Задний двор

Размер шрифта: - +

…и соковыжималку

Я роюсь в кармане и вытаскиваю первую попавшуюся монету. Ею оказываются пять рублей.

Хорошо, говорю себе я. И принимаюсь ждать.

 

Следовало надеть наушники, думаю я, чтобы не слышать объявления остановок, но я ведь не люблю «капли», а MDR-XD100 остались на работе.

То, что этот автобус не привезёт меня к первоначальной цели, я уже догадался. Что ж, это продолжается уже два года, ничего особенного. Хотя в каком-то смысле это даже невероятно, учитывая, что мои скитания происходят не в городе-миллионере.

Впрочем, «первоначальная цель» — довольно странное обозначение места, куда я стремлюсь. Да и стремлюсь ли? Ведь стремление — это нечто прямое. Стрела. Линия. Вектор. Если бы я стремился, то достиг пункта назначения в первую же субботу. Я же подбираюсь к финишу невероятным, искусственно удлинённым путём. Вместо того, чтобы перешагнуть через слиток серебра, я вытянул из него тончайшую многокилометровую проволоку и, зажав её конец в одной руке, другой забросил в город хаоса металлический клубок, где освобождённую нить развеял во все стороны демонический ветер слепого случая.

И теперь, спустя два года, я всё ещё иду по этой нити — не помня, сколько прошёл, не зная, сколько ещё предстоит.

 

Автобус останавливается. Выходит три человека, заходит четыре. Автобус едет дальше.

Автобус останавливается. Выходит пять человек, заходит снова четыре. Автобус едет дальше.

Автобус останавливается. Выходит два человека, заходит пять. Автобус едет дальше.

Автобус останавливается. Выходит шесть и один человек. Автобус едет дальше.

Я отворачиваюсь от широкой ленты дороги, чтобы не видеть номера, который довёз меня сюда. Потом закуриваю сигарету и осматриваюсь.

Район похож на центральный — жилых домов практически нет. Передо мной квадратным червем тянется торговый ряд самого разнообразного свойства: продукты, аптека, бытовая химия, канцелярия, розлив воды… За ним, чуть в стороне, возвышается магазин бытовой техники.

Я курю и смотрю, курю и смотрю. И когда столбик пепла, дойдя до фильтра, невесомо обрушивается мне под ноги, план действий обретает полную ясность.

Я снимаю вязаную шапку, сворачиваю её и кладу в карман. Поправляю волосы. Полностью расстёгиваю куртку, являя миру чёрный пиджак, в вырезе которого маячит белоснежная рубашка. Затем достаю из кармана пиджака одноразовую марлевую повязку и цепляю её петли себе за уши.

В таком виде я миную торговый ряд и вхожу в магазин.

Покупателей в нём почти нет. Зато повсюду снуют молодые парни в бордовых рубашках. Один из них тут же подходит ко мне. На бейдже у него надпись: Вадим.

— Добрый день, — дружелюбно говорит он.

— Добрый день, — сухо говорю я сквозь слой ткани, понижая тембр голоса до колодезной глубины.

— Что-то посоветовать?

— Благодарствую. Мы уже приходили сюда с женой пару дней назад и всё выбрали.

— А-а… М-м…

— Мне понравилось обслуживание. У вас хорошие консультанты, — прерываю я его замешательство.

— Что же вы выбрали?

— Понимаете, мы недавно приобрели новую квартиру и хотели бы её обставить.

— Замечательно!

— Да. — Я по-отечески трогаю его за плечо. — Пойдёмте со мной.

И я иду, описывая петли вокруг стеллажей, на которых, как экспонаты в музее будущего, стоят духовки, микроволновки, пылесосы, кофеварки, кухонные комбайны… Человек, обозначенный как Вадим, несколько смущённо ступает позади в такт моим шагам. Сердце моё совершает не менее ста пятидесяти ударов в минуту. Если я направлюсь к ближайшей полке — это будет как-то странно. Если же я уже был здесь, то не должен плутать. Хотя плохую память можно объяснить редкостью посещений… Меня подмывает задать вопрос типа «У вас перестановка была, что ли?», но, подумав немного, я понимаю, что это не очень-то соответствует стилю делового человека.

Наконец, мы останавливаемся перед холодильниками.

— Итак, значит… — я вынимаю телефон и делаю вид, что сверяюсь со списком. — Начнём отсюда. Вот этот холодильник.

— За 91.990?

— Именно. Далее…

— Саня, подойди сюда.

Подходит юноша с копной соломенных волос на голове.

— Записывай всё, что покупает этот мужчина. А я пока Анатолия позову.

Саня вооружается блокнотом и ручкой. Мы идём дальше. Я выбираю:

 

стиральную машину за 53.990,

микроволновку за 8.990,

духовку за 39.890

+

варочную панель за 14.190,

вытяжку за 15.590,

набор посуды за 20.590,

необъятный телевизор за 160.990,

кондиционер за 23.290.

 

Я выбираю дорогое, но не самое дорогое. Я выбираю товары со значительной, но не подозрительной скидкой. Я придерживаюсь одного производителя, но не особо за него держусь.

Когда Саня записывает в свой блокнот модель кондиционера, к нам подходит высокий худой человек лет тридцати пяти с надписью на бейдже: Анатолий. В отличие от других сотрудников, на нём не бордовая, а белая рубашка. От этого мне становится ещё более не по себе.

— Здравствуйте, — говорит Анатолий.

— Здравствуйте, — говорю я, чувствуя, что повязка промокла насквозь.

Он протягивает руку, и мы здороваемся.

— Что там, Саня? — спрашивает он.

— Девять позиций на общую сумму… Вот.

Он протягивает листок Анатолию. Тот смотрит на него три секунды и возвращает Сане.

— И соковыжималку. Вот эту, — я показываю на металлический агрегат с ценником под ним: 9.690.



Ричард Десфрей

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться