Зачётная парочка

Размер шрифта: - +

Глава XXXIV. A cup of tea

Третья учебная неделя, демин

 

Беллентайн Тейнс

С Торстеном я столкнулся в дверях ректорской приёмной, и по его виду, как и всегда, нельзя было прочесть ни радости по поводу закончившейся учебной недели (хотя для него она, скорее, рабочая), ни вообще каких-бы то ни было эмоций. Примем это как данность. В конце концов, я не видел ещё ни одного человека, который бы не радовался выходным, хотя бы факту отсутствия занятий и возможности выехать за пределы академии. Далеко не все студенты ей пользовались, потому как в окрестных сёлах и деревнях делать было нечего, а поездка на выходные в столицу стоила достаточно ощутимо для любого бюджета, но всё равно я был уверен, что Торстен – тоже человек, и поэтому обратился к нему также, как к любому парню из нашей группы:

– О, здоро́во! Уже уходишь?

– Да, отпустили пораньше. Может, и тебе повезёт. Кажется, у неё хорошее настроение.

– Одна?

– Ага.

– Спасибо за наводку, так и сделаем. Хороших выходных!

– Пока.

Самое обидное, что не будь здесь замешано расследование, я так бы и сделал – придумал бы благовидный предлог, чтобы свалить пораньше. Возможно, это последний тёплый вечер, когда можно с комфортом расположиться в укромном месте парка и наслаждаться свободой и домашним вином, которое с некоторыми ухищрениями покупалось в тавернах в окрестностях и проносилось в академию. Ладно. К ребятам ещё есть шансы успеть заглянуть, пока они не разойдутся.

Официального освобождения от отработок по случаю сданной сессии я всё ещё не получил, и хоть и намерен это сделать сегодня, но отпрашиваться будет всё равно слишком опасно: любой предлог  вечером в демин будет выглядеть максимально подозрительно и грозит разоблачением посиделок. Причём если Брилль ещё может и не обратить внимание, то госпожа следователь, которая в ректорском кабинете просто поселилась, уж точно сразу всё поймёт.

Карса кстати, вполне может и успеть на посиделки, если не застрянет в лечебнице. Умчалась туда, еле успев попрощаться после обеда. Если бы я не знал, что она надеется увидеть своего обожаемого Крисдейна – подумал бы, что Хьярнан её охмуряет. Мотивы декана целительского факультета при этом всём мне до сих пор не ясны. Карсу не так уж сложно охмурить – достаточно подсунуть какую-нибудь интересную задачку. А приманка в виде встреч с предметом восхищения – и вовсе лакомый кусочек. Надеюсь, у неё хватит здравого смысла остановиться вовремя.

Брилль действительно оказалась в кабинете одна, без вездесущей подруги, и я решил взять быка за рога прямо с порога:

– Я сдал равильский магистру Калему. Он поставил отлично.

– Ну вот, можете же, когда захотите. И как, почувствовали себя отличником?

Спокойный лёгкий тон госпожи ректора на меня подействовал как ведро холодной воды за шиворот. Не такой реакции я от неё ждал. Я думал, она расстроится, что не выполнила своего обещания принять его у меня сама. Или рассердится, что я всё переиграл без её ведома. А это что – вежливое равнодушие? Мнимая забота о моей успеваемости? Зачем тогда вообще было ставить это дурацкое условие? Не понимаю я, что творится в голове у этих женщин. Почему с ними всегда так сложно? Надо было уговорить маму в своё время на сестрёнку. Может это бы помогло. Или нет.

– Не ощущаю особой разницы, если честно. А вы всегда получали только отлично, когда учились?

– Нет, не всегда. Если отлично не ставили, приходилось пересдавать.

– И как, сильно вам в жизни помогли эти оценки?

– Сильно. Помогли не оценки, а знания, и серьёзное отношение к учёбе. Мне кажется, без соответствующих знаний и правильного отношения в любой профессии далеко не уедешь, а вы как думаете, Беллентайн?

– Я же просил вас называть меня Хани. Неужели вы забыли?

– Не уходите от темы. Вы со мной не согласны и не хотите спорить или боитесь, что я без уважения отнесусь к вашему мнению?

Вот и отвечай, как хочешь. Я залез с ногами на кресло, пытаясь оказаться поближе к Касперу, и начал его дразнить, пытаясь сформулировать как-то повежливее то, что хотел сказать.

– На мой взгляд, зубрёжка истории чародейского искусства никому не поможет найти хорошую работу, или вести собственное дело, или хотя бы просто приятно проводить вечера.

– Вы не любите историю.

– Не уверен, что знаю людей, которые её любят.

– Теперь знаете. История очень помогает в любой научной работе, ведь накопление человеческих знаний происходит со временем, их передают другим поколениям, которые учатся на примерах своих родителей. Философию, я полагаю, вы тоже не любите?

Моя спина сквозь рубашку чувствовала прожигающий взгляд Брилль.

– Нет.

– Возможно, у вас просто был не очень хороший учитель.

Я промолчал. Каспер пытался выхватить у меня полоску бумаги, не отрывая лап от глобуса, но я никак не давал ему этого сделать. В конце концов, мне это надоело, и я, решив, что неприятный для меня разговор окончен, развернулся и сел в кресло нога на ногу.

– Чем мы будем сегодня заниматься?

– У Орланды есть какие-то идеи насчёт моего секретаря. Она должна вот-вот подойти.

– Может, я могу вам чем-то помочь?

– Да, сходите, пожалуйста, в приёмную за чаем. Вы ведь сможете его заварить?

У госпожи Брилль был непередаваемый взгляд, в котором сочеталась ирония, какая-то неприязнь и вызов на слабо. А ещё он безмолвно спрашивал: «ну что, осмелишься сказать, что это не твоя работа, а?»

Захотелось что-нибудь такое сделать, из ряда вон выходящее, чтобы она перестала на меня так смотреть. Не считала меня за безмозглого студентика, который все проблемы решает личным обаянием. Демин, я хочу, чтобы она смотрела на меня не так!



Анастасия Ингерман

Отредактировано: 04.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться