Загадай желание, милый!

Размер шрифта: - +

1-3

 

На этот раз Вольдемар не щелкал пальцами. Нет, он просто нахмурился, и меня обволокло тьмой. И пентаграмма на этот раз была черной.

— Да что вы силу тратите, вам бы отдохнуть. — И соблазнительно так встаю бочком, поза номер девятнадцать, между прочим. Хорошая поза! Тело с выгодной стороны демонстрирует, да еще флер невинности присутствует, что любой, кто видит меня, должен заиметь желание защищать. Тьфу, то бишь обижать не должен. И улыбаюсь, конечно же, смущенно, но улыбаюсь.

— Я твоими молитвами, каждую ночь, так отдыхал, так отдыхал.

Молчу. В пол смотрю и ресничками так невинно хлоп-хлоп, чтоб сомнений не возникало: стыдно мне!

А саму от гордости внутри аж распирает, самого Стража пробить да видений наслать получилось! А то, что там сплошная эротика да не потребства… так суккуба я!

— Вот! — ни капли не тушуюсь. — Тем более отдохнуть следует. Пойду, я дяденька Страж.

И опять глазками хлоп-хлоп, а затем и шаг из пентаграммы.

— Стоять! — рявкнул так, что будь я неженкой, точно бы оглохла.

А так и не поморщилась ни разу.

— Отец светлый?

— Нет.

— Мать? — и тут куда больше удивления.

Все-таки светлые женщины очень редко связывают себя узами брака с темными, а по-другому у них и не бывает. Они, видите ли, рожать вне брака отказываются. Да и вообще не любят интимной связи до сего светлого момента, как брачный ритуал.

А вот с мужчинами куда легче, мы суккубы, да и прочие порождения тьмы, к алтарю не тащим, и в-принципе, ничего не требуем. Сами детей воспитываем, коль уж понесли.

— Оба родителя — суккубы, — отвечаю честно, потому что понимаю, игры закончились и уйти мне точно не дадут.

Вот ведь, чертополох колючий! Увижу Карису все волосы повыдергиваю, да глаз на одно место натяну! Так подставила, так подставила! Ух, истинная демоница!

— Меняй облик, — пристально разглядывая меня, но не делая попытки приблизиться требует мужчина. — Меня миниатюрные блондинки практически в младенческом возрасте не привлекают. Чувствую себя стариком извращенцем.

— Вот уж и не младенец! — фыркаю я, — Авксентию нравилось. Его ровесница, между прочим.

— И однокурсница, — кивнул Вольдемар. — Тут ты отлично в образ попала, удивительно как он еще продержался. Мой племянничек не отличается умом и сообразительностью.

Не знаю с чего вдруг Страж разоткровенничался, но я просто не смогла сдержаться:

— Смотрю, у всех с племянниками туго. Получаются ущербные, — думала я, конечно, о племяннице повелителя. — А продержался потому, что имя-то ваше было…

— Хватит зубы заговаривать. Меняй облик.

— Да как скажешь, милый, — хмыкаю я и тянусь силой к нему.

Да Стражи сильны, практически неуязвимы, но ведь получилось у меня брешь пробить? Значит, безошибочно смогу выбрать типаж, который нравится этому Вольдемару.

Пыхтела я минут пять, прекрасно сознавая, что все это время, мое тело вибрирует, а черты смазаны. Этакое невкусное представление для мужчины, но…мне все никак не удавалось уловить образ, что был запрятан глубоко в его сердце.

Я уже было отчаялась, да все-таки уловила нить и…

Меня ждал сюрприз! Как удивительно, даже стараться не придется.

Еще минута и я открываю глаза.

Чтобы в тот же момент пропустить удар и быть вжатой в стену.

Вольдемар схватил меня за шею и приподнял в воздухе, при этом больно стукнув о стену:

— Я сказал меняй на истинный, тварь.

При всем желании, ответить ему у меня не получилось. Вышел лишь хрип, да и тот невнятный.

Впрочем, ответа от меня не ждали, как и согласия. Он решил сорвать мой покров с помощью заклинания.

Да вот только не было на мне ничьего образа!

В истинном облике предстала, кто виноват, что я похожа на его даму сердца?

Пусть и не полностью, но очень похожа!

Хорошо, что мне нормальный мужик попался, точнее Страж. Иной раз такие на пути встречаются, что прибьют сначала, а потом думать будут. Точно говорю, нас преподаватели на эту тему так муштруют, что имена этих гадиков мы на зубок знаем! Этот-то вспылил, потому что я реально достала образ из самой глубины души и сердца. Не знаю, что у него там с обладательницей такой внешности случилось, но то, что я зря обрадовалась — точно!

— Это…это твой истинный облик? — вроде бы душили меня, а хрипло говорит Вольдемар.

Странный мужчина. Но отпустил, даже на шаг назад отошел.

А мне чего, стою, шею потираю, дышать пытаюсь. Кивнула вот, чтоб отстал и снова душить не начал, выколачивая ответ.

— Надо же…какая насмешка судьбы!

— Слушайте, — откашлялась, прочищая горло. Мне уже не то, что не до шуток. Я уже сбежать хочу, и желательно поскорее. Подумаешь, поржут надо мной на балу. Можно подумать, впервые. Переживу! — Я понимаю, что вторглась на вашу территорию. Но я вон, уборкой компенсировала. Давайте вы меня отпустите в мировую? Тьфу, в мир иной, да что ж такое, опять не то... В общем, на все четыре стороны.

Я аж сама прочувствовалась от своей речи, иначе чего бы мне носом хлюпать?

Да и вообще себя так жалко стало…И бал этот…

Обидно. Очень. Третий год я в отстающих. Неудачница Лина.

«Не берите Лину в команду, испортит всю малину» — любит говорить Кариса, и в итоге я все задания выполняю одна.

Ну не могу я быть такой подлой как она. Не могу и не хочу. Так что я троечница. Но…хорошая. Порядочная. Ага.

— Насколько я помню, ты получила запрос на желание. Уже сдаешься? — провокационно ухмыльнулся Вольдемар.



Настя Любимка

Отредактировано: 15.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться