Задорная Мандаринка

Глава 36. Отец всему голова

Илья.

Невыносимая женщина. Неадекватная. Неконтролируемая. Что там ещё на букву "Н"? Не-нор-маль-ная.

Оставил ее на три часа и, вот, пожалуйста! Как она умудрилась попасть в полицию, да ещё и с этим задротом заодно? Хотя с нее станется… Неужели очередной взлом с проникновением? Или нападение с отягчающими? Только бы не убийство!

- Илюш, ну что, она едет? Я уже мясо в духовку поставила, - мама появляется на пороге моей бывшей комнаты как раз в момент, когда я думаю, куда бежать в первую очередь.

Я родителей неделю к этому дню готовил. Мама меня уже извела своими допросами. А Мандаринка как всегда…

- Нет, мам, - смеюсь я. - Вынимай мясо, рано ещё. Сам за ней съезжу. Батя на кухне?

- Ну да, яйца чистит сидит, - удивляется мама. А я вот нет. Уже ничему не удивляюсь.

Иду в направлении запахов и замечаю главу семейства за битьем яиц о стол. Отец у меня классный, серьезный такой мужик, юрист в крупной конторе, а по вечерам как добропорядочный семьянин: и салаты, если нужно нарежет, и гвоздь куда надо воткнет. Но сейчас мне, конечно, совсем не его навыки по овощечистке нужны.

- Бать, поехали, поможешь мне, - говорю, и он без единого вопроса поднимается со стула, моет руки, переодевается и идет за мной. По пути маме кидает:

- Мы быстро, Люд, - и целует ее.

Смотрю на них и, как всегда, умиляюсь. Больше тридцати лет в браке, а такие милые до сих пор. Родители вообще установили для меня такую высокую планку в отношении брака, что до недавнего времени я искренне считал, что они - скорее успешное исключение из правил, нежели аксиома счастливой семьи. Но встретив Мандаринку, ну... не могу даже представить себе, что через тридцать, сорок лет не захочу вот так же целовать ее на прощание. И сажать к себе на колени за праздничным столом. И встречать темными вечерами с работы. Держать ее за руку на прогулке, резать вместе салаты, ожидая гостей… Я вижу всю нашу совместную жизнь до деталей, до минуты, до последнего вздоха.

У всех так бывает, когда влюблен?

Садимся в машину, и я объясняю отцу, что женщина, за которой мы сейчас поедем, не просто единственная и неповторимая, но и сплошное несчастье. Вот и сейчас она в отделении полиции не ясно почему. Отец спокойно выслушивает и, с присущей ему хладнокровностью, говорит:

- Разберемся.

И я не сомневаюсь - разберётся. Он на всяких административках собаку съел. Не на уголовщину же Мандаринка нарвалась, да?

Навигатор довозит нас до места назначения за двадцать минут. Проходим в приёмное отделение и видим картину маслом: Мандаринку держит сотрудник в форме, а она вырывается и со всего размаху бьет мелкого задрота каблуком по лодыжке. Тот тоненько взвизгивает и оседает на стул позади. Не долго думая, рыжая замахивается своей безразмерной сумкой и целится тому прямо в голову, но дежурный отделения вовремя ее оттаскивает. Она молотит воздух ногами в зелёных колготках, и у меня случается диссонанс: такая яркая Мандаринка, и так яростно себя ведёт.

- Вот ты мудило, Живило! - Орет она. - Да я сейчас такое заявление на тебя накатаю, сразу в СИЗО отправишься!

- Да пошла ты! - звучит неуверенное.

- Знакомься, батя, это моя Мандаринка, - усмехаюсь я. Вот и познакомились. Хотелось бы при других обстоятельствах, конечно, но так оно даже лучше, сразу во всей красе, как говорится.

Отец смотрит на нее с минуту и, не теряя ни доли своего хладнокровия, заявляет:

- А что, боевая.

Из меня вырывается короткий и нервный смешок.

- Ага. Ещё какая.

Мандаринку и ее бывшего-недомерка разводят по разным концам помещения. Она видит меня и сразу бросается в объятия. Тут же слышу поток бессвязных объяснений:

- Хромов, вот тебе зуб, я не хотела. Но он деньги заставлял перевести. А потом такой: "жирная курица". Шантажировал. Свадьба ещё не по-настоящему, оказывается, была... Теперь хотят, чтобы я заявление написала, но не сажать же его... И вот... что мне делать-то теперь?

- Несчастье ты мандариновое, я совершенно ничего кроме "шантажировал" не разобрал. Но мне и этого достаточно, чтоб ему втащить, хочешь?

Смотрю в ее ясные серые глаза и улыбаюсь. Ради нее даже драку в полиции могу устроить и пускай потом запрут на 15 суток, она того стоит. Оглядываюсь и вижу, что батя уже беседует с капитаном, мелкий гоблин вжался в пластиковый стул, понимая, что силы не на его стороне. А я что? Я сжимаю в руках свое горе луковое и, как последний дебил, улыбаюсь.

- С тобой так всегда будет, Мандаринка? Что ни день - приключение?

- А как же, Хромов, - говорит мне в ворот пальто: тихо и расстроено -  Разве это жизнь - тихая и спокойная? Так, пародия.

- Так, дети, я разобрался, пошли, - вырастает возле нас отец. Мандаринка с удивлением смотрит на него.

- Геннадий Владимирович, - говорю я. - Скорая юридическая помощь, по совместительству отец. - Подмигиваю ей.

- И как же вы уладили все? - широко распахивает она глаза. - Я же не успела все рассказать!

- Капитан Волков все поведал, - батя кивает в сторону пузатого представителя закона. - А я ему объяснил, что у вас так, небольшой бытовой конфликт, женские гормоны и вообще глупое стечение обстоятельств. Вот, оплатите штраф за ложный вызов. - Протягивает он мне реквизиты. Мандаринка пытается забрать бумажку из моих рук, но я не позволяю, быстро пряча ее в карман.

- Но как же... получается, Живило безнаказанным уйдет! - хмурится неразумное создание.

- Поверьте, барышня, - спокойно объясняет отец, - Вам не захочется постоянно таскаться в отделение на допросы и дачи показаний. А потом ещё и в суд. Какими бы ужасными Вам не казались поступки этого человека, оно того не стоит.

- Но он… - начинает она, но я прерываю.

- Мы отомстим ему нашими методами, Мандаринка, - шепчу ей на ухо, и она расслабляется.

Мы выходим из отделения и направляемся к машине. За нами выходит недоросль. И догоняя нас быстрым шагом, кричит:

- Деньги мои перевести не забудь! Иначе, - машет он телефоном. Бессмертный пони, блин.



Амалия Март

Отредактировано: 08.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться