Забытые во тьме

Размер шрифта: - +

В одной лодке

На долю секунды все тревоги мира исчезли, и в душе воцарился долгожданный покой. Но осознание происходящего быстро потушило возникший пыл, и Джуна тут же отстранилась. Смущенно пробормотав извинения, она дергано пригладила торчащие черные пряди, мельком взглянув на Двана. Тот нервно кашлянул, прикрывая возникшую неловкость. Его обычно белесые щеки приобрели розоватый оттенок, Джуна, заметив это, волнительно отвернулась, проведя рукой по своей шее.

Минутная тишина затягивалась, отчего девушка судорожно начала искала тему для разговора. В голову лезли обрывки бессвязных мыслей — как обычно ничего путного. Поступающую отчаянность утихомирил внезапно заданный Дваном вопрос:

— Ты в порядке? Сегодня ты выглядишь иначе.

Джуна колебалась. Тяжесть предыдущих дней нестерпимо давила на плечи, склоняя к земле. Казалось, ноги наливались свинцом, отказываясь выполнять простые команды двигаться. Чувство безразличия часто чередовалось со страхом, а неуверенность завершала этот липкий коктейль.

— Я… Мне, — она запуталась в собственных словах. Стоило ли говорить об этом? Она не знала, но сильное желание поделиться страхами подталкивало рискнуть. Поэтому, подняв наполненную тягучими мыслями голову, Джуна взглянула на собеседника. Он, как обычно, терпеливо ждал ответа. Дван никогда не спешил, словно жил в другом мире, в ином временном пространстве, и это ей нравилось. Спокойствие заражало.

— Мне кажется, — она сделала небольшую паузу, нервно прикусив нижнюю губу. — Будто я заражена.

И снова спокойствие. Некоторое время он просто смотрел на нее, выжидая, последуют ли еще слова. Затем он прильнул ближе, отчего девушке показалось, что она проглотила бешено скачущее сердце. И вот теперь оно ощутимо стучало где-то в районе горла.

Легкое прикосновение к запястьям заставило неподвижную Джуну еле заметно вздрогнуть. К такому она не была готова, хотелось вскочить и спрятаться за квадратную колонну. В горле пересохло. И все же, щекотливые чувства, нашептывающие разные глупости, притихли, когда Дван заговорил:

— Симптомы могут быть схожи, но проявления бывают разными. Иногда на руках можно заметить черные дорожки вен, иногда на висках. И…

Он развернул ее прохладные руки ладонями вверх. Взгляд черных глаз скользнул по запястьям наверх. Затем он аккуратно коснулся подбородка и медленно повернул голову, убеждаясь в чистоте кожи на висках.

— Посмотри наверх.

Без вопросов Джуна выполнила просьбу, устремив взгляд на усеянный серебряными нитями потолок. Так или иначе было сложно смотреть Двану в лицо. Но то, что произошло дальше, немного озадачило девушку: он коснулся кончиками пальцев нижнего века и малость оттянул его. Тоже самое он проделал со вторым глазом.

Джуна вопрошающе взглянула на него. Методы поиска проклятия вызывало множество вопросов, ведь она никогда не видела проблемы с руками у учеников, или странные вены на висках. Неужели только заглянув кому-то в глаза можно увидеть искомый симптом?

— Визуальные симптомы не всегда могут появляться, — словно читая мысли, ответил он. — Чаще всего зараженный слишком поздно понимает, что с ним происходит, и тогда… — он начал колебаться, а потом и вовсе замолчал.

— А ты, — Джуна решила задать вопрос, пока парень не успел замкнуться в себе. — Как ты узнал, что болен?

Долгий взгляд последовал за произнесенными словами. Дван молча приблизился так, чтобы их глаза были на одном уровне. Свет от настенных кристаллов рассеивался мягкими волнами по лицу, удлиняя ресницы. Джуна застыла в нерешительности и в ощутимом волнении, которое отзывалась острыми иголочками в теле. Задержав дыхание, она наблюдала за тем, как парень отодвигает нижнее веко — крупная точка, будто прожженная тлеющей сигаретой, чернела с внутренней стороны.

— На самом деле мы все рождались проклятыми изначально. Вопрос в том, кто станет монстром быстрее.

Джуна понимала, кого он имеет в виду под словом «мы». Отнюдь, речь не шла о всех, только о его народе. Какого это знать, что когда-нибудь ты больше не сможешь владеть собой? Потеряешь контроль над собой и станешь монстром, страдая от разъедающей изнутри боли. Как можно не сойти с ума, зная об этом?

Девушка не могла представить, и задумываться было страшно. Как Дван может оставаться таким спокойным? Она снова нервно закусила покрасневшую губу, отвернувшись. Очень хотелось говорить… О чем? О том, что все будет хорошо? Нет, она не смеет, потому что это горькая ложь, сказанная в лицо. Они оба знают, насколько велики риски. Она сама видела, как проклятие затрагивает элементаля.

— Не беспокойся, ты не заражена, просто перенервничала, — его голос был мягок. Но Джуна лишь нахмурилась, потому что думала совсем о других вещах и даже не о себе.

— Возьми, — он достал из кожаной набедренной сумки маленькую прозрачную баночку. Красного цвета шарики бесшумно перекатились по стенкам склянки, когда та легла ей на ладонь.

— Что это? — девушка крайне осторожно изучала содержимое.

— Ягоды горящего дерева. Приносят спокойствие, очищая разум. Я их принимаю, когда проклятие берет вверх.



Вишенка

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться