Зачарованный поцелуй для Алисы

Размер шрифта: - +

Глава 10.2

– Ах ты, нуаровский выродок... – кряхтит обезображено хриплый голос оклемавшегося Бронстора, и я могу наконец видеть его не менее жуткое лицо, когда Гром успевает скинуть тент с моей клетки, но не открыть её из-за внезапной преграды.

Ещё бы! Эта махина как раз поднимается во весь свой... Сколько? Если не изменяет память, в Громе ровно сто восемьдесят девять сантиметров с небольшим хвостиком. А в этом все два метра со значительным хвостиком. Даже если Лёша встанет на цыпочки он едва ли сравняется с его подбородком. Но как там говорят? Чем больше шкаф, тем громче падает? В данном убеждение я вряд ли теперь буду когда-нибудь сомневаться.

Вот Бронстор стоит передо мной, сидящей по эту сторону прутьев и глядящей не него во все округлившиеся глаза, понимая, что он настолько огромный, что даже одной рукой может переломать все кости, просто сомкнув её вокруг меня. А вот уже наблюдаю за медленным и эффектным «падением олимпа», когда откуда ни возьмись в руках Грома оказывается увесистая палка, и он, словно отбивая бейсбольный мяч, врезается ею в довольно мясистый подбородок злодея, отправляя его в неоспоримый нокаут.

Всё-таки жаль, что я не умею присвистывать, потому что по-другому выразить восхищение будет слишком неуважительно в отношении такого удара! Но радоваться рано, Грому и двумя минутами ранее получилось его отключить, что совсем не помешало Бронстору прийти в себя всего лишь от моего счастливого визга.

– Надо найти ключ от замка, – переводя дыхание, молвит Гром, больше для себя, чем для меня, и, вытянув мои руки через прутья, быстро перерезает путы на запястьях.

Ему не до восхищений. И только сейчас, видя в очередной раз его затравленные усталостью и беспокойством глаза, понимаю, как мне не хватает тех, что всегда и в любой ситуации таили в себе хитрую ухмылку. Это раздражало, и не только меня. Хотя знаю, что на самом деле всего лишь завидовала. Было ощущение, что он единственный не сломим, когда все вокруг ломались даже от маленькой неурядицы.

Поспешно вздыхаю, пытаясь согнать неуместную хандру, и принимаюсь хотя бы взглядом отыскать что-то, что отворит клетку, пока Лёша шарит по многочисленным кармашкам одеяния Бронстора, и слишком поздно замечаю облаву.

– Гром! – воплю, уже не боясь кого-то разбудить, потому что будить больше некого.

Мо набрасывается на Лёшу сзади, буквально запрыгивая на его спину, как рукастая шимпанзе, и душит его. Реально душит, потому что Громов едва ли тут же не синеет, насколько резко старая ворона перекрывает ему доступ к кислороду. И это ведь только полбеды! Перил – черноволосый мужчина довольно статного вида для тех омерзений, что удумал творить – нападает спереди, замахиваясь Лёшиной же палкой и нанося удары без остановки по всем открытым уязвимым местам. Голени, колени, подреберья, солнечное... А нет! В солнечное сплетение палка так и не врезается. Даже не смотря на то, что Грому нечем дышать, он ни на секунды не теряет ловкости, перехватывая палку двумя ладонями, тут же выкручивает её вместе с руками Перила, а затем отпинывает его на расстояние.

Так то!

Мо, переброшенная одним удачным рывком, следом летит прямо в Перила. Их приземление сопровождается несколькими переворотами по траве и сопутствующими охами и ахами, отчего Грому удаётся выиграть граммуличку времени. Если бы оно ещё пригодилось.

Бронстор и вправду какая-то сверх-нечеловеческая машина. И стоит ли теперь задаваться вопросом, на кой он сдался своим подельничкам, выглядящим, скажу так, далеко не как банда, знающаяся по многочисленным грязным делишкам, в отличие от него самого, если их призрение чувствовалось даже всего в паре предложений? Я бы тоже предпочла терпеть его хамство только за то, что он дерётся на нашей стороне. Вот и Гром, похоже, был бы не против. Одного его взгляда хватает, чтобы понять, насколько он «обрадован» предстоящему бою, медленно поднимая взгляд с груди махины на его разъярённое от гнева лицо.

Мамочки, я бы на месте Лёши уже точно бы в штаны наделала! Господи, во что же ты втянула его, Алиса?! Мало было парню проблем дома, о которых пусть он всегда и умалчивал, но мы знали, как худо порой приходится им с отцом. А теперь ему ещё и достанется!..

Я ахаю, даже не смотря на то, что ожидала что-то подобное от Бронстора, когда его огромные ручища хватают Грома за плечи. Он и опомниться не успевает, а громила уже с разворота отправляет бедного тем же путём, которым не так давно отправились в полёт мои похитители. Но Лёша в отличие от них приземляется на корточки, прокатываясь ещё на пятки с полтора метра. А когда поднимается на ноги, и вовсе выглядит таким решительно настроенным, что невольно восхищаюсь его силой воли, хотя могу представить, насколько он вымотан.

Загляденье, не иначе, если бы ситуация не была настолько опасной.

Повторюсь, но сама бы я бежала, что ровным счётом и делают Перил с Мо, ретируясь подальше и перекидывая всю грязную работёнку на Броностора, несущегося в центр опушки. Невольно задерживаю дыхание. В груди всё сжалось, готовясь уже к самому наихудшему исходу, буквально так и представляя, что остаётся от хоккеиста, когда Бронстор добирается до него.

Но вновь слишком рано списываю брюнета со счетов.

Так вот, что значит дух ильшана?

В глазах парня ярким огнём горят вызов и неукротимое бесстрашие, когда он готовится принять удар.



Ирина Ирсс

Отредактировано: 16.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться