Загадочная история в Совете Земли

Размер шрифта: - +

Глава 3. Взрыв

За двести сорок три километра от города К. раскинулся огромный жилой поселок Ста́рсберг. Дома выше трех этажей считались бесполезной роскошью и транжирством, поэтому во всех семейных населенных пунктах, в том числе и Старсберге, они были маленькие, но уютные. Каждый дом занимала лишь одна семья. Выросшие дети редко оставались жить с родителями, предпочитая отдельную квартиру в городе, а когда обзаводились собственной семьей, получали право переехать в отдельный дом.

Особняк доктора Брандта и полковника Санди был в некотором роде привилегией, которую им позволили только из-за их выдающихся заслуг перед обществом Земли. У них был обычный дом, как у всех, ни больше, ни меньше, только занимать его было разрешено им вдвоем, не имея семей, и находился он на расстоянии десяти километров от основного населенного пункта. Расстояние это с каждым годом сокращалось в угрожающем их холостому существованию темпе, что приводило в шок и трепет доктора Брандта - он очень ценил их привилегированную уединенность. Она якобы позволяла ему глубже уходить в себя, когда вдохновение охватывало его.

Доктор Брандт и полковник Санди сидели в просторной гостиной, за столом, полным экзотических инопланетных вкусностей и кулинарных изощрений Ка́спера, их андроида-дворецкого.

- Сегодня ты превзошел сам себя, Каспер! Мясо прямо тает во рту, - довольно произнес доктор Брандт, уминая за обе щеки жаркое из кролика-патанша. Он вернулся в доброжелательное расположение духа и уже успел рассказать Касперу обо всем, что сегодня произошло.

- Вы мне говорите это почти каждый день, сэр, - с благодарностью кивнул Каспер в ответ.

- А мог бы каждый, - язвительно усмехнулся доктор Брандт.

- Значит, мне еще есть куда стремиться, - покорно согласился Каспер.

Он собрал лишние приборы со стола и унес их. Филипп как обычно молча жевал вкусную еду, пребывая далеко в своих мыслях и надеясь, что его друг не начнет какой-нибудь очередной нудный застольный разговор

- Гарезинда, - произнес доктор Брандт, сначала на несколько секунд замерев. С ним случалось такое, когда какая-нибудь мысль вдруг начинала им овладевать, и ни о какой другой кроме нее и думать не мог.

Филипп молчал, все еще надеясь, что это была лишь кратковременная вспышка.

- Гарезинда, - вновь повторил доктор. – Что это за имя такое вообще?

- Арканийское, - поняв, что от разговора не увильнуть, ответил полковник Санди. – Я уже посмотрел. Довольно интересное, не правда ли? Означает - «сильная волей и духом». Судя по лицу, оно ей чрезвычайно подходит.

- Вы уже и профиль ее найти успели. Все так ужасно? – усмехнувшись, посмотрел на него доктор Брандт.

- Не то слово, - округлил глаза Санди.

- Гарезинда Дудик, - медленно и протяжно произнес доктор Брандт. – У советника совсем отсутствовало чувство юмора. Я, конечно, понимаю, что ввиду его деятельности он часто имел дела с арканийцами. И, назвав свою дочь их именем, он только еще больше расположил их к себе. Но… Гарезинда Дудик! – доктор Брандт обреченно покачал головой. – Бедная девочка, чего ей только не пришлось пережить в школе.

- Убежден, она с достоинством прошла через все, что выпало на ее долю, - сказал полковник Санди, разрезая на маленькие кусочки сочный бифштекс из мяса, название которого он был не в силах произнести, даже читая его по бумажке.

– А вам не показались странными слова Такано, Филипп? – спросил доктор Брандт, отправляя сочный кусочек в рот.

- Речь его была довольно убедительна, а его ответы не вызывали подозрений, - пожал плечами полковник Санди.

- Не бывает такого, - твердо заявил доктор Брандт. – У человека должны быть враги. Вы знали советника Дудика?

- Не близко. Он, конечно, очень приятный человек. Добрый. Добрее его я, наверно, никого не встречал, но враги есть у всех.

- А я знал его очень даже хорошо. И он действительно производит впечатление человека, с которым невозможно поссориться. Такой дедушка-божий одуванчик. Но не могу не согласиться с вами, друг мой, речь Такано была убедительной. Кроме ответа про врагов, на его должности они есть у всех. Должны быть у всех. Ну или завистники. Значит, Такано не знал врагов Пелкера и он никудышный глава Совета, или он скрыл это от нас, и тогда участвует в заговоре, о котором кричала эта Гарезинда. Правду мы узнаем, только когда докопаемся до нее.

Доктор Брандт отложил вилку в сторону и промокнул губы салфеткой.

- Опять вы со своим расследованием, - проворчал полковник Санди. – Я в этом участвовать не собираюсь. Пустая трата времени!

- Вам придется, Филипп. Мо́на!

- Чем могу помочь, доктор Брандт? - раздался из ниоткуда мелодичный женский голос, который принадлежал системе управления их домом. Она была разработана и установлена самим доктором Брандтом, и полное имя ее было Мона Лиза дель Джокондо.

- Набери Гарезинду Дудик. Только звук, - сказал доктор Брандт.

- Идет набор, подождите, - почти пропела Мона. Но ожидание затянулось - на звонок никто не отвечал.

- Ее же забрали в Борнеш, доктор Брандт, - заметил полковник Санди. - Скорее всего, накачали успокоительными.



Александр Абрамов

Отредактировано: 11.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться