Зачётная парочка

Размер шрифта: - +

Глава XXVI. Refugee

Третья учебная неделя. Адун

 

Беллентайн Тейнс

Если бы ещё в обед не дошли до меня слухи, что магистр Донис попала в лечебницу, то я сильно удивился бы тому, что на спецкурс госпожа Брилль пришла сама не своя. Она сильно торопилась, мысли её были явно не с нами, и мне пришло в голову, что, возможно, на Донис напал не сердечный приступ, как в прошлом году, а неизвестный преступник. Проверить это можно было только одним способом – увязаться после пары за госпожой ректором. Но этого сделать не удалось, потому что Брилль закончила лекцию минут за пятнадцать до конца пары, и моментально сбежала, я даже тетрадь убрать в сумку не успел.

Ладно, пойдём другим путём. Я выждал минут пять, пока все слушатели спецкурса не разбрелись по своим делам, благо, Карса была до того вялой и послушной, что даже не попыталась мне возразить, и только тогда начал действовать. Точнее, попытался начать. Когда я вскочил и уже готов был тащить подругу за руку в лечебницу, она внезапно заупрямилась.

- Я не хочу туда идти.

- Ну замечательно! У меня, что ли, сейчас по расписанию индивидуальные занятия?

- У тебя тоже. Отработки, если ты не забыл.

В голосе Карсы звучало ехидство, полное непонятого мной трагизма.

- Вот я на них и иду, вместе с тобой. Давай, вставай уже!

- Не пойду.

- Эй, ну ты чего? – я обошёл парту и стал прямо перед Карсой. - Что-то случилось, о чём я не знаю?

- Хьярнан наверняка рассказал Крисдейну, что это я во всём виновата.

Мой мозг отказывал в попытке воспроизвести ход мыслей этой упёртой молодой девушки. Я уже молчу о том, что я не сразу понял, в чём же она и перед кем виновата.

- Ну а Крисдейн-то здесь вообще причём?

- Хьярнана я тоже теперь боюсь. Он думает, что я бестолковая и ветреная и ещё Создатели знают, что.

- Ему сейчас должно быть не до этого. Если на Донис действительно напали, он сейчас занят её лечением, а не мыслями о тебе, как бы твоему высочеству этого не хотелось. Идём, мы должны узнать, что произошло, любой ценой. И если ты так и не появишься на занятии, это будет очень подозрительно выглядеть. Независимо от того, что ты там себе напридумывала.

После моей вдохновенной тирады Карса, наконец, неохотно поднялась, и мы со скоростью гружёной повозки двинулись в сторону лечебницы, дав госпоже ректору фору в четверть часа. Я твёрдо намерен выяснить, что произошло, и никакие отговорки мне сейчас не помешают.

 

Орланда Саммерн

- Ты никуда не поедешь.

Бернхард был возмутительно спокоен, и мне мучительно хотелось кинуть в него фэньскую вазу. Останавливало меня только то, что теперь это и моя ваза тоже.

- Конечно, поеду! Меня ждут люди, которые на меня рассчитывают. Ты же сам всё спланировал, включая моё назначение в академию, а теперь вот так просто говоришь, что отстраняешь меня от этого дела?

- Я найду, кем тебя заменить. Пока Тобиас прекрасно и сам справляется. Никаких результатов всё равно нет.

- Он не справляется! Ты же видел, он написал, что пока не может снять чары с пострадавшей!

- И ты думаешь, что сама сможешь их снять?

- Нет, но я обязательно придумаю, как всё обернуть в нашу пользу!

- Ты можешь это сделать отсюда. Никто тебе не мешает применять свои аналитические способности здесь.

- Берн! Я не кабинетный хомяк! И ты прекрасно это знаешь!

- Возможно, ты забыла, что ждёшь нашего ребёнка. И я не отпущу тебя в это змеиное гнездо.

- Тоби и Крис смогут за мной присмотреть! Ты что, им не доверяешь?

- Они знают, что ты беременна?

- Тоби меня осматривал.

- То есть сама ты Альвину не доверяешь, а я, по-твоему, должен?

- Я ему доверяю! Просто хотела об этом сказать тебе первому!

- Я знаю. Ты молодец, что приехала. Здесь ты будешь в безопасности.

- Безопасность, безопасность. Там – студенты! И преподаватели! Многие из них учили ещё меня, а может, и тебя! Я не могу это так оставить!

- Там трое взрослых компетентных мужчин. И племянница Августа. Они, насколько я знаю, не собираются в ближайшее время обзаводиться потомством.

- Ну конечно, наш ребёнок для тебя всего лишь «потомство»! Слышать ничего больше от тебя не хочу!

Я всё-таки не сдержалась и засветила фарфоровой вазой об пол гостиной, в которой и происходил наш бессмысленный спор, вылетела дверь и заперлась у себя в спальне. Бернхард – упёртый баран. Мне нужно немедленно выбираться отсюда. Часть вещей я предусмотрительно оставила в академии, поэтому сборы не заняли много времени. Форму и сменное бельё я кинула в дорожную сумку, сама переоделась в серый и неброский рабочий костюм, не стесняющий движения, и укуталась в чары незаметности, сбивающие со следа. Выбраться из окна второго этажа было нетрудно – как только мы переехали после свадьбы в родовое гнездо Бернхарда, я облазила здесь все углы, оставив себе возможности для отступления, в том числе срочного.

В конюшню я забралась через слегка приоткрытое слуховое окно, прокралась по перегородкам к нужному стойлу, и спустилась к Репризе. Она мне обрадовалась, тихо всхрапнула и ткнулась носом в плечо. К сожалению, нам надо было торопиться. Я сгребла упряжь, закинула её вместе с сумкой на спину лошади, и, придерживая рукой, потихоньку вывела Репризу на улицу. Выход через главные ворота нам был заказан, поэтому мы двинулись в обратном направлении, вглубь парка, плавно переходящего в лес. На достаточном удалении от жилых зданий я, наконец, смогла спокойно зануздать и оседлать мою помощницу, окружив нас обоих целым ворохом чар: укрепляющих, чтобы распределить нагрузку, стабилизирующих, чтобы меня не так трясло, маскирующих, глушащих, путеводных – часть из них я накладывала, уже будучи верхом.



Анастасия Ингерман

Отредактировано: 04.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться