Задержавшиеся

Размер шрифта: - +

КНИГА ВТОРАЯ. ШИАН. ПРОШЛОЕ. Глава 12. О вреде мечты

Можно спасти себя от беды, но нельзя спасти себя от мечты.  Самый большой вред мы причиняем себе сами.

Какая ирония прячется за нашими попытками защитить себя от окружающего мира!  Мы подозрительны и осторожны, мы терпеливо изучаем окружающих нас людей и подозреваем их в самых пагубных намерениях.  Мы принимаем взвешенные и осторожные решения, никому не доверяем, бдительно следим как за врагами, так и за друзьями.  Но при этом никто не может защитить нас от самих себя и от того, как слепо и нерационально мы выбираем свои мечты.  Именно они повергают нас в серое разочарование.

 

Всё детство и юность я мечтала только об одном: иметь магический дар.  В своих фантазиях я представляла, как повзрослею и стану такой, как моя мать, прекрасная Алиена: стройной, грациозной, воздушной, окружённой аурой уверенности в себе, которая появляется с осознанием собственной силы.  А силы у моей матери было с избытком: обладая необычным сочетанием дара водной стихии и ментальной магии, она внушала моментальное уважение и страх.

- Я вырасту и стану такой, как ты, мама.  Правда? - с трепетной надеждой спрашивала я.

Обычно мама отвечала загадочным: - Лекси, поверь мне, ты будешь лучше, чем я, ты будешь счастливее.

- А разве ты не счастлива?  В тебе же столько магической силы!  – с искренним недоумением парировала я.  Как же можно быть несчастной, если ты могущественнее всех своих знакомых?  Однажды отец признался мне, что мама была могущественней самого короля.  Я с гордостью лелеяла этот секрет, и только когда выросла, поняла, что это не было комплиментом, так как у короля не было ни капли дара.

- Счастлива, - осторожно соглашалась Алиена. - Но пойми, что не всё, что делает тебя сильной, дарит тебе счастье.

Годы спустя, я вспомнила слова моей матери, и мне показалось, что она каким-то образом предугадала мою судьбу, хотя в то давнее, неспокойное время она, скорее всего, думала только о своей судьбе ментального мага.

- Умение читать мысли окружающих людей даёт тебе огромную силу, но при этом делает тебя одинокой, - однажды призналась мама.  Иногда она с тревогой вглядывалась в мои глаза и заставляла меня читать её мысли. – Давай!  Старайся, Лекси!  Читай! – срывающимся голосом командовала она, и её руки дрожали.

Я морщила нос, тужилась, упорно смотрела ей в глаза, но у меня ничего не получалось.

И тогда мама вздыхала с облегчением и гладила меня по голове.

- Вот и хорошо, - говорила она. – Пусть в тебе будет что-то другое, а не ментальная магия.

 

Я тут же представляла, как во мне проявится магия огня: пылающее облако энергии, оранжевые всполохи в глазах, послушный огонёк, прыгающий на ладони.  Мне очень хотелось обладать даром огня.  Очень.  Маги в нашем королевстве встречались редко, и у большинства был очень слабый дар, но ведь мои родители были сильными магами.  А это значит, что у них должно было родиться нечто совершенно необычное, а именно – я.

Мой отец, боевой маг магического ведомства Шиана, с напряжением следил за моим магическим потенциалом.

- В ней что-то есть, Алиена, но я не могу понять, что это.

- Подожди, будь терпелив, всё проявится, когда девочка созреет.

 

Мои родители погибли во время нападения на Шиан, столицу нашего королевства, вскоре после коронации Александра, оставив меня под покровительством старого друга, главы магического ведомства Арсентия.  Родители так и не дождались проявления моего дара.  А дар у меня был, хоть и самый что ни на есть неприятный и порой весьма обидный.  Арсентий, тогда ещё мужчина средних лет, исследовал меня с дотошностью обезумевшего учёного.

- Я не могу понять, что с тобой такое, - раздражённо твердил он и повторял свои эксперименты, с жалостью наблюдая, как меня выворачивало и трясло от ослепляющей боли. - Твоё тело отвергает магию, и я не понимаю, почему?

 

К шестнадцати годам я научилась вслепую определять, какими методами Арсентий воздействовал на меня по степени того, насколько плохо мне становилось.  Режущая боль, липкая тошнота, головокружение, слабость - всё это наваливалось на меня в разных неприятных комбинациях.  Вопрос с моим талантом разрешился неожиданно.  Во время одного из наших экспериментов Арсентия попросили подменить коллегу на занятии в магической академии. Посмотрев на моё скорченное тело, распластанное на диване, Арсентий вызвал помощника и попросил последить за моим восстановлением.

- Извините, но я не могу проследить за вашей воспитанницей, меня ждут во дворце, - развёл руками тот.

Задумчиво поморщившись, Арсентий помог мне подняться на ноги.

- Придётся взять тебя с собой.

 

Сидя в просторном лекционном зале академии, я просканировала с интересом косящихся на меня адептов, после чего сделала то, что определило всю мою дальнейшую судьбу: попросила у сидящей рядом девушки лист бумаги и карандаш.

 

Когда лекция закончилась, и зал опустел, Арсентий с любопытством посмотрел на меня:

- Что ты там записывала?

Я передала ему лист бумаги, заполненный мелким, аккуратным почерком.

Ряд 3, место 6 слева, блондин – пытался прочитать мои мысли, но не смог подстроиться, очень рассердился, у него заболела голова.  У него на ауре следы давних ритуалов, проведённых кем-то с похожим рисунком ауры.  Полагаю, что это были его родители.  Ритуалы определили его судьбу.  Если бы мои родители сделали со мной такое – (далее был нарисован череп с костями).

 

Ряд 12, место 2 справа – девушка похожая на вампиршу – на шее амулет? связывает её и парнем ряд 2 место 4, он об этом не знает.  Это было сделано недели две назад, похоже, что на этой связи есть что-то типа зарубок – их встречи?



Лара Морская

Отредактировано: 29.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: