Загадка «пирамидок»

Размер шрифта: - +

Глава 2. Разговор на мостике

В кают-компании Юля подключила мнемокристалл к терминалу бортового компьютера. Впрочем, и Юлька, и Валя, и Алька уже догадывались, что они увидят. «Пирамидка», найденная в «Тавре», оказалась копией эртянских и тех, что были найдены на Земле, в Тибете. Отличие состояло только в том, что тело лунной «пирамидки» было разбито, а звёздочка на пояске оказалась красной.

– А вот это интересно.

– Почему? — спросила Валя.

– Звёздочка красная. А на Эрте была зелёная.

– А что странного? Это же уже другая система. Может звёздочки — это своеобразная маркировка? — возразила Алька.

– Так ведь у «пирамидок», найденных на Земле звёздочка — голубая! — напомнила Юля.

Из кают-компании девочки вернулись в каюту Юли.

– Значит, пираты охотились на «Кассиопее» за этими «пирамидками»? — спросила Валя.

– Выходит, что да, — согласилась Юля, разглядывая рубиновую раковину марсианского песчаного моллюска, которую она когда-то привезла с базы «Позитрон» на Марсе и всегда возила с собой, забыв лишь однажды — в тот злополучный рейс пакетбота «Заря». Валя удивлялась этому, но Юлька никогда не говорила про свой «талисман», а Валя не хотела показаться чрезмерно любопытной. — Только они не учли, что «Кассиопея» — автомат. Они на неё проникли, а «Кассиопея» — оп! И заблокировалась намертво!

– И доставила пиратов, как в летающей тюрьме, на ближайшую базу Патруля. Только Даклата Докатра там не было. И дядя Юра ошибся в своих предположениях.

– А с чего ты решила, что Даклат должен был быть на «Кассиопее»? Может он тут вообще ни при чём. А если и при чём, он наверняка руководил операцией, а не участвовал в ней, — рассудила Юля.

– А охотятся они за ней, потому что думают, что это оружие, — сделала вывод Алька. — Ну, раз она вызывает безумие. А откуда они, интересно, узнали об этом?

– Так ведь об этом писали в журналах. Но это не оружие, а очень полезная штука для учёных и вообще для обучения. Безумие — это только вредный побочный эффект, — возразила Валя.

А Юля лишь пожала плечами — её опыт «общения» с «пирамидкой» был далеко не радужным, и девочка сильно сомневалась в полезности и безвредности артефакта.

***

Через несколько часов экипаж и пассажиры «Плутонии» вновь заняли места в ложементах. Предстоял прыжок через гиперпространство к системы Беллам, где находилась планета Коссом. Юля пристегнулась к креслу и внимательно прислушалась к своим ощущениям. Страха, как недавно на обзорном мостике, не было, но в глубине души всё равно ворочалось какое-то неприятное беспокоящее чувство.

«Ладно, разберёмся потом», — подумала про себя Юля, поудобнее устраиваясь в ложементе: пролежать в нём придётся часа три, пока корабль не пройдёт «вихревую зону». Она поглядела на Альку. Та, пристегнувшись в ложементе, глубоко вздохнула и, прикрыв глаза, замерла, откинув голову на подголовник. По её напряжённой позе и частому дыханию было заметно, что девочка боится.

– Боишься? — спросила её Юля.

– Ага, — Алька, открыв глаза, посмотрела на Юлю. — Я первый раз в Глубоком космосе.

– Ничего, я тоже первый раз испугалась, когда всё засверкало. Я ведь в этом полёте тоже впервые видела «сияние Вселенной», как говорит дядя Жора.

– Валя сказала, что вы уже были в межзвёздном пространстве.

– Были, когда нам было восемь. Но мы летали на лайнере, на Пангею. И при скачке лежали в каюте. А там нет иллюминаторов. А экраны при прыжке выключают.

Валя что-то эмоционально объясняла отцу, задержавшись в ходовой рубке. Слов Юля не могла разобрать из-за гудевшего рядом вентилятора, охлаждавшего щит энергоустановки, питавшей навигационный компьютер. Юля слышала лишь своё имя и отдельные отрывки: «… опять Юлька… …корабль… …сирену… не надо, а то…» Георгий Сергеевич кивал, соглашаясь, потом махнул Вале: «Давай в ложемент!», и подошёл к Юле:

– Ты как?

– Готова!

– Молодец, так держать! — похвалил капитан, потрепав их с Алькой по волосам.

Юля приготовилась услышать сирену готовности: «Только бы не испугаться!» Но вместо этого Георгий крикнул в микрофон громкой связи:

— Готовность — одна минута!

— А сирену почему не дал? — удивилась Лена Заманихина.

— Обойдёмся. Мы все здесь. Не будь формалистом, Лена.

Капитан занял место в ложементе, раздался низкий вибрирующий гул. Пространство за иллюминатором внезапно озарилось ярчайшими переливами всех цветов радуги и самыми невероятными оттенками. Юля невольно зажмурилась. В голове немного зашумело, впрочем, это были обычные явления в гиперпрыжке, и девочка не беспокоилась. Рядом раздался изумлённый возглас Альки: «Вот это да!»



Михаил Клыков

Отредактировано: 29.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться