Зачем смерть давала шанс

Размер шрифта: - +

Глава 53

Однажды, обходя территорию, он обратил внимание на свалку металлолома, которая находилась метрах в ста на задворках здания. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что эта свалка находится здесь целые десятилетия. Здесь валялись прогнившие рыбацкие лодки, списанное оборудование с рыбозавода, списанный автотранспорт устаревших марок. Много было бочек и различных поплавков для морских сетей.

Особенно его привлекла разбитая машина «Нива». Видно было, что после крупной аварии, ее притащили и бросили, не разбирая. Основной причиной было то, что ее кузов не подлежал восстановлению. Двигатель был разломан пополам. Но вот, что обрадовало Антона, так это то, что не смотря на снятые колеса, мосты и коробка с раздаткой остались неповрежденными. Ему сразу вспомнились слова Ивана:

– Бежать можно, но только на транспорте.

Сразу мелькнула идея сделать самоходку. Мысли завертелись в его голове. Шасси уже есть, раму можно изготовить из алюминиевых швеллеров, валяющихся по всей свалке, а обшивку можно изготовить из листов емкостей, благо сварка у него уже есть. Остается дело за малым, нужен двигатель и широкие колеса, чтобы самоходка не проваливалась в глубокий снег. Если сделать самоходку, то можно спокойно пересечь полуостров, а затем залив, благо он зимой замерзает, и углубится в материк. Отъехать на такое расстояние, где его не станут искать. А там можно пешком через Коми ССР, а если будут продукты в избытке, то и Урал перемахнуть. Там точно его искать не станут.

Одно его смущало. Чтобы собрать самоходку, необходимо помещение. Где можно работать без посторонних глаз, а такого у него не было. Он несколько дней ломал голову над этой дилеммой, но результат остался нулевым. Единственно, к чему он пришел, так это то, что нужно как можно быстрее снять с машины все детали, которые ему смогут пригодиться.

Он все же опасался, что пока он думает, кто-нибудь из гражданского населения снимет нужные для него детали. Он так и поступил.

В течение нескольких дней полностью разобрал машину, и все, что по его мнению годилось в дело или могло пригодиться, спрятал в верстаках своей мастерской. То, что не поместилось или могло привлечь внимание, спрятал далеко под емкости с топливом. Там было много мазута, от проливающегося топлива при закачке, поэтому туда никто не заглядывал. Единственное уцелевшее стекло от задней двери Антон положил просто на полку.

Продолжая ломать голову над тем, где можно собрать самоходку, он между делом присматривался, где что лежит, и как оно может ему пригодиться.

Так, бывая в гараже, он обратил внимание, что в дальнем углу, где стояла техника, которой очень редко пользовались, лежала огромная стопка колесных камер для больших грузовиков.

Однажды завхоз попросил его передвинуть бочки со смазкой в его складе. Это был не просто склад, а легкая пристройка к основному зданию. Она была довольно больших размеров и с большими воротами.

Работая в этом складе, он обратил внимание, что там большое количество металла. В основном, это были разного размера швеллера и листовой металл. Весь металл был из алюминия. Еще привлекли его внимание странные алюминиевые канистры. У них был довольно странный вид. Казалось, что взяли крупный шар, сплющили его с обеих сторон, а затем на образовавшийся конус с внешней стороны приварили заливную горловину и две скобы по сторонам, чтобы два человека могли ее нести.

У Антона сразу мелькнула мысль, что если взять такую канистру, распилить ее по конусу и срезать все лишне, то получится две сферические чашки. Эти чашки можно сварить между собой, противоположными сторонами. Просверлить отверстия в центре под шпильки ступицы, то получится широкий диск для колеса. Остается только подобрать под него саму шину, или изготовить в ручную, благо автомобильные камеры имеются в гараже, да еще в избытке.

Антон решил оставить все это на будущее. Все, что он сейчас увидел, ему должно понадобиться, но как заполучить все это он решил подумать, а пока оставить до лучших времен. Он понимал, что нужно терпение, вот только была незадача, времени у него было мало. Через два года Иван может выйти на свободу, и кто знает, как оно обернется. Лишившись поддержки внутри зоны, он может надолго здесь остаться. А долго он ждать не может, в любой момент его могут постараться убрать.

Забегая вперед, можно сказать, что его переживания по этому поводу были напрасными. Оказывается, он уже давно числился для некоторых в списках мертвых.

Дело было так. Когда пришел приказ Завертневу на его устранение, Антон уже работал на электростанции. Завертнев был неглупым руководителем. Из доклада своего зама по снабжению знал, что без Антона ему будет не очень хорошо, уж слишком тот был хорошим специалистом. Его как руководителя больше устраивал живой Антон, чем мертвый.

Понимая, что в стране идут большие перемены, он подменил в деле беглого маньяка его фотографию на фотографию Антона. Подменил отпечатки пальцев и вписал кличку «Седой». Будучи не очень расторопным в работе, он вовремя не сдал дело беглеца в архив, поэтому, когда поступил приказ от кураторов из Москвы, он вспомнил про беглеца, благо тот был похоронен в тихую за территорией зоны, прямо в том месте, где его загрызли собаки.

Теперь ни одна проверка не смогла бы заметить подмены, если не пообщается с самим заключенным лично.

Проверки он не боялся. Официально Антон в его лагере не числился. Провернув такую аферу, он доложил своим куратором, что нужный им человек убит при попытке к бегству. Так же он не опасался и кураторов. Он прекрасно понимал, что никто к нему по этому вопросу не приедет. К тому же ему обещали, что в скором времени страна полностью изменится, его вина будет забыта, и он окажется вновь на большой земле.



Николай Садовский

Отредактировано: 30.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: