Зачётная парочка

Размер шрифта: - +

Глава XXIII. Conviction

Третья учебная неделя. Соль

 

Тосия Брилль

Пора, наконец, признать, что наш маниакальный разбор бумаг ни к чему не приводит. Тейнс уже готов лезть на стенку, и его тоскливые взгляды на новую партию гроссбухов и свитков со счетами вызывают у меня глубокое чувство солидарности. Эту работу мы, конечно, продолжим, но результатов, также как и горизонта, пока не видать. Небольшой глоток воздуха в выходные только приблизил меня к осознанию того, что нам нужны другие направления поисков, а также хоть какие-то источники информации.

Пока я раздумывала, как лучше распорядиться имеющимися у меня ресурсами, и любовалась чахнущим над свитками Тейнсом, у нас нарисовались гости. Сначала забеспокоился Каспер, пару раз хлопнул крыльями и каркнул. Следом донёсся обеспокоенный голос Торстена, но разобрать слов было нельзя. Беллентайн отвлёкся от чтения очередного договора и покосился на дверь.

Наконец она распахнулась, и в кабинет ввалилась целая делегация – Брайхель, Бранедд, Фьеноло и Мордрей. Только Хьярнана не хватает. Вслед за ними просочился и Торстен, прикрыв за собою дверь. Поднимаюсь встречать дорогих гостей, в след за мною Тейнс, хотя всех усадить всё равно не получится. Можно было бы освободить от бумаг диван, и на коленки Брайхелю водрузить Мордрей, деканшу исторического. Я еле сдержалась от ехидного смешка, с нервами у меня что-то в последнее время неладно.

- Господа, чем обязана вашему визиту?

А ведь что-то случилось серьёзное. Сердце моментально ускорилось, всё вокруг будто покрылось мутной пеленой, воздух стал густой, как желе. Брайхель медленно приближается к столу, достаёт из-под полы мантии свиток, перетянутый официальным шнурком, протягивает мне. Так же медленно протягиваю руку ему на встречу, и на мгновение кажется, что могу обжечься.

- Мы, как уполномоченные главы четырёх факультетов академии, выражаем свой протест в связи со слухами, порочащими моральный облик преподавателей и требуем провести внутренне расследование.

Спутники Брайхеля согласно закивали, весь их облик выражал негодование и обеспокоенность. Значит, все живы. Выдыхаю. Понемногу меня начинает затапливать злость - петицию, значит, принесли. Протест выражают. Разрезаю шнурок, разворачиваю свиток. «Мы, нижеподписавшиеся… требуем … главы целительского факультета, магистра Тобиаса Хьярнана… Подозрения в растлении несовершеннолетних, организации притона на территории лечебницы…»

Чем дальше я читала, тем больше раскрывались от удивления мои глаза. Я представила Тобиаса в пышной юбке с разрезом и рюшами, русые кудри венчает  кокетливая шляпка, в руке плётка и шарф из перьев, а вокруг него кружится и танцует сонм помощниц и помощников в коротких белых халатиках. Да уж, такие целители, если кого и оставят не долеченным, тот сам от них сбежит. Но Брайхель-то, Брайхель как во всю эту чушь поверил?

В конце свитка, после всех обвинений в адрес Тобиаса, был также абзац о сомнении всех нижеподписавшихся в моей компетенции в деле воспитания современной молодёжи. Я, признаюсь чистосердечно, до этого самого момента тоже в некотором роде относила себя к современному поколению. Видимо, в этом как раз и заключалась проблема.  

- Я сегодня же побеседую с магистром Хьярнаном. Что касается внутреннего расследования, отложим этот вопрос до завтрашнего педсовета. Я вам безмерно благодарна за вашу бдительность и неравнодушие к этой ситуации.

Брайхель чуть-чуть отошёл назад от моего яростного взгляда, немного потоптался, и, видя, что я не собираюсь перед ним оправдываться, ретировался вместе со всей своей свитой. Диван не пригодился. Создатели, ну за что мне всё это? Чем я вас прогневала?

 

Тобиас Хьярнан

Светляк от Тосии застал меня в крайне неудобном положении. Из соседнего городка привезли пациента со сломанной рукой, и я как раз выправлял кости, когда яркое пятнышко света попало мне в глаз. Торопиться в целительском деле грозило непоправимыми последствиями, поэтому буду жертвовать ужином, а не пациентом.

Дело наверняка срочное, но в паре печенек госпожа ректор ведь не сможет мне отказать?

Кабинет Тосии был завален бумагами и представлял из себя гнетущее зрелище. Посреди это хаоса она выглядела устало и опустошённо.

- Тобиас, простите, что так поздно, но я хочу, чтобы вы взглянули вот на это. Мне его полчаса назад торжественно вручили главы других факультетов.

Тосия протянула мне свиток, я присел в единственное свободное от макулатуры кресло и углубился в чтение. Моя визави с каким-то жадным интересом следила за моим взглядом. Содержание писульки не желало никак укладываться в моей голове, и я даже протёр глаза, на случай, если с ними что-то не так. Но смысл текста от этого никак не поменялся.

- Я даже не знаю, что на это сказать. Тосия, я не сплю со своими студентками.

- Тобиас, я вас не хочу ни в чём обвинить. Это всё действительно выглядит смешно, но кому-то же пришло в голову это написать? – Голос её звучал немного раздражённо, и как-то слишком уж серьёзно, как будто она допускала, что вся эта грязь действительно существует, и ей совершенно не хотелось к ней прикасаться. То бишь ко мне.

- Но в этой бумаге нет никакой конкретики. Я даже толком не пойму, что именно не устраивает наших доблестных деканов. То ли факт моего морального разложения, то ли то, что их не позвали присоединиться. – Моя попытка отшутиться не сработала, но я, право не знал, что мне ещё делать.

- Неужели вам совсем нечего сказать, Тобиас? Как вы можете быть таким спокойным?

- Тосия, я, честно говоря, не понимаю, чем я заслужил ваше недоверие. Вы и сами знаете, что на ночь в лечебнице остаются только дежурные, а я прекрасно обхожусь своей постелью в преподавательском корпусе. Если потребуются доказательства, всё это можно проверить, особенно сейчас, в условиях повышенной безопасности. У меня нет никаких порочных связей со студентами, и я уверен, что мои подчинённые тоже не занимаются на работе устройством своей личной жизни.



Анастасия Ингерман

Отредактировано: 04.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться