Зачем ты пришел?

Размер шрифта: - +

Зачем ты пришел?

Он 

 

Это мой последний подарок —
Рука, занесенная для удара.
Не угадаешь: сталь или шелк?
Зачем ты пришел?
Зачем ты!..

Е. Гопенко «Не вынуждай меня»



      Какой чудесный вечер! Определенно, я не зря заглянул в один из венских дворцов! Теплая летняя погода, сумерки на берегу Дуная, легкий ветерок… И этот бал! Как я истосковался по светским приемам за время своего изгнания. Я испытывал наслаждение от великолепия сегодняшнего бала, кружился в вальсе с прелестной особой, чудно пахнущей молодостью, невинностью и похотью нежной кожи. Но всё это вдруг, совершенно неожиданно померкло…
      Я почувствовал до боли знакомый аромат, аромат, который пару лет назад просто сводил меня с ума, толкал на безумства, аромат ЕЁ. Да, вот она! Танцует в роскошном черном платье с каким-то плюгавеньким партнером. Она великолепно кружится в танце, а он лишь плетётся рядом. Она воплощение огня, а он…, а он не живее трухлявого пня. О, чертовка, как же прекрасна! И что он делает рядом с ней?
      Я с нетерпением раскланиваюсь со своей партнершей — я уже жду следующего танца, я весь в предвкушении.
      Я слежу за ней. О, да, она совсем не изменилась! Всё так же красива, всё так же дьявольски соблазнительна и грациозна, такой же изящный танец! И этот чёрный шарф из нежнейшей парчи на шее… мой подарок. Значит, помнит обо мне!
      Наверное, и сложно было ей меня забыть, ведь шарф не простое украшение на шее… Как же она сводит своим видом с ума, словно и не расставались мы… я всё такой же безумец рядом с ней, а она всё также грациозна и опасна как дикая кошка… как наша страсть… Голова кругом идёт от воспоминаний и эмоций из прошлого…
      Наконец, вальс оборвался. Танцующие начали расходиться, желая взять небольшой перерыв. Её спутник куда-то испарился, ну, чёрт с ним! Я осторожно приближаюсь к ней и не могу удержаться от глупой выходки — правая рука вверх, щелчок пальцами, оркестр начинает играть… танго. О, как эти аристократы скривили свои холёные рожи! Что, не нравится простая музыка? Ничего, потерпите!
      А она уже знает, что я здесь, что я рядом. Не видит, но знает, озирается, стараясь меня найти, но куда там… А я уже слышу, как бьется её сердце. Она помнит эту музыку, нашу музыку… жгучую и пьянящую.
      И вот я перед её глазами. Какой огонь в них, какая страсть! Да, это она, она прежняя, дикая и необузданная! Моя чертовка! И мы уже в огне танго… Пламя жжёт нас обоих, и мы раскидываем его вокруг по дорогущему паркету. Её аромат, такой близкий и манящий, бархат её кожи… Я пропал!

      — Зачем ты пришёл?
      — Я скучал по тебе, по твоей страсти!
      — А я, представь себе, нет!
      — Не верю! Я тебя хорошо знаю!
      Я перехватываю её руку. Зрители ничего не заметили, но я знаю — она занесла её для удара, — горячая женщина!
      — Я тебя ненавижу!
      — И также безумно любишь, — это не скроешь от меня.
      — Ты бросил меня в том ужасном месте!
      — Я спасал тебя!
      — Врёшь!
      А танец становится всё жарче, подпитываемый огнём наших чувств.
      — Брось дуться.
      — Дуться?.. А с чего мне дуться, дай подумаю. А! Наверное, потому что ты меня променял на ту кривоногую шлюху!
      — Дурочка, если бы…
      — Так нашел бы себе умную, раз я дурочка!
      И вновь я перехватываю её руку, занесённую для удара. А чёртовы аристократы забыли уже, как кривили свои рожи, и смотрят только на нас, но нам плевать, нам не до них, — нас несет вихрь.
      — Я должен был покинуть тебя.
      — Вот и покинул бы навсегда!
      — Признаю… Да хватит меня бить! — В этот раз я пропустил оплеуху.
      — Заслужил!
      — А я был прав, ты всё ещё любишь меня.
      — Ещё чего!!!

      Когда закончился танец, мы с ней проскользнули мимо толпы на балкон, прихватив шампанское.
      Её шарф сполз на плечи, обнажив четыре маленьких шрама… Я не смог устоять от искушения и припал к ним губами… и не сдержал слабый стон наслаждения.
      — Перестань! Я — не твоя!
      — Прости, милая, но ты ошибаешься…
      — Есть курить?
      Я достал портсигар, прикурил две и протянул ей одну.
      — Зачем ты пришёл? — снова задала она старый вопрос, выпуская белый дым в звездное небо.
      — Я скучал…
      — Да ты не представляешь, сколько я всего передумала!!! Сколько я всего натерпелась!!! А теперь ты являешься и хочешь, чтобы всё было по-прежнему?! Почему ты всегда считаешь себя правым в любой ситуации? Может, пора уже спуститься на землю. Тебе лучше уйти.
      — Не гони меня, ты ведь всё ещё любишь… Ты же знаешь… — я, усмехаясь, смотрел, как она вынимает орудие из моей груди, — что кинжал не убьёт меня!
      — Он серебряный, дорогой.
      Тут я уже и сам это понял, по тому, как подкашивались ноги, как затуманивались глаза, как набатом било в голове…
      — Да, я врала, что не скучала! Я семьсот восемьдесят шесть дней и семьсот восемьдесят семь ночей ждала тебя! Но ты не пришёл, не написал, не позвонил! Да, я мечтала прожить жизнь с тобой и растить детей! Но, прости, сына я воспитаю одна. Прощай, милый, — и она с печальной улыбкой выплеснула содержимое бокала на моё распластанное у её ног тело.
      Резко обернувшись и гордо вздернув свою прелестную головку, она вернулась в зал, оставив меня одного.



Сергей Печеркин

Отредактировано: 23.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться