Зачем смерть давала шанс

Размер шрифта: - +

Глава 40

Антон, сделав несколько шагов, остановился. За его спиной с грохотом закрылась железная дверь. Он глубоко вздохнул, осмотрел пристальным взглядом всех присутствующих, затем поздоровался.

- Доброго здоровья всем присутствующим в Хате.

В ответ послышалось несколько вялых приветствий, вроде и тебе не хворать.

- Не весело встречают здесь гостей. Ну ничего, переживем. А кто в хате смотрящий?

- Ну я, а тебе зачем? – раздался ленивый голос лежащего у окна огромного детины.

- На какую шконку прикажешь кости бросить?

- А сам догадаться не можешь? Ложись вон на самую крайнюю, что у параши стоит. Там тебе будет уютно, и мешать никто не будет.

- Смотрящий, ты случайно ничего не попутал? В хате уйма свободных шконок, а ты меня посылаешь к параше. Ты меня совсем не знаешь. Не хорошо с твоей стороны, не по понятиям это.

- Ты что это, баклан, учить меня, бывалого урку, понятиям станешь. Да я тебя… – стал подниматься громила с угрожающим видом.

- Да какой ты бывалый. Смотрите мужики, у этого бывалого ментовская школа на лбу нарисована. Ты, милок, случайно не ошибся адресом. Тебе не сюда, а в красную надо, там твои кореша сидят. Нормальным уркам в одной хате с красноперым сидеть заподло, – и, видя замешательство детины, добавил еще масла в огонь, – мужики, я вот в толк не возьму, с каких это пор в хате стала руководить откормленная свинка, а не матерый волк? Или это только в вашей хате так заведено?

- Да я тебя… – весь красный от натуги детина бросился на Антона.

Антон ждал этого. Он не зря выводил того из себя, и это у него получилось. Разъяренный как носорог, детина бросился в атаку. Когда надвигающаяся на него огромная туша попыталась нанести удар, сделал шаг влево и, уклоняясь от его удара, сам, что есть силы, правым кулаком ударил противника в солнечное сплетение. Сильный удар в совокупности с движущей массой тела получился довольно мощным. Удар достиг своей цели. От мощного удара детина согнулся по палам.

Антон, отступая в сторону, пинком в зад добавил неуправляемому телу еще инерции. Детина, согнувшись от боли, сделал еще несколько шагов и, ударившись головой о дверь, рухнул на пол.

- У кого есть вопросы ко мне?

Вопрос его повис в воздухе без ответа. Стоявший недалеко от него парень, быстро вскочил на верхнюю кровать и затаился в уголке. Антон пожал плечами.

- Странные вы какие-то. К вам подселили нового человека, а у вас нет ни одного вопроса.

- Да какие тут могут быть вопросы, – повернулся в его сторону один из парней, – и так понятно, что всем хочется власти. Каждый приходит и ведет борьбу.

- Я что-то не пойму тебя, что за борьба здесь происходит?

- Как, что за борьба. Был у нас один смотрящий, пришел на его место другой. Потом пришел ты, побил его. Завтра или через неделю придет другой, который побьет тебя. И так до бесконечности.

- А ты, я смотрю, философ. Но в твоих рассуждениях есть одна ошибка. Я не собираюсь быть смотрящим.

- Это почему же?

- Первое, я не люблю занимать чужое место. Второе, мне не нравится, когда занимают место самозванцы.

- Как это самозванцы?

- Очень просто. Вот эта груда мяса - элементарная наседка. Вам надеюсь не надо объяснять, что такое наседка. Он вам навешал лапши на уши, а вы и повелись. К тому же и силушку применил немалую, вон у некоторых до сих пор его памятки на лицах не прошли.

- А я тебя вспомнил, – подошел к нему коренастый мужчина, лет сорока. – Это ведь ты был в ИТК-18, когда мы там бузу замутили.

- В 18-м был, это точно, но вот тебя почему-то не помню.

- Это и не мудрено. Ты ведь не мог тогда всех нас запомнить. Тебе от всех зеков большая благодарность. Только благодаря тебе мы тогда остались живы. Ты тогда правильно сказал, что нас всех пустят в расход, а оказалось, что пострадал только ты один. Ты когда заслонил Черепа, мы грешным делом подумали, что все, амба, тебя застрелили насмерть. Не знаю почему, но Череп был уверен, что ты остался жив. Он тогда говорил, что на таких как ты, Россия держится.

- Ничего, пусть мои враги не радуются. Я еще жив пока. Но теперь, я не на той стороне, а на этой, и заслонить теперь никого не смогу, – посмотрев в сторону лежащего амбала, тихо добавил, – разве вот так, кулаками от таких ублюдков, как он и ему подобных.

- Для меня, к примеру, не важно на какой стороне ты, главное, чтобы человек был правильный, для меня этого достаточно. За то, что ты сейчас держал мазу за нас, тебе нижайший поклон от всех.

- Давай не будем об этом. Главное, что наша первая встреча состоялась. Мы не враги друг другу, а это самое главное, – повернувшись к молоденькому парнишке, сказал, – посмотри, жива эта свинина или уже ласты склеил.

- Живой, – весело сказал парнишка, – только в отрубе.

- Хорошо. Ты стукни в дверь, пусть вертухай ему доктора позовет. Он своей головой дверь помял, не дай бог еще помрет.



Николай Садовский

Отредактировано: 30.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: