будто проверяя - неужто и правда человеческий ребенок забрел в неурочное время. Но лес был будто бы не злым, поэтому мальчик, стиснув пальцы в кулачки, шагал дальше. 

Он уже забрался в лес так далеко, как не заходил никогда при свете дня, когда маленький зеленый огонек появился прямо перед его лицом. От неожиданности мальчик ойкнул и встал на месте. Потом рядом со светящейся точкой возникла еще одна, и еще... Огоньков становилось все больше, и скоро мальчик заметил, что они будто указывают ему путь, начертив тропку в воздухе. Немного поколебавшись, он пошел по ней. Ведь всем известно, что болотные огни указывают дорогу к кладу. Может, и на нужное место выведут? 

Ян не знал, сколько он шел за огоньками - десять минут, а может, час. Он только боялся, что они погаснут и оставят его совсем одного, а с обычной тропы, проторенной людьми, он давно сошел. Но вдруг он понял, что стало светлее, и с каждым его шагом очертания леса становились все четче, а дорожка из огоньков почти растворилась в желто-зеленом свечении, поднимавшемся над болотами. «Ох, красиво как, будто в взаправдашней сказке!» - подумал Ян и вышел на открытое место, посреди которого стояло странное изломанное дерево. Оно было не похоже ни на одно из знакомых ему – не береза, не осина, не сосна, не дуб… Но у корней дерева яркими алыми пятнами горели цветы. «Нашел, нашел!» - мальчик, было, запрыгал от радости, но тут нога соскользнула с тропы в холодную воду. Будто насмехаясь над ним, где-то рядом заухала сова. Ян посерьезнел и, осторожно выбирая, куда поставить ногу, стал пробираться к иссохшему стволу. 

- И кто это у нас тут, такой смелый, - скрипучий голос заставил его вздрогнуть. Ян не сразу понял, что это дерево говорит с ним, и что глаза его… Да, у него были глаза, горевшие злым красным огнем, и смотрели они прямо на него. - Хм, такой маленький, а уже за кладом пришел. И не пожалели тебя? Жадные вы стали, люди, глупые. Нет в болотном золоте счастья, а вы все идете. 

- Я не … простите, я не за кладом! Я… Старая Инга сказала, что вот эти цветочки, ну вот, рядом с вами,, спасут мою сестру! Ее Господь прибрать к себе решил, а мама плачет. И мне без нее худо будет. Пожалуйста, госпожа, разрешите мне сорвать их? – запинаясь, мальчик смотрел на дерево, и чудилось ему, что это и не дерево вовсе, а высокая женщина, одетая в странный наряд из коры. 

- Вылечить? Сестру-у? – голос, казалось, был уже не таким злым и ехидным. – А ты смелый мальчик. Да только не могу я тебе цветы просто так отдать. Чтобы сорвать их, ты должен проспать тут ночь, а перед рассветом, так и быть, уйдешь с цветами. 

-Ох, целую ночь… - Ян готов был разрыдаться, ведь Янина могла умереть в любую минуту. Но спорить с болотной госпожой, как он окрестил про себя странное дерево, было страшно. Да и помнил он слова старой Инги, что никто до него с болот не вернулся, кроме дурачка местного. – Хорошо, госпожа, как скажете. 

- Тогда иди вот сюда, - женщина показала рукой-веткой на место у своих ног, прямо посреди цветков. Ян свернулся калачиком и неожиданно понял, что ему тепло и уютно, как дома. Вокруг тихо шелестели деревья, а болотная госпожа начала напевать грустную мелодию, от которой хотелось плакать, но как-то по-хорошему, не горько. Мальчик сам не заметил, как задремал, и снилось ему, что удивительные лесные существа водят вокруг него хоровод. 

Проснулся он от того, что рука болотной госпожи касалась его плеча. «Просыпайся, смелый мальчик, тебе пора, а не то встанет солнце, и мои огоньки не смогут тебя проводить», - Ян тут же вскочил на ноги и не сразу понял, где он. Древесная женщина тихонько засмеялась. «Рви свои цветы, мальчик, и беги. А если будет у тебя нужда - знай, ты можешь ко мне вернуться. Ты всегда сумеешь найти ко мне дорогу». 

«Спасибо, добрая госпожа», – поклонился мальчик как можно ниже, а потом набрал букет алых цветов и отправился домой. Огоньки вывели его на самый край леса, и ему показалось, что путь этот был гораздо короче, чем его дорога на болота. 

Деревня только начала просыпаться, когда он вбежал в свой дом. «Мама, мама, я принес! Вот цветы! Они должны помочь Янине!» – Но вместо того, чтобы обрадоваться, Ханна заслонила постель дочери своим телом, быстро-быстро крестясь, и крикнула: «Не подходи!» Мальчик опешил. Он знал, что мать будет ругаться за то, что сбежал на всю ночь из дома. Наверняка, она искала его по деревне, всполошив всех соседей. Но он не ожидал увидеть в глазах матери страх. «Не подходи! Болотник!» – еще раз выкрикнула женщина. 

«Но мама, это же я, Ян, ты разве не узнаешь меня?» – мальчик почувствовал, как капля покатилась по щеке, оставляя мокрую дорожку. - «У моего Яна, когда он пропал два дня назад, голубые глаза были. А твои зенки зеленым горят! Уйди, болотник, на болотах тебе место! Сыночка моего забрали, а доченьку мою тебе не отдам, пусть ее лучше Господь к себе приберет». Она протянула руку к печке, схватила тяжеленный ухват и угрожающе выставила его в сторону мальчика. 

Ян положил цветы на пороге. «Зови старую Ингу, пусть зелье варит и спасет Янину», - сказал он сквозь слезы и побежал прочь из дома, ставшего в один миг чужим и враждебным. 

Говорят, с тех пор на болотах не раз видели мальчика лет пяти, напевавшего какую-то грустную мелодию. Удивительно, но с тех пор ни один из смельчаков, отважившихся пойти в центр болот, не сошел с ума и не погиб, но и золота никто не нашел. Зато стали они приносить алые цветы, и многим из тех, кто был при смерти, они помогли выздороветь. А со временем дурная слава болот и вовсе позабылась. 



Нэми Риган

Отредактировано: 23.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться