Задорная Мандаринка

Эпилог.

Инна. Год спустя.

У многих российских семей есть свои новогодние традиции.

Кто-то каждый год запасается огромным количеством хлопушек, петард и фейерверков, чтобы после полуночи скрасить унылые виды из окон своим соседям. Кто-то лепит пельмени всей семьёй, которые потом подаются с разными топингами к праздничному столу. Кто-то, как все мы знаем, ходит в баню, а потом просыпается не в своей квартире... Алкоголики несчастные.

А у нас с Хромовым появилась своя. Каждую новогоднюю ночь мы проводим в тесной компании: он, я и белый фаянсовый друг. В прошлом году - верхом, с целью добыть помолвочное кольцо. В этом - рядышком, с целью выплюнуть свои легкие. Хотя, цель у организма, конечно, другая, но ощущаю я себя именно так.

- Чертов токсикоз! Чертова рыба! Чертов скот! - кричу я между позывами.

Он сидит рядом со мной на холодной плитке, поглаживая мне спину. И молчит. Предусмотрительный какой! Молчи, скот, молчи, мне сейчас хоть слово скажи - растерзаю!

- Ненавижу тебя! - говорю мужу. - Почему все "удовольствие" женщине достается? Почему мужики не рожают? Посмотрела бы я на тебя, когда 24 на 7 тошнит, а по утрам еще и полощет!

Он молчит. Молчи, скот, молчи!

- Почему все досталось нам? Тошнота, изжога, бессонница, чертовы гормоны! Потом ещё таскай на себе лишние десять кило и выдавливая арбуз из места с яблоко!

Очередной мощный позыв тянет меня к унитазу. Илья поглаживает мне поясницу, помогает поддерживать волосы и вообще, очень мил. Самый лучший муж на свете, вот честное слово! Просто раздражает ужасно в такие моменты, когда я тут сложена в три погибели, а он…

- Ты почему маму не предупредил, что меня от рыбы тошнит?

- Потому что ещё вчера тебя тошнило от курицы, - спокойно отвечает Хромов.

- Я ничего есть не могу-у-у, - разражаюсь слезами. Муж тянет меня к себе на колени и убаюкивает, как малыша. Из него получится идеальный отец. - Ты взял мне шоколадного молока?

- Конечно, целый холодильник!

- Трехпроцентного?

- Трехпроцентного, - гладит меня по голове. - С девочкой на упаковке, с мальчиком не брал.

- Хорошо, - утираю я слезы. - Принесешь? Я пока зубы почищу. И проследи, чтоб всю рыбу со стола убрали, ладно? - жалобно молю я.

Он встаёт и выходит из ванны. Спокойный и надежный, как скала. Терпит все мои настроения, мандарины в шесть утра и рыдания над рекламой с младенцами. Не терпит только то, что вместо набора веса, я его стремительно теряю. Ну что поделать, дорогой, два месяца на одной картошке и шоколадном молоке не проходят мимо.

Смотрю на свое отражение: глаза красные, лицо бледное, хотя мне нравится, как я похудела. Пока только третий месяц, живота не видно, и на работе никто ещё не знает. Думают, я из-за мужа так цвету. А вот и да! Из-за него. Распускаю убранные в пучок волосы, и они падают мне на плечи светлой волной. Хорошо, что решила вернуть свой родной цвет волос, мне с ним гармоничнее. Хотя Хромов, опять же, не в восторге. Говорит, что Мандаринок - альбиносов не бывает. Совсем не терпит перемен. Поэтому кольцо в носу я оставила, даже прибавила ещё одно, но оно в жутко неприличном месте!

Это был подарок на прошлый новый год.

Когда возвращаемся  домой, сразу забираемся в постель. Хромов внимательно изучает мое тело: пальцами, губами. Выискивает незаметные пока изменения, запоминает изгибы, которые скоро трансформируются. Он шепчет, как красива будет наша дочь, ведь она будет точной моей копией. А я смеюсь, что уж лучше ей взять побольше от папочки, его природа щедро одарила!

То, что это будет именно девочка, мы узнали буквально на днях. И сразу же купили первые розовые ползунки, прихватив заодно гору совсем не розовых и совсем не ползунков, конечно.

- Самое время начать подбирать имена, да? - мечтательно произношу я, как кошечка, устраиваясь на его груди.

- А я уже знаю, как мы ее назовем, - уверенно говорит муж.

- И как же? - удивляюсь я.

- В честь лучшей женщины в мире…

- Боже, Хромов, ты хочешь, чтоб над ней все стебались в школе? Среди всех этих Милан, Софий и Есений, Людмилу просто забьют камнями! - ужасаюсь я.

- Мандаринка, какая же ты… Инна. Назовем ее в честь тебя.

- Это будет глупо! - хихикаю я, но не могу скрыть, как мне приятно.

- Почему же? Называют же сыновей в честь отцов? Да к тому же, я все равно тебя только Мандаринкой и называю, не перепутаетесь, - усмехается он.

Нет, ну нет, мы этого не сделаем!
 

Илья. Два года спустя.

У всех российских семей есть свои  новогодние традиции.

Кто-то собирает за праздничным столом все большое семейство, заготавливая яств объемом с маленькую африканскую страну. Кто-то снимает домик в лесу: камин, медвежья шкура, романтика. А кто-то мы.

Каждую новогоднюю ночь мы проводим на холодном полу ванной комнаты, тесно общаясь с белым другом. В основном, это, конечно, делает Мандаринка, а я так, для моральной поддержки. Эта ночь - не исключение.

- Как я тебя ненавижу, Хромов! - извергает она привычное. - Какой же ты скот!!! Кормящие женщины не могут забеременеть, кормящие не беременеют… - противно-писклявым голосом передразнивать меня. - Скот!!!

А я что? Я - молчу. За свою жизнь держусь всеми доступными способами. Ну да, я стал жертвой мифов, но и Мандаринка хороша! Такая после родов аппетитная стала, такая... ну как тут удержаться? Но дети, это ж хорошо, а много детей ещё лучше!

Мы с Алешкой сидим чуть поодаль от нашей мамы, пока ее выворачивает. Сын искренне считает, что мы так играем и с радостным смехом поддерживает все позывы Мандаринки. Он весело хлопает в ладоши, подпрыгивает у меня на коленях и демонстрирует два шикарных верхних зуба.

- Потише, Алёшка, - шепчу я. - А то наша мама не в духе!

- Ещё бы я была в духе! - гневно сверкает глазами в мою сторону. - Я через полгода на работу собиралась вернуться, а не начинать все по кругу: колики, зубы, кормление, недосып…



Амалия Март

Отредактировано: 08.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться