Зачарованный поцелуй для Алисы

Размер шрифта: - +

14.1

Удивило ли меня то, что Неймар догадался, кем я являюсь? Если честно, нет. Достаточно всего одной встречи с его проницательными глазами, чтобы понять, неразгаданные загадки этому человеку определённо чужды. Красив, впечатляюще сложен и не на шутку умён. Что очень усложнит нашу ситуацию.

Неймар продолжает изучать моё лицо. Бесстрастно, оценивающе, задумчиво. Возможно, уже через секунду я останусь обезглавлена за мошенничество и незаконную кражу чужого тела. А возможно и продержусь дольше. Он шагает вперёд: медленная, эффектная походка даже усомниться не позволяет, что ко мне приближается король. Очень скупая полу-ухмылка изгибает его рот, он смотрит на меня так, словно ещё не определился достойна ли я заполучить искреннее приветствие.

Он всё сокращает расстояние. Тревога прочнее натягивает струну в солнечном сплетение. Напряжение неумолимо растёт. Как внезапно мягкие подушечки пальцев подхватывают мою руку, заставляя коротко вздрогнуть. Я не сразу понимаю, что моей кожи касается изысканный бархат его чувственных губ.

– Алисия, – теперь его приветствие звучит на октаву нежнее, словно что-то резко меняет в моём виде суть дела. Я незаметно испускаю облегчённый вдох, буквально ощущая, как в воздухе рассеивается плотность возможной катастрофы. – Примите мои искреннее извинения за тот ужас, что вам пришлось пережить за последние несколько суток.

А вот и новая причина для беспокойства: интересно, сколько ему известно?

Чувствую кожей как рядом со мной напрягается Гром, я бы взглянула на него, хотя бы для того, чтобы передать глазами, что мы и так ходим по тонкому льду. Но Неймар каким-то образом ощущает враждебность Грома вместе со мной. Он первый переводит на него взгляд – сменившийся с той ноты грозности, что он источал в его отношении ещё пару минут назад. Что-то во всём этом неожиданно вызывает в короле, на удивление, умиление.

– Знаменитый Команд Громской и его преданность Янковским, кто бы сомневался, что вы доставите принцессу в... – Неймар запинается и украдкой скользит по моему телу взглядом, – по крайней мере в сохранности, что не может не вызывать почтения.

Ох, Грому не помешало бы «затупить» остроту метаемых взглядом в Неймара мечей. Но один взор на мои глаза – молящие и призывающие прекратить рыть для нас яму, – и он наконец-то сдаётся. На поклон его кивок похож так же, как заказанный товар из «Китая», но это уже что-то, и хотя бы отсрочивает нашу совместную смертную казнь.

– Честь имею, – цедит Лёша через улыбку, выдавливая её из себя так, словно ему приходится отдавать только что проигранный кубок Гагарина капитану соперников.

И Неймар был бы конченным дураком, если бы не распознал всю сочащуюся в его словах фальшь. Однако неискренность Лёши, слава всё тем же великодушным богам, отчего-то его мало интересует. Он вновь удостаивает своим чарующим сверкающим взглядом только меня. Я чувствую себя некомфортно: в его мягкой наощупь ладони моя рука смотрится точно кусок вязкой грязи. Под ногтями чернота, кожа потрескавшаяся и сухая, требующая колоссального увлажнения, чтобы когда-нибудь, через долгие годы, могла снова сойти за девичью ручку. Про платье вообще молчу, кобальтовые юбы пожилой женщины, кем бы она ни приходилась, выглядят на целый десяток лучше, чем эти лохмотья. Но подумав, что ради них Грому пришлось рисковать, усмиряю последнее возмущение. Не голая и не с запахом испражнений – уже огромная победа, после того, через что пришлось пройти.

Но Господи! У меня же ещё есть лицо и волосы, представление вида которых грозит срывом психики. Потому и прихожу в недоумение, как Неймару не противен столь ужасный образ возможной матери будущего наследника, больше того, он держит мою руку, словно её не стоит отбросить в момент даже случайного касания, чтобы не подцепить чуму. На фоне его вида: отглаженного бордового мундира с вшитыми золотыми нитями узорами, узких идеально белых штанов, что Гром с отвращением именует лосинами, с зачёсанными блондинистыми волосами и острыми чертами лица, меня сложно назвать даже оборванкой. Но молодой король отвращения! не выказывает, его яркие глаза вновь приобретают оттенок сожаления, а улыбка становится извиняющейся.

– Вы, наверное, жутко устали, после такого путешествия, – говорит он, словно точно знает, насколько велика слабость в моём теле. – Но посмею задержать вас ещё на минутку, чтобы объяснить, как мне жаль, что подобное с вами случилось. Это полностью моя вина, ведь никто бы и не подумал, что вам может угрожать опасность на вашей же земле. Эти... – Неймар не сразу находит подходящее слово: – Эти внутренние перевороты, что сейчас процветают в десяти королевствах, не должны были перейти в такой прогрессирующий характер. Мы и не сразу подняли тревогу, подумав, что вам просто хочется побыть подольше с братом перед разлукой, и вы решили отправиться за полночь. И только тогда, когда узнали, что повозка так и не вылетела, поняли, что вас что-то задержало. К сожалению, когда прибыли мои стражники на место, откуда канула повозка, вас уже нигде поблизости не было. А так, как у вас слишком опытный ильшан, не удивительно, что выйти на ваш след им удалось только спустя сутки. Но к тому моменту, ваш ильшан вновь проявил свои навыки, и нам достались только поверженные им чёрные торговцы. Но, поверьте, они не уйдут от наказания; даже если мы ничем не смогли помочь, мы всегда к вашим услугам в качестве палача, готового от вашего имени совершить правосудие.

Я... я... множество мыслей на огромной скорости сталкиваются, тут же разбиваясь, оставляя меня полностью поражённой и не способной сразу принять его слова. Губы размыкаются, когда с них слетает удивлённый вздох. Палач? Казнь?



Ирина Ирсс

Отредактировано: 16.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться