Забытый чародей 4. Лабиринт воспоминаний

Размер шрифта: - +

Часть 7

Открыть глаза - просто открыть глаза - самое трудное.

- Яааан... Стра-а-ашно...

Кошь с пятнистой мордой сидела в паре шагов. Сжалась, став похожей на замерзшую птичку, этакую кроху, не способную пережить суровую зиму. Её саму можно было запросто принять за морок. Она ни капли не походила на мою наглую и самоуверенную питомицу.

- Где это мы?

Я приподнялась, уперлась ладонями в бетонный пол. Из аэропорта меня перекинуло в квадратную невзрачную комнатушку с качающейся лампочкой на потолке и восемью дверями: по две на каждой стене. Очередной лабиринт? Или распутье?

- Откуда ж я знаю! - шикнула Жозефина-Симона, превращаясь в саму себя. - Сплошные перемещения! Ох, и натерпелась я страху! Напоказывали всякого! Брррр!

Ужас, накрывший с головой несколько минут назад, ослабил хватку. Я вынырнула на поверхность. Раны от когтей вины и ненависти к себе остались. Они кровоточили. Но больше не тянули на дно. Потому что рядом находилось ещё одно живое существо. Кошь оказаться в лабиринте случайно. Она не должна пострадать. У меня нет права на слабость. Пока нет.

- Что с тобой произошло? Что ты видела? - спросила я.

Голос стал хриплым - под стать комнатушке с обшарпанными стенами.

Жозефина-Симона перебралась поближе. Под защиту.

- Рыб.

- Ка-ка-каких еще рыб?

- Ну, может, не совсем рыб, а чудищ морских, вроде левиафанов. Глядели они на меня и облизывались. А в ушах звучало: «Любишь рыбку? Теперь рыбка любит тебя». Ох, ну и жуть.

Точно, жуть. Не поспоришь. Я бы тоже струхнула, если б в зеркале объявилась корова, намеренная проглотить меня целиком в отместку за все съеденные мясные блюда.

- А еще прошлое, - добавила кошь тихо. - Плохое прошлое. Страшное и обидное. Как дети котёнком за хвост таскали и шерсть дергали, пока старушка сердобольная не отбила. Как шавки дворовые на дерево загнали. Со страху два дня оттуда не слезала. По молодости-то. Первую любовь показали. Дура дурой была. Он хвост распушил, а я купилась, поверила в свою неотразимость. Будто волнует мужиков наших будущее. Так, интерес сиюминутный. Но не в картинках дело, а...

Кошь запнулась, и я закончила за нее.

- В чувствах.

- Ага, - подтвердила питомица. - Так остро ощущалось. Будто заново.

Верно. Заново. Но в тоже время - со стороны. Нам дали возможность наблюдать и анализировать, подмечать детали, оставшиеся за кадром в прошлые разы.

- А ты? Что тебе «показали»?

Я закусила губу.

Лабиринт - не лучшее место, чтобы осуждать темного мага Вольдемара Литвинова. Кто-то наблюдает. Слушает. Ни к чему дарить ему дополнительное развлечение.

- Я видела Антона. Моего бывшего парня.

Жозефина-Симона вытаращила глаза. Я ни разу не произносила при ней имя убитого возлюбленного. Однако одна не могла не знать о нем. Дражайшее семейство обсуждало Антона и мою сломанную жизнь. У меня за спиной, разумеется.

- Идём, - я поднялась с пола и принялась оглядываться. Ну, и какую дверь выбрать?

- Монетки нет? - спросила кошь на полном серьезе.

Я фыркнула и шагнула к ближайшей двери, не сомневаясь, что старик с магическими способностями проведет нас через каждое помещение, сколько бы мы ни искали обходные пути. Руки чесались что-нибудь предпринять, чтобы увидеть нечто новое. Пусть и неприятное, страшное. Каждый шаг, каждое действие отдаляло от болота отчаянья, в котором я едва не захлебнулась. И от Антона.

Я дернула шатающуюся ручку и обнаружила темноту. Выставила вперед ладони, чтобы ни на что не наткнуться, как в фальшивой квартире, и сделала шаг, ещё один и ещё.

Бах!

Дверь позади захлопнулась от сквозняка, взявшегося из ниоткуда.

- Зараза! - прошипела я, оборачиваясь.

- Яааан! - жалобно донеслось с другой стороны.

Руки шарили в поисках ручки или выступа, за который можно ухватиться. Но тщетно. Передо мной возвышалась сплошная гладкая стена без намёка на выход. Я пнула по ней, злясь на себя. Следовало взять кошь на руки! Теперь ищи её заново в лабиринте!

Щелк!

Вспыхнул яркий свет. Слишком яркий, режущий глаза. Я уткнулась лицом в стену, прикрываясь руками. Или не в стену? А во что-то деревянное, теплое. Пальцы нащупали материализовавшуюся дверную ручку.

- Проклятье! - я ринулась назад - к Жозефине-Симоне.

Но промазала с перемещением. С размаху влетела в незнакомую комнату с зашторенными окнами и освещаемую тусклым светом свечей. Огоньки подрагивали, издавая глухой треск, на стенах танцевали тени - призрачные спутники людей и предметов. За круглым столом из темного дерева сидела женщина с забранными назад волосами. Я не узнала её из-за прически и длинного темно-зеленого платья с глубоким вырезом. Но сверкнули серые глаза, я поняла, кто передо мной.

- Ты заодно со стариком, - констатировала я сердито. Не верилось в совпадения.

- Нет, - она изящно покачала головой и перевела взгляд на разложенные на столе карты. - Присаживайся, Яна. Не укушу.

Так и быть. Сяду. Смысл выкобениваться? Лабиринт - сам по себе ловушка. Но стул я отодвинула, нарочно царапнув ножками пол.

- Почему ты не пропустила Жозефину-Симону?

- Это не я. Барьер поставил хозяин иллюзии. Я создала карман, чтоб встретиться с тобой. Для Валентина Макаровича время остановилось. Но ненадолго.

- Чего ты хочешь? - я едва не рычала от нахлынувшей ярости.

Как же всё достало!

- Опять не те вопросы.

Сероглазая незнакомка принялась переворачивать карты, изучая их.

- Кто ты? Гадалка?

- Снова не о том, - она не отрывала взгляд от дам и валетов.

Я взорвалась. Ударила ладонями по столу.

- Скажи прямо! Хватит ходить вокруг до около!

Загадочная девица не потрудилась поднять глаз. Словно я - пустое место.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 23.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться