Задолго до всего этого

Размер шрифта: - +

часть 4

–    будем идти молча или поговорим? – спросил оруженосец. 
–    о чем будем говорить? – спросил Вит. 
–    Это не важно. Можем начать сначала. 
–    Согласен. 
–    Я люблю поесть. Особенно сладкое. Пирог с вишней вообще моя мечта. Я его только видел, а вот есть не пришлось. Но я об этом мечтаю. 
–    Я не люблю поесть, но видно мне это понравится, – Вит усмехнулся своей новой мысли. 
–    А твое любимо блюдо какое?
–    Мне нравятся изделия из хлеба. 
–    Так от него толстеют, а ты худой. Как так?
–    Какой ты наблюдательный, – заметил Вит. 
–    Я знаю, – мальчуган улыбнулся. 
Так они шли недолго, как снова попали в передрягу. По лесной дороге навстречу им бежала девушка, и она была довольно красивая. Одежда, правда, была грязной и с пятнами крови. Она махала руками, на которых были обрывки веревки. Да и кричала она только о помощи. За ней бежали двое мужчин с копьями. Эта группа приближалась. Парень с мешком решил уйти с дороги в лес. Девушка, явно уставая, подбежала к Виту и спряталась за спиной. Она схватила Вита сзади и уставилась на приближающихся воинов. 
–    Помогите, – сказала девушка измученно. 
–    Парень. Мы к тебе ничего не имеем, – сказал один из воинов, – можешь просто уйти в сторону. 
Вояки продолжали идти к Виту с копьями наперевес. Вит вытащил свои два меча. 
Второй тем временем подошел к первому и что-то шепнул на ухо. 
–    А можешь и не уйти, – сказал первый вояка, сильно заржав, как конь. 
–    Это вы о чем? – спросил Вит. 
–    Ты знаешь, кто мы? – спросил вояка. 
Вит кивнул и сказал. 
–    Вы из клана ритов. Судя по знакам, вы из личной охраны барда. Воины отличные, раз вас послали с миссией. Вы выкрали девушку с севера и ведете ее к хозяину. Готовить не умеете. Ваше селение в сутках отсюда. Там проживает две тысячи семьсот человек. Барда зовут Ниемтанг. У него три жены. Вы его лучшие охранники. С месячной оплатой. 
–    Так. Все. Хватит болтать, – резко прервал вояка. – я понял, что ты знаешь, кто мы, а значит быстренько бросай свое оружие, отпускай девушку и отходи в сторону. Мешок со своим оруженосцем можешь забрать. И так же быстренько беги отсюда, пока мы добрые. 
–    Кин. Я, конечно, с севера, – Вит заговорил громко, обращаясь к своему оруженосцу, – и многого не знаю. Но ты мне говорил, что у вас тут есть правила приличия в области боев между рыцарями. А тут, я посмотрю, какой-то беспредел. 
Вояки посмотрели друг на друга и громко стали смеяться. 
–    Они просто хотят тебя убить, – сказал Кин, – и забрать твое оружие. 
–    А как же с доказательствами честного боя? – не унимался Вит. 
–    Они из охраны барда. А он и есть закон. Так что извини. Они правил не придерживаются, – сказал Кин. 
Вояки засмеялись еще больше. 
–    Мы ждем, – сказал вояка, перехватывая копье двумя руками, – бросай свои ножички и начинай бежать. 
Девушка еще громче начала скулить. А Кин стал устраиваться поудобнее на мешке. 
–    Значит, честно драться не будем? Вас ведь двое, – спросил Вит. 
–    Ага, – сказал вояка и стал заходиться от смеха. 
–    Тогда нет, – сказал Вит, отведя девушку от себя подальше. Затем он стал в совсем непонятную стойку для окружающих. Правый меч он поднял вверх и завел его назад для удара сверху. Левый меч Вит отвел вперед и вниз. Получалось, мечи расположились точно по линии. 
Вояки ничего подобного не видели и поэтому немного опешили. Но они также понимали, что у соперника не было шансов. Во-первых, они опытные бойцы. Количество побед в сотни раз больше, чем этому юноше лет. Во-вторых, драться мечами против копья, да еще и двух – 
вообще безумие. Выиграть можно было просто за счет длины копья. А если бы юноша знал, что каждый воин эти копья может искусно кидать, то сдался бы давно. Поэтому они продолжали обходить Вита с разных сторон. 
Тут произошло то, что эти вояки никогда не видели и вряд ли кому-то расскажут. Вит начал мечи выставлять в горизонтальную линию и начал вращение. Он все больше и больше ускорялся, потом два меча полетели во врагов. Первый вояка получил мечом в грудь и упал замертво. Второй чудом уклонился от летящего меча, хотя и получил значительный порез плеча. Он только усмехнулся и, перехватив копье, пошел на безоружного Вита. Но тут Вит расставил руки в разные стороны, и создалось впечатление, что он ждет смерть с распростертыми объятиями. Вояка только больше зарычал и побежал на Вита. Затем Вит резко начал сводить руки вперед и, после удара, из каждого рукава во врага вылетело по смертельной снежинке. Они воткнулись в вояку, и он рухнул к ногам Вита. Вит невозмутимо посмотрел на врага. Перевернул его и вытащил острые снежинки, положив их в карман. Затем пошел за своими мечами. Первый меч вошел хорошо и пришлось немного напрячься. Вытерев кровь о траву, Вит засунул меч в ножны на поясе. Второй меч уже нес оруженосец. 
–    Спасибо, Кин, – сказал Вит. 
–    Это было красиво, господин, – сказал Кин. 
–    Ты знаешь, что делать, – сказал Вит. 
–    Разумеется, – сказал оруженосец, усмехаясь. Он подбежал к телам и начал определять ценности. Он даже снял с одного кольцо и засунул в сумку. Затем стал снимать одежду с вояк. 
–    А это хламье зачем? – спросил Вит. – неужели оно имеет цену?
–    Нет, господин, – отвечал Кин, – мы одежду закопаем. Зачем нам проблемы с ихним бардом? Если бы они убили вас, то ничего бы не было. А вот если узнают, кто это и кто их убил, тогда жди неприятностей. На нас выпустят не двоих, а целую армию. 
–    Понятно, – сказал Вит. 
Кин снял одежду и понес ее закапывать. Тут Вит вспомнил о девушке. Она сидела и плакала недалеко. Вит подошел к ней и стал успокаивать. 
–    Девушка, – сказал Вит, – все кончилось. 
Вит приобнял девушку и сел рядом. Но она, наоборот, вскочила и побежала к трупам. По дороге схватила какую-то палку. Подбежав к одному вояке, стала его молотить деревяшкой. Вит и оруженосец смотрели на это, сидя рядом неподалеку. 
–    Ему, наверное, больно, – сказал Кин. 
–    Наверное, – сказал Вит, улыбаясь, – нет. Не больно. Смотри, он не реагирует. Надо палку побольше. 
–    Да можно и эту. Только гвоздь сверху приделать, – сказал Кин 
–    Гвоздь – это слишком жестоко, – сказал Вит. – Кин, ты просто бессердечный. Надо просто набалдашник приделать. Лучше железный. Так милосерднее будет. 
–    Железный плохо. Лучше свинцовый. Он просто мягче. Да и легче. Если, например, день стучать, то точно можно устать. 
–    Согласен с тобой, Кин. Девушкам нельзя тяжелое таскать. Надо и о них позаботиться. 
–    Девушки такие хрупкие. А если она будет так целый день махать? Она просто устанет. 
–    Ну, не скажи, Кин. Вот я знаю девушек очень сильных. Вот, например, наша девушка. Смотри. Машет и машет. И это еще палка без набалдашника. 
–    Это ведь кому-то повезет с такой женой, – сказал Кин, прикрывая рот от смеха, – работоспособная жена с таким усердием в хозяйстве всегда нужна. 
–    Да, работящая жена – это ведь подарок судьбы, – говорил Вит, тоже прикрывая рот, – но лучше брать жену отдельно от подарка в руках с набалдашником. А то, знаешь...
Тут девушка перестала бить валявшегося вояку. Повернулась к Виту и оруженосцу. 
–    Все, хватит! – сказала она. – вы что, издеваетесь?
–    Нет, – сказал Вит, – мы ведем беседу о тяжелой судьбе жен, работающих целыми днями, не покладая рук. И ты тут вообще ни при чем. Ты ведь ничья не жена? Правда?
–    Да. 
–    Видишь, – сказал Вит, улыбаясь, – это точно не о тебе. 
Девушка погрозила им кулаком. От чего Вит с оруженосцем засмеялись еще больше. 
–    Пойдемте к костру. Там еще рыба осталась, – сказала девушка и указала направление. 
Они пришли на поляну. Там остались вещи воителей. Сети для ловли рыбы. Мешок с хлебом. Щиты, которые вояки просто не успели взять с собой. Несколько одеял. Собственно и все. Оруженосец пошел осматривать вещи. Из полезного он взял только одеяла. А щиты Кин пошел закапывать. Девушка стала готовить обед. 
–    засранцы. Только и могут махать железяками, а сварить простую уху мозгов не хватает, – сказала девушка, что-то бросая в чан над костром. 
–     Скоро будет готово, – сказала она. 
–    А почему ты щиты не забрал? – спросил Вит у возвращающегося Кина. 
–    Зачем нам проблемы? – сказал Кин. – не стоит дразнить зверя, если он – глава своры. 
–    Ясно. 
–    Господин, мне надо с вами поговорить, – сказал Кин, – отойдем в сторону. 
–    Хорошо. А что за секреты? – спросил Вит. И они пошли подальше от костра. 
–    Что будешь делать с девушкой после того, как она тебя отблагодарит за спасение? – спросил Кин. 
–    В смысле делать? – удивился Вит. 
–    В прямом, – сказал Кин, – в прямом смысле делать. У вас, северян, я так понимаю, душа добрая. И ты ее просто отпустишь? 
–    Конечно. Но не в связи с душой, – сказал Вит. – Вопрос другой. Зачем нам еще один рот?
–    Вот как раз насчет рта я и хочу поговорить, – улыбнулся Кин. – предлагаю вам предложить девушке работу в качестве пробника. 
–    А это еще что за зверь?
–    Я так и понял, что ты ничего не знаешь. Поэтому я тебе расскажу. Поскольку у моего прошлого нанимателя был пробник, – сказал Кин усаживаясь поудобнее. – 
это, конечно, ваши дела, рыцарские. Я в них не очень силен. Но на виду они все друзья. И улыбаются, и жмут руки. Говорят сладко. А на самом деле рыцарь рыцарю кровный враг. Рыцарь дерется на турнирах. Рыцарь нанимается на службу. Рыцарь просто мастер своего дела. Но всегда есть кто-то, кому это не нравится. Чтобы обойти на турнире. Подсидеть на службе. И прочее. Если не могут убить на поединке, то нанимают убийц. И самое распространенное убийство – это отравление. Способов отравить множество. Поэтому всякий уважающий себя, а главное – проживший долго, имеет при себе пробника. Пробник ест всю еду, что приносят рыцарю. И через время рыцарь может начать есть. Поэтому мать вам и сказала, что мы не потайки. Это так называют профессиональных убийц. Они убийцы из поколения в поколение. И у них есть такой вид отравления. Такая странствующая семья потаек, родителей и детей, угощает отравленным питанием своего странствующего рыцаря. 
–    Ничего себе, – удивился Вит, – вот это ты меня удивил. 
–    Так что предложи ей такую работу. А видя, как она кашеварит, то, наверняка, она в еде знаток. 
–    Ясно, – сказал Вит, почесывая затылок. А задумался вит над тем, что цена его жизни резко стала уменьшаться. Но открывшаяся любовь к еде взяла свое. 
Девушка тем временем закончила готовить и позвала всех есть. Похлебка Виту не очень понравилась, но голод заставил все съесть и еще причмокивать при этом. Почему-то вспомнилась домашняя еда. Не скоро ему есть дома. 
Голод был слегка удовлетворен. Вит после вкусного перекуса посмотрел на девушку. Она действительно красивая. Если здесь все такие красивые, то практика пройдет веселее. 
–    Девушка, – начал вит, – хочу вам сказать спасибо, но не знаю, как вас звать. Меня зовут Вит. 
–    Мати, – сказала девушка. 
–    Вот теперь спасибо, мати. 
–    Спасибо, – сказал Кин, продолжая есть. 
–    Тут такое дело, – продолжал Вит, – я хочу предложить вам работу пробника. 
–    Я подумаю, – сказала девушка и затем весело продолжила, – я подумала. Я соглашусь с одним условием. А точнее, с двумя условиями. 
–    Слушаю. 
–    Первое условие. Я дочь барда с севера и поэтому требую уважения. И второе – не терплю лжи. 
–    Про первое условие я понял, а вот про второе не совсем. 
–    Это я с севера. И это там, на севере, я дочь барда. А ты не знаю откуда. У нас таких нету. Так что заливать будешь другим, только не мне. 
–    Все понял. Согласен, – сказал вит, улыбаясь, – ты нанята. 
–    А мне наплевать, откуда ты, господин, – сказал Кин. 
–    Слушай, – Вит наклонился к кину и спросил шепотом, – я так быстро согласился с девушкой, что не спросил о зарплате. 
–    Бабник, – сказал Кин, – увидел симпатичные глазки и все. Пропал, – и помолчав, сказал, – а чем она лучше меня? Столько же. Монета. 
–    Понял, – сказал Вит. Но поймал себя на мысли, что не спросил, за какое время. И решил не спрашивать. А то еще подумает, что ищу повод пристать к девушке. 
Через некоторое время тройка двигалась в первый город по пути. 
Дорога шла возле реки. Девушка готовила еду. Мужская половина ловила рыбу и охотилась.
Еще на подходе к городу их окружило трое маль­чишек. Они наперебой рекламировали свои отели. Где лучше еда и постель. Где дешевле проживание. Какая программа на вечер. Разбираться с этим Вит доверил Кину. После его одобрения все заселились в «лошадь без ноги». Кин сказал, что надо сходить и сдать барахлишко. Вит с кином взяли просторную комнату. Девушка тоже получила свою. Владелец удивился, почему девушка получила комнату, но деньги сделали свое дело. Скоро пришел Кин, и все спустились в бар поесть. Кин отчитался о заработке. Вит после заказа плотного ужина прикинул дебет с кредитом. Они могут спокойно жить в этой гостинице дней двадцать. 
–    Кин, – сказал Вит, – нам бы новости городские узнать. 
–    Легко, – сказал Кин, – но это будет стоить. 
–    Я знаю тебя три дня и понял, что ты хочешь стать ростовщиком. Ты большой знаток этого дела, – сказал Вит. Девушка начала свою работу, уплетая куриную ножку. 
–    А я тебя тоже знаю три дня и я передумал стать ростовщиком. Теперь я хочу стать рыцарем. 
–    Тебе рано еще. 
–    Учиться никогда не рано, – сказал кин. 
–    Смышленый мальчик, – сказала Мати. 
–    Точно, – сказал Вит. – так насчет новостей что?
–    Я позову информатора. Оплата простая. Пока он пьет пиво, он говорит. Как только пиво заканчивается, он замолкает. 
–    Прикольно, – сказал Вит, – зови.
Кин встал и пошел по залу. Подошел к одному деду и стал с ним говорить. Тот ему закивал. Встал из-за стола и пошел к их столу. 
–    Разрешите? – сказал дедушка, бесцеремонно сел за стол и жестом дал знак бармену. Тот кивнул в ответ и кинулся наливать пиво. 
–    Меня зовут не важно как, – он ехидно улыбнулся, показав гнилые зубы, – важно, что я знаю. 
–    Мы вас слушаем, – сказал Вит. 
Дед не говорил ни слова. Он тупо молчал. 
–    Ау, дедушка, – Вит помахал рукой перед лицом деда. Том молчал. Когда принесли пиво, дед заговорил. 
–    Итак. Я буду говорить темы. А вы говорите или следующая, или подробнее. Понятно?
–    Понятно, – сказал удивленно Вит. 
Дед сделал первые глотки. 
–    Есть несколько платных заданий от барда. Любой желающий может взяться за исполнение, – начал перечислять дед. 
–    Дальше, – сказал Вит. 
–    Есть дома на продажу или аренду, – дед опять сделал глоток пива. 
–    Дальше. 
–    Лучшие места на игру болистов, – дед сделал снова глоток. 
–    Дальше. 
–    Свадьба дочери барда, – дед снова сделал свое дело. 
–    Стой. Стой, дед, – сказал Вит, – ты говоришь много ненужной информации. Ты на меня внимательнее посмотри и говори то, что мне интересно. 
Дед усмехнулся. Он понял, что они новички, но быстро учатся. 
–    Хорошо. Тема для рыцарей. Итак, – дед снова отпил пиво, – свадьба дочери барда. 
–    Ау, дед, – раздраженно сказал Вит. 
–    Говорю по теме. Бард ищет себе бойцов в свою армию. А лучший боец получит звание генерала и дочь в придачу, – дед снова отпил пиво. А говорил он при этом, не торопясь. 
–    Это такой интересный вид отбора лучших рыцарей в армию. Пока они дерутся, бард раздает звания по способностям. И конкурс начинается через два дня. 
–    Дальше, – сказал Вит. 
–    Налог за сданные вещи увеличат сразу после конкурса, – дед снова отпил пива. 
–    Сволочи, – сказал Кин. 
–    А вот через пять дней начинаются соревнования бойцов, – дед снова отпил пива. Язык стал у деда заплетаться. 
–    Приз за победу – сто монет. Входная плата – десять монет.
–    Недавно было восемь, – сказал Кин возмущенно. 
–    Бард собирает на приданое дочери, – усмехнулся дед и продолжил пьяное дело. 
–    Война ожидается через двести дней. Участие в войне – одна монета в десять дней. За взятие города плюс десять монет. За голову главы города плюс двадцать монет, – дед сделал еще глоток пива и просто свалился на пол. Храп начал раздаваться почти сразу. 
–    Это всегда так происходит? – спросил вит. 
–    Да, всегда. Они отрываются по полной, – сказал Кин. – следующего звать?
–    Зачем? – спросил Вит.
–    Может, мы не узнали все новости, – сказал Кин, – и потом, надо знать несколько мнений на события.
–    Не. На сегодня хватит, – сказал Вит. – я просто жрать хочу. 
Положенное время прошло, и теперь можно приступать к трапезе. 
–    Мы завтра сами прогуляемся по городу, – сказал Вит. – послушаем. Пообщаемся. Может, узнаем что бесплатно. 
–    Согласен, – сказал Кин и кинулся на еду. 
Вит оценил увиденное за сегодня. Город большой. Много бедных на улицах. Странно. Все очень помешаны на деньгах. Должно быть по-другому. Порядочки у них тут прямо скажем не ахти. Видел много девушек. Были там и проститутки. 
«Какие они все страшные», – подумал Вит. Потом увидел как все пялятся на Мати. 
–    А мати красивее! – сказал удовлетворенно вит. 



Виктор Мишин

Отредактировано: 21.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться