Загадка «пирамидок»

Размер шрифта: - +

Глава 3. Луна

При подлёте к Луне друзей ждало ещё одно приключение. Когда «Плутония» вышла на орбиту, к ребятам подошёл бортмеханик Петровский и спросил тоном заговорщика:

– Хотите побывать в космосе?  

– А мы сейчас где? — удивилась Юля.

– Сейчас вы тоже в космосе, но в корабле, а я предлагаю вам побывать снаружи.  

– Конечно хотим!  

– Тогда готовьтесь.

– А мне можно? — Валя обернулась к Петровскому.

– Разумеется. Но будешь во всём слушаться меня и ребят, — механик кивнул на Юлю и Павлика.

– Согласна.

Ребята быстро переоделись и вскоре уже были в тамбуре шлюзовой камеры. Юля и Павлик подошли к панели, надели маски и, как их учили, сделали несколько глубоких вдохов специальной дыхательной смеси, чтобы «промыть» лёгкие. Потом взобрались по специальной лесенке и ловко (не зря столько тренировалась в Космическом клубе) нырнули в люк внекорабельного скафандра. С лёгким жужжанием элементы скафандра подтянулись, принимая размер тела ребят. Раздался щелчок, что-то хлопнуло, пискнуло и лицо обдуло потоком воздуха. Юлька и Павлик выдохнули, снова глубоко вдохнули и выдохнули ещё раз. На маленьком пульте на груди загорелся зелёный огонёк.

– Я готова! — сказала Юля.

– Я тоже готов! — отрапортовал Павлик.

– Вижу, молодцы! — голос механика раздался над самым ухом. — Помогите Вале.

– Я тоже готова! — вскоре отозвалась Валя.

«Какой же он неудобный, этот ВКС. Мы в них похожи на роботов», — подумала она.

– Сейчас отключим гравитацию, и всё будет в порядке. На земную тяжесть этот скафандр не рассчитан, — успокоила её Юлька.

Шлюзовая камера верхнего люка была одним из двух помещений на корабле, где искусственную силу тяжести можно было отключить отдельно от остальных отсеков (где гравитация была постоянной). Другим помещением был отсек для биологических грузов. Иван Сергеевич протянул руку к пульту и, нажав несколько кнопок, щёлкнул тумблером. Юлька вдруг почувствовала, как пол ушёл из-под ног, а тяжёлый и неудобный скафандр стал ощущаться, как обычный, десантный.

Но если для Юльки и Павлика ощущения были привычными (и в гидрокосмосе тренировались и в антиграве), то для Вали, до того момента летавшей только на кораблях с искусственной силой тяжести, ощущения были необычными, девочке казалось, что она падает в глубокую бездонную яму. Валя даже потеряла поначалу ориентацию — не было привычных ощущений верха и низа. Лишь ощущение постоянного и бесконечного падения…

– Валька, далеко не улетай! — засмеялся Павлик.

Петровский закрыл внутренний люк шлюза, подплыл к пульту и нажал небольшой рычажок, сняв предохранитель. Валя ощутила какое-то мимолётное движение.

«Наверно это воздух выходит из шлюза», — догадалась она. А Юлька и Павлик невольно вздрогнули — движения воздуха в шлюзе напомнили им кабину «Зари»… Лампы стали светить чуть ярче (хотя, может быть, это только показалось ребятам), а затем погасли. Осталась только подсветка люка и пультов.

Сделав знак Вале, Юлька и Павлик вслед за механиком нырнули в лаз ремонтного люка. Выплыв наружу, Павлик и Юля ловко вытянули из пояса страховочные фалы и пристегнули к направляющим, затем Павлик проделал ту же манипуляцию со скафандром Вали.

– Молодцы! — похвалил их Иван Сергеевич. — Не зря красные лычки получили.

– Дядя Ваня, а если я не пристегнусь, то могу, случайно оттолкнувшись, улететь в открытый космос?

– Отлететь от корабля в этом случае ты, Валя, разумеется, можешь. Но это не фатально. Просто будешь так же крутится по орбите вокруг Луны, скафандр рассчитан на десять часов автономии, а за это время катер «Плутонии» или любого другого корабля, который будет поблизости, вполне успеет тебя догнать и захватить в «кошель». Чтобы преодолеть притяжение Луны и улететь в открытое пространство, космонавту пришлось бы прикрепить к себе двигатель коррекции орбиты от тяжёлого спутника и включить его на предельную тягу. Вот тогда, может быть, ему и удалось бы получить нужное ускорение. А может быть и не удалось бы…

«Кошель» Юля и Павлик видели. Это был специальный захват с сеткой, с помощью которого ловили различные предметы на орбите или случайно оторвавшихся от корабля космонавтов. Особенность этого захвата была в том, что он сам притягивался к нужному предмету, и для того, чтобы промахнуться «кошелём» мимо цели, нужно было очень сильно постараться.

Валя вслед за друзьями взялась за ограждение трапа и стала перебираться на верхнюю площадку «Плутонии». Сделать это было не трудно, но девочка немного не рассчитала усилия.

– Валя, ты куда? — Юля схватила Валю за ногу и подтянула обратно на трап.

– Не торопись, Валька. Ты в невесомости, поэтому резких движений не делай. Двигайся, будто плывёшь, — объяснил ей Павлик.

Юля взобралась на площадку и оглянулась. Под кораблём, чуть под углом была поверхность Луны. Корабль подлетал к терминатору, и большая часть лунной поверхности ещё оставалась в темноте.

Лунная поверхность казалась тёмно-зеленоватой и бархатистой. Крупные кратеры были освещены бледным серовато-голубым светом Земли. Под самым кораблём виднелись огни станции «Порт-Нубиум (Гавань Облаков)», одной из четырёх больших лунных станций. «Плутония» же держала курс ко второй станции — «Лунник», расположенной в Заливе Лунника Моря Дождей. Там сейчас ждала «Плутонию» Алька Векшина, одноклассница ребят.

Вале вдруг стало жутко, ей показалось, что сейчас она сорвётся с борта корабля и ухнет вниз на поверхность Луны, до которой оставалось несколько километров. Девочка зажмурилась и вцепилась в страховочный поручень.



Михаил Клыков

Отредактировано: 29.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться