Зачётная парочка

Размер шрифта: - +

Глава XXXIII. Thirties

Третья учебная неделя, рохаб

 

Тосия Брилль

В палату к магистру Донис я пришла с печеньем и заваренным у Тобиаса чаем. Радость о её выздоровления и от появившейся возможности всё-таки исполнить своё обещание и попить с ней чай притуплялась чувством стыда за то, что я не смогла защитить свою учительницу от поселившихся здесь вредителей. И даже сказать ей об этом попросить прощения нельзя. Пришлось выдать искусственно-сочувственную речь о том, что я безумно беспокоюсь о её здоровье, и хочу, чтобы она себя берегла. Особенно на занятиях, а то сейчас такие студенты пошли, не то, что мы в своё время!

Со стороны, я, должно быть, выглядела жалко, хорошо, что моего выступления никто не слышал. После обеда к Донис заходили родные, но Тобиас не дал им и получаса, сказав, что шум пациентке вреден. Когда они, наконец, ушли, в палату проскользнула я со своим печеньем. Рядом с её кроватью стояли пакеты с фруктами, цветы, какие-то вещи, как будто бы она жила не в преподавательском корпусе, от которого до лечебницы рукой подать, а вообще в другом городе. Магистр, в свою очередь, выглядела гораздо лучше и после визита родных улыбалась, решив и меня приласкать своей добротой.

- Ты не переживай так, Тосенька. Со мной всё будет в порядке, чай не первый раз.

Вот и Тобиас рядом, никогда не откажет в помощи. Ты бы пригляделась к нему, какой ведь заботливый мужчина, с таким и заболеть не страшно.

Такого поворота,  я, признаться, не ожидала. Наоборот, хотела навести её на то, как же она так не почувствовала, что ей плохо. А главное, как теперь обратно-то свернуть с внезапного сватовства на тот самый день, когда она свалилась на занятиях?

- Я, признаться, не уверена, что хочу сейчас как-то устраивать свою личную жизнь.

- Почему же?

- Я только-только начинаю привыкать к новому месту, обязанностям, людям… Всё ещё нервничаю, когда веду спецкурс или общаюсь с другими преподавателями. Не могу пока воспринимать мужчин как возможный объект привязанности.

- Зря ты так. Наоборот бы отвлеклась от забот хоть немного. Да и если мужчина стоящий, на него можно в чём-то и положиться.

- А где вы со своим мужем познакомились? – я сделала ещё одну попытку свернуть со скользкой темы моей личной жизни обратно к Донис.

- Мы с Роаном встретились на практике в Альдейне. Он работал при магистрате, и я сразу же в него влюбилась, как увидела. Там же мы и поженились. Так что счастье надо ловить за хвост, а не ждать, когда оно спустится прямо в руки.

Я попыталась вспомнить, видела ли я среди папок моих сотрудников личное дело Роана Дониса и не смогла. Спрашивать же, кем он здесь работает, и работает ли, было, опять же, неловко. Да и был ли её муж среди навещавших магистра не более часа назад?

- Постараюсь не упустить своего, когда встречу. Но право же, это не стоит вашей заботы. Мне бы хотелось, чтобы вы внимательнее подходили к своему здоровью. Всё же не все наши аудитории пока в должной мере отвечают чарбезопасности - в корпусе практиков уже обследовали учебные аудитории и на следующем педсовете я хочу вынести вопрос об эргономике и дополнительной защите. Всё-таки физические чары требуют особого подхода.

- Да что ты, Тося! Я же вводные лекции читала первокурсникам, а не практикум вела! А лабораторию у меня попросил на время коллега, какой-то у него сложный эксперимент с дипломниками… Не хватало тебе ещё и на это время своё тратить! Лучше приходи ко мне в гости на следующей неделе. Покажу свои наработки для статьи. Ты же, небось, совсем науку забросила после диссертации?

Это был удар ниже пояса. За этот месяц я не сделала ни-че-го. Ноль. Ни новейших публикаций не читала, ни опытов не проводила (даже о времени в тех же лабораториях не договорилась), и конечно же, ни строчки не написала. В общем, когда я вышла от магистра Донис, настроение у меня было ещё ниже, чем по дороге к ней.

Я не хочу думать о своей личной жизни, которой нет, и любое о ней напоминание меня царапает. Не испытываю ни малейшего желания снова влюбляться: будет то же самое: бесполезные мысли, воображаемые чувства, и объект привязанности, которого и вспоминать о тебе не тянет. Родители были для меня примером во всём – и в личной жизни тоже. Но, наверное, я опоздала у них поучиться. Вовсе не выросла я принцессой, и вряд ли уже буду вызывать повышенный интерес.

Вот если взять Хьярнана. Во-первых, он на меня и не смотрит, как на женщину. Во вторых, если бы ему был интересен брак, он бы давным-давно уже женился. А он смотрит на меня исключительно как на коллегу, и правильно делает. Не хватало ещё мешать работу с личными интересами. Это непрофессионально.

Орланда периодически делает какие-то намёки, будто тоже хочет пристроить в хорошие руки. Почему-то для мужчин совершенно нормально в этом возрасте быть свободными, а женщины – заложницы пережитков патриархального прошлого. Даже самые прогрессивные. Вот Орланда. Кажется – воплощение древней воительницы с мечом, любого мужчину в угол задвинет и не заметит, а сама второй раз уже замужем. И не то чтобы за абы кем. Почему так? А ещё большая для меня загадка, почему всем замужним женщинам хочется обратить свободных людей в свою веру. Вырасту, пойму?

 

Тобиас Хьярнан

Выздоровление магистра Донис ничего не прояснило, и на деле только добавило хлопот. Да, звучит не очень-то милосердно. Как будто бы не я приложил больше всех сил к тому, чтобы она очнулась целой и невредимой. Как будто бы не я отдал ей на протяжении этих двух дней все свои душевные силы.

Но это правда – наша пострадавшая, с которой все носились как курица с яйцом, ничего не помнила и искренне считала, что её подвёл (не в первый раз) её собственный организм. Мне она, похоже, доверяла целиком и полностью. По крайней мере, она не переставала говорить всё время, что я провёл у неё, и это уже после визита её многочисленных детей и разговора с Тосией, который, насколько я понял, тоже свёлся к бессмысленному (для нашего дела) трёпу.



Анастасия Ингерман

Отредактировано: 04.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться