Зачем гаснут звёзды

Зачем гаснут звёзды

Янка бежала, прихрамывая, чудом не путаясь в длинной юбке. К груди прижимала сверток серой упаковочной бумаги, который так и норовил выскользнуть. Она опаздывала, да ещё и телефон дома забыла, растяпа. Если без неё начнут, будет обидно. Так спешила, что подвернула ногу, взбегая по заросшей тропинке на «метео-горку». Пришлось перейти на шаг, переводя дух и глядя по сторонам. Ночь, вокруг ни души, фонари не горят, окна не светятся, и, самое главное — в небе, чистом безоблачном, ни одной звезды. Все, как одна куда-то исчезли. Собственно, поэтому Янка сюда и бежала.

Наверху, в беззвездной темноте, её ждали трое друзей-приятелей-заговорщиков. Встреться они днём, вряд ли узнали бы друг друга. Мало похожего оставалось на свету от них, сейчас здесь стоящих. Но тут, в ночи, на горе, не было у Янки более надежных соратников! И сама она здесь была уже не совсем она, а Хранитель секретиков (помните, в садике в землю закапывали?), искатель кладов и составитель карт. Гордый титул из детства, хранимый где-то глубоко под ребрами, чужим глазам не достать, не увидеть. Теперь-то у неё другие секретики.

— Ох лишенько, Янка, кулёма, ты что с волосами сделала? — всплеснула руками Белка. Как её зовут днём, Янка даже вспомнить не пытается, без толку. Белка у них от начала начал Хранитель игр и традиций, помнит все правила и все поправки к ним. И волосы у неё длинные-длинные, потому что в них-то как раз всё и хранится. Собственно, давным-давно, когда они еще пешком под стол ходили и строили из стульев крепости, Белка первая заметила, что время от времени звёзды пропадают.

Янке потрясает свертком и мотает коротко-стриженой головой. В темноте кажется, что с её волос сыплются искры. Ей длина без надобности, у ней они для другого созданы.

— Ну вот, — возмущается Каланча. — И кого мы теперь для освещения пути чесать будем?

Он стоит ближе к вершине, чем девушки, и кажется, что выше их в два раза, не меньше. В руках у него складная лестница, самая полезная в хозяйстве вещь! Впрочем, Каланча и без неё куда угодно залезет, он Главный по деревьям и домам на деревьях, кислым ранеткам и тополиному пуху. Янка передаёт ему свой сверток под укоризненные взгляды.

— Что, другого материала не нашлось? — вздыхает Капитан.

Янка снова мотает головой, на секунду делая мир вокруг искристее, и поясняет:

— У меня в прошлый раз вся фольга закончилась. И акрил. И бусины. И бубенчики. А в магазинах или нет, или закрыто. Я вечером весь город оббегала. Стали бы вы меня до завтра ждать!..

Они переглядываются. Ждать, конечно можно, но сколько кораблей и странников не найдут пути по звездам. А сколько стихов останутся ненаписанными? Или небесные киты разволнуются и выбросятся на землю. Вот это вообще не дело! Нет, нельзя медлить со звездами.

Капитан снова вздыхает и передаёт Каланче шкатулку с пуговицами, медалями и погонами. Все честно заработаны в игровых баталиях, в бравых битвах, за защиту добра и справедливости. И одна, с маленькой звездочкой — за спасение прекрасной Янки от соседского ротвейлера.

— Вот кто бы говорил про материалы, — вздыхает она.

— Не погоны делают капитана! — улыбается тот.

У Каланчи полные карманы золотых желудей. Те самые, собранные с Большого Дерева, что росло во дворе их бывшего дома. Последние, больше не собрать. Осенью Дерево сломила буря, теперь только в прошлогоднее лето за ними бегать, а это ой как непросто!

Белка долго роется в сумке, а затем достаёт стопку детских рисунков. На каждом звездное небо, яркое и разноцветное.

— Не жалко? — спрашивает Янка, разглядывая подписи на оборотах: детский сад «Солнышко», старшая группа, любимой воспитательнице!

— Для дела не жалко, — отзывается Белка, вручая рисунки Каланче, который теперь похож на разлапистую вешалку.

Пока он закрепляет, раскрывает лестницу и лезет наверх, а Капитан страхует, чтобы та не шаталась, Янка и Белка сидят на расстеленном коврике, пьют мятный чай из термоса, жуют пирожки, приготовленные мамой Каланчи. Как в детстве вкусно, не оторваться!

— И куда они каждый раз деваются? — спрашивает Янка, задрав голову, пытаясь разглядеть — добрался до верху или ещё нет? — Ест их кто-то, что ли?

— Или стало много тех, кто-то, обещает достать звезду с неба, и слово держит, — усмехается Капитан.

— Или кто-то в прошлый раз поленился новый клей покупать, и старый развел пожиже, — ворчит Белка. Но ворчит невзаправду. Она тоже любит, когда выдаются такие ночи. Когда они, четверо, наконец-то собираются вместе для полезного дела. Возможно, единственное время, когда они могут быть собой и быть действительно нужными. И снова всё становится ясно и радостно.

Когда Янка уже устаёт держать голову запрокинутой, в небе появляется первая звезда. А за ней вторая, третья…

— Малая медведица не так стояла, — хмурится Белка. — Чуток левее, я точно помню!



Олли Хольмен

Отредактировано: 01.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться