Забытые во тьме

Размер шрифта: - +

Путь проклятого

Чье-то дыхание коснулось кожи, и над самым ухом прозвучал тихий голос:

— Он доставляет проблемы?

Отпустив девушку, Дван смотрел, как она медленно оперлась на свои колени. Черные пряди прикрыли ее бледное лицо. Джуна потихоньку выдохнула, пытаясь унять мелкую дрожь. Ведь секунду назад ей показалось, будто ее прошибло молнией, отчего ноги стали ватными и почти не чувствовались.

— Боже… Дван… — она еле шептала не своим голосом. — Кажется, я… словила инфаркт.

Девушка подняла голову и злобно покосилась на парня. Тот все еще неподвижно стоял в углу пустой комнаты, прикрывшись тенью. Дневной свет проникал сквозь большой оконный проем, немного касаясь островатых черт лица парня. Когда они встретились взглядом, Дван спокойно ответил:

— Если бы я этого не сделал, то твой крик привлек бы ненужное внимание.

Джуна, устало вздохнув, обессиленно опустила голову, понимая, что злиться бесполезно. В любом случае, у нее есть проблемы поважнее — например, то, что Ленн, оказывается, следил за ней. И кто его знает — как давно? Знает ли он о бреши в заборе? Кажется, ее ждут большие неприятности в академии.

— Кто он? — спросил Дван и, опершись спиной на кирпичную стену, глянул через широкий проем. Там, по протяженным крышам, расхаживал ангел. Ленн, все еще не сдаваясь, искал свою напарницу, проверяя каждую улочку, каждый затаенный уголок с высоты крыш. Настойчивости ему было не занимать.

— Напарник, — девушка не знала, как правильнее подобрать слово. — Он не должен знать, но…

— Подобрался слишком близко, — продолжил мысль парень, и, взглянув на Джуну, понимающе улыбнулся. Девушка промолчала, тем самым подтверждая сказанное.

— Я знаю путь к станции, который не привлечет внимание.

С этими словами, Дван развернулся, направляясь в глубь здания, в котором они сейчас находились. Это был многоквартирный дом из красного кирпича: пыльный, немного потрепанный и недостроенный, но целостный. На полу валялись иссохшие ведра с краской — казалось, что вот-вот вернутся строители и завершат начатое дело. Но увы, дом все равно продолжал стоять здесь, среди всех этих покинутых зданий, без надежды и будущего.

Проходя мимо оставленных вещей, Джуна невольно вспомнила слова Харриса: «яма безысходности». Теперь она понимает, почему многие уходят жить вне этого города после окончания учебы — всяко лучше, чем здесь.

Парень остановился у серой лестницы без перил, что вела вниз, к подвалу. Глянув назад и убедившись, что девушка не заплутала, он начал медленно спускаться во мрак, что из-за дневного солнца казался на десять тонов темнее.

Джуна же немного помедлила, в неуверенности глядя на темный проем. Дван обернулся.

— Что-то не так?

— Ну… Нам точно сюда?

— Да, — ответил он и, немного подумав, добавил: — Я не завожу своих жертв в подвалы.

Глядя на постепенно вытягивающееся лицо девушки, Дван, еле сдерживая улыбку, приложил к своим губам тыльную сторону ладони и посмотрел куда-то под ноги. Нахмурив брови, Джуна наблюдала за тем, как он развернулся и, словно ничего и не произошло, продолжил спускаться вниз. Никаких запасных вариантов не было, и девушка осторожно последовала за ним, придерживаясь за шероховатую стену и спускаясь все дальше и дальше — в глубь подвала. Когда она почувствовала ровную поверхность под ногами, то попыталась осмотреться, но в подвале было слишком темно для ее привыкших к свету глаз.

Пахло здесь сыростью, и воздух был таким тугим, отчего дышать становилось трудновато. Под ногами хрустело что-то твердое, скорее всего, осколки от стекла. В ушах немного гудело — возможно, так сказывалось напряжение, что испытывала девушка.

Не видя, что творится у нее перед носом, Джуна вытянула правую руку и случайно дотронулась до спины Двана. Парень чуть дернулся от неожиданного прикосновения, но тут же аккуратно взял девушку за кисть.

— Следуй за мной, не спеши, — сказал он тихо, и его голос будто утонул в этом мраке. — Слева от тебя есть стена. Можешь придерживаться ее, если хочешь.

Слушая его наставления, Джуна никак не могла сконцентрироваться. Ей казалось, будто она вся на иголках, натянута, словно струна. Девушка никак не могла выкинуть из головы мысли о руке, которая держит ее за запястье. А мысли все кружили и кружили…

— Я думала, что ты будешь ждать на станции, — пытаясь отвлечься, Джуна задала вопрос. Ее голос звучал странно, будто урывками — то тихо, то громко, отчего ей захотелось дать самой себе пощечину. «Веди себя нормально!» — прошипела она мысленно.

— Я тоже, но нечто странное привлекло мое внимание. И я не про вас двоих.

— И что же? — нервно спросила она, чувствуя, как сердце быстро скачет — казалось, что оно сейчас выпрыгнет из груди. Похоже, она даже забыла, что только что сказала.



Вишенка

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться