Зачем смерть давала шанс

Размер шрифта: - +

Глава 35

Антон решил не торопить события, а выждав удобный случай, что-нибудь предпринять, а что такой случай представится, он не сомневался. Для него самым важным сейчас было узнать, где содержат Ларису.

Ближе к полуночи стал нарастать гул толпы. От него не спасали даже толстые стены здания. На арене шла схватка. Антон ждал своего выхода.

Гнус был усердным малым. Он профессионально помог Антону обмотать кисти рук бинтами, помог с выбором одежды и все делал проворно и с готовностью. Вскоре над дверью загорелась красная лампочка, приглашая Антона на ринг.

Гнус шел впереди, показывая дорогу. Они прошли по коридору, мимо нескольких дверей, видимо, таких же комнат, как и у него, пройдя через комнату охраны, вошли в помещение самой арены.

Оказывается, в его комнату можно было попасть двумя путями. Этот путь для него был наиболее интересен тем, что, выходя из комнаты охраны, он оказывался рядом с выходом из самого здания. Все эти сведения Антон откладывал у себя в памяти.

В зале был полумрак. Свисавшие на тросах светильники давали в основном свет на саму арену, и только часть трибун была слегка подсвечена. Зрителей в зале было не очень много, но зато шум они создавали отменный. По трибунам между рядами ходили вышколенные официанты, разнося напитки и сигареты.

Открылась калитка. Антон шагнул внутрь арены. Он был босиком, с обнаженным торсом, но с забинтованными руками и в длинных шортах до колена, которые туго были стянуты широкой кожаной лентой на поясе.

Его противник стоял на противоположной стороне, демонстрируя мускулы разгоряченной спиртным публике.

Антон, сделав несколько шагов, остановился в самом центре арены, и замер на месте, скрестив руки на груди. Публика сначала затихла в непонимании, а потом загудела, пренебрежительно тыча в его сторону пальцами, выкрикивая оскорбления.

Его противник подыграл публике, он показал жест, как будет рвать Антона на куски. Публика ревела от восторга. Вскоре, заглушая рев толпы, послышался голос, усиленный микрофоном.

- Дамы и господа. Сейчас вы увидите захватывающее зрелище. Вы увидите жестокую схватку между горным Барсом и Северным оленем.

Антон подумал, что как-то странно они его назвали «Северный олень», хорошо, что не шакалом.

- Итак, дамы и господа, в наших соревнованиях есть только одно правило, и вы все его знаете. Это, никакого правила. Побеждает тот, кто живой, побежденный должен лежать. Итак, бой начинается.

Прозвучал гонг, говоря о начале схватки.

Подбадриваемый толпой Барс стал принимать различные угрожающие стойки. Изображая кошачью походку, он кружил вокруг Антона. Антон продолжал стоять в центре, не изменяя позы, только мышцы его были напряжены. Он был весь сосредоточен на поединке.

Он отдавал себе отчет в том, что его противник, это не мальчишка с улицы, а хорошо тренированный центнер мышечной массы. И только, когда Барс попытался нанести ему удар пяткой в прыжке с разворотом, он слегка отклонился, и нога, не встретив сопротивления, прошла мимо лица Антона.

Антон продолжал стоять, не меняя положения. Это вывело из равновесия не только Барса, но и всю публику. Барс от такой наглости потерял контроль над собой. Сделав ложный выпад, он попытался нанести боковой хук правой рукой, вложив в удар всю мощь своего тела. Антон присел на ногах и, не дожидаясь пока кулак противника пролетит над его головой, ударил противника прямыми пальцами ладони, свернутыми в трубочку, целясь между кубиками пресса в солнечное сплетение.

Удар был выверен и точен. Антон даже почувствовал, как рвется связка между мышцами.

От сильного удара Барс подлетел немного вверх, а потом рухнул на колени, хватая воздух открытым ртом. Этого было вполне достаточно, но Антон решил наказать выскочку, чтобы он больше не занимался неподобающим ремеслом. Он, как молотобоец кувалду, опустил свой кулак на темечко противника.

Барс еще стоял на коленях, когда Антон повернулся и направился к выходу из арены. Толпа охнула и замерла. В наступившей тишине Антон подошел, встал у калитки в ожидании, когда ее откроют.

Он не стал оглядываться, зная, что его противник самостоятельно уже не встанет. В открывшуюся калитку вбежали помощники, а Гнус увел Антона в его комнату. Помогая снимать бинты, Гнус заметил.

- Однако, ты молодец. Я грешным делом подумал, что ты уснул стоя в центре арены.

От этого слова «однако» Антон внутренне вздрогнул. Еще раз внимательно посмотрел на старика. В этот момент, как кинокадры пролетело все его детство перед глазами. Так вкусно и своеобразно произносить это слово мог только Гришка, бывший их участковый в деревне, по вине которого Антона покусали волки.

- Григорий, это ты?

- Узнал, наконец-то. А я грешным делом думал, что не узнаешь. Лет-то сколько прошло, а, глядишь ты, узнал.

- Да я бы и не узнал. Действительно времени столько прошло. Многое забылось или стерлось из памяти, но вот твое характерное «однако», наверное, не забудется никогда.

- Узнал, ну и ладно. Иди теперь отдыхай, а я чайку тебе организую. Будет время, вспомним детство, а не будет, и так обойдемся. Ты только этим, – он кивнул головой в сторону арены, не говори, что мы знакомы. Это не принесет пользы ни тебе, ни мне.



Николай Садовский

Отредактировано: 30.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: