Зачем смерть давала шанс

Размер шрифта: - +

Глава 5

В коридоре послышался шум шагов нескольких людей. Антон открыл глаза. Повернув голову в сторону двери. Он с интересом стал ждать, что же сейчас произойдет, хотя и так знал, что в комнату первой войдет его жена, Юна. Все случилось так, как он предполагал. Основные правила поведения он ввел сразу же после создания семьи. По мере того, как разрасталась семья, все старались соблюдать раз и навсегда установленный порядок. Но нет правил без исключения. И это, конечно, была Лола, младшая дочь Антона. Шумный, взрывной и непоседливый характер позволял ей совсем забыть все правила, сделать что-нибудь не так, после чего получить от старших взбучку, клятвенно обещать, что больше никогда не повторится, через десять минут забыть о своем обещании и начать все сначала.

Так было и сейчас. Лола попыталась оттеснить мать и первой вбежать в комнату, но один из старших братьев поймал ее за руку и вытащил из комнаты, развернул спиной к дверям, шлепнул ладонью пониже спины и толкнул вглубь коридора. Это помогло, но ненадолго. Через минуту ее сияющая мордашка выглядывала из-за двери в комнату.

Юна торопливо шла по комнате, протянув к нему свои натруженные руки. Антон про себя отметил, как мало она изменилась за все эти долгие годы их совместной жизни, и, усмехнувшись, вдруг подумал, кто бы мог предположить, что больше сорока с лишним лет назад эта красивая, стройная и гордая девушка станет его женой.

Тем временем Юна подошла к мужу, опустилась на колени у его постели, взяла его руку в свои, прижала к своей щеке и тихонько заплакала, опустив голову.

У Антона перехватило дыхание, глаза наполнились слезами. Он вспомнил слова, когда-то сказанные ему дедушкой, что придет время, и он когда-нибудь заплачет от счастья. В этот момент он был абсолютно счастливым человеком.

Свободной рукой погладив жену по волосам, в которых уже настойчиво пробивалась седина, он поднял ее голову, и заглянул ей в глаза. Взгляды их встретились, и они без слов рассказали друг другу все, что накопилось в их сердцах за это время. Они давно стали понимать друг друга без слов.

- Как ты себя чувствуешь? – спросила Юна.

- Все хорошо, дорогая, все хорошо.

- Может, ты что-нибудь хочешь покушать?

- Нет, милая, ничего не хочу, только скажи, пусть принесут холодный гранатовый сок с водой.

Юна окликнула детей, те в свою очередь не стали ждать, когда позовут вторично, а гурьбой тут же ввалились все в комнату, при этом толкая друг друга, с улыбками на лицах. Юна повторила просьбу отца принести сок, но в это время с задних рядов уже передавали большой деревянный кубок наполненный соком, кем-то заботливо прихваченный по пути из столовой.

Лола, схватив кубок, быстро подбежала к отцу. Вдвоем с матерью они приподняли Антона, подложили под голову вторую подушку, и Юна стала поить Антона. Сделав несколько глотков, он опустился на подушки, прикрыв глаза, прислушался к новым ощущениям внутри себя. Полежав несколько секунд, открыл глаза, с улыбкой посмотрел на родных, тихонько стоящих все это время в стороне.

Все заговорили разом, со всех сторон сыпались вопросы. Антон взмахом руки успокоил всех и пообещал, когда ему станет лучше, рассказать, что с ним случилось, после чего закрыл глаза и погрузился в крепкий сон.

Проснулся Антон в полдень. Открыв глаза, он увидел сидящую рядом с кроватью младшую дочь, которая старательно что-то шила. Полюбовавшись ее усердием, которое редко посещало ее, он тихонько окликнул ее.

- Лола, может, ты посмотришь и на меня – с иронией пожурил он дочь.

- Ой, извини, папочка. Я заработалась и не заметила, как ты проснулся.

- Доченька, принеси, мне, пожалуйста, сока. Я хочу пить.

- Я сейчас, - крикнула на ходу Лола, выбегая из комнаты.

Через несколько минут она вернулась, и не одна. С ней пришла его младшая сноха Зуре. Увидев в ее руках маленький бокал, Антон изобразил на лице гримасу и закачал головой из стороны в сторону, давая таким образом понять, что пить лекарство он отказывается.

Зуре была как всегда не по годам разумной, строгой и настойчивой.

- Отец, - строго сказала Зуре, - нужно выпить этот настой, он придаст вам силы и бодрости.

- Хорошо, сдаюсь – с притворным смирением ответил Антон, - отдаю себя в руки эскулапу.

- Папа, а кто такой «эскулап»? – тут же спросила Лола.

- Эскулап, Лолочка, это такой человек, который лечит людей. Вот такие как наша Зуре и ее отец, без которых мы не можем обойтись.

Лола хотела еще что-то спросить, но Зуре ее властно остановила:

- Хватит разговоров, сначала отец выпьет настой, а поговорить можете и позже, на это у вас еще будет время.

- Хорошо, если доктор настаивает, нужно пить, - набравшись мужества, он залпом осушил бокал.

Его рот и гортань обожгла жгуче-горьковатая жидкость. Подождав, пока ослабнет первое вкусовое ощущение, он попросил у дочери что-нибудь попить (затушить этот пожар во рту). Лола подала пиалу, наполненную мясным бульоном с мелко намолотыми орехами и маленькими кусочками мяса. Сделав небольшой глоток горячего бульона, и ощутив сильный голод, Антон выпил бульон полностью. Через какое-то время, действительно почувствовал в себе прилив сил и бодрости.



Николай Садовский

Отредактировано: 30.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: