Загадочный артефакт

Размер шрифта: - +

Часть I. ЗЕМЛЯНЕ. Глава 1.1

На самодвижущейся дорожке стояла юная девушка в коротком светлом комбинезоне с оголёнными руками и лёгких сандалетах. Она крутила головой по сторонам, высматривая кого-то.

–Куда он мог спрятаться? – спросила она сама себя и тут же ответила. – Наверняка нашёл новый укромный уголок.

––Даааан! – позвала. Не получив ответа, нажала кнопку на браслете, включив поисковик. Когда лампочка замигала, удовлетворённо улыбнулась и быстро побежала по дорожке, свернула в сторону стоянки аэрокаров, подошла к стеллажу с летающими дисками (антигравами), взяла один из них, положила на землю, ловко ступила в появившиеся следы, быстро активировала подъем и, легко лавируя, полетела между деревьями.

Девушку звали Тори Иваниц. Она училась в педколледже и сейчас у неё была практика в Детском Центре (ДЦ).

Тори слыла первой красавицей курса, обладая нестандартной внешностью – большими карими глазами с зелёными крапинками, кажущимися огромными на небольшом личике сердечком. На этом чуть удлинённом лице казался точёным аккуратный прямой нос, а пухлые губы не надо было красить – они и так выглядели слишком яркими на бледной коже, к которой не приставал загар. Свои густые тёмно-каштановые волосы девушка собирала в высокий хвост, открывая маленькие, слегка заострённые ушки. За что её прозвали эльфийкой сокурсники с факультета истории, увлекавшиеся старинными книгами. А за ними и все остальные. Удивительно, но и её группа за глаза называла так Тори. Она знала это и недоумевала, откуда они могли узнать. Хотя с их-то способностями…

Тори поправила длинную чёлку, придающую лицу немного бесшабашности. Это нравилось маленьким подопечным, которые видели в ней не педагога, а старшего товарища.

Вдруг девушка недовольно скривила губы и нахмурилась, поняв, что потеряла сигнал.

–Ну, погоди у меня! – воскликнула красавица, поднимаясь выше деревьев.

Сверху крона леса казалась зелёным морем. В тени деревьев спрятались невысокие двухэтажные дома. Они казались игрушечными на фоне высоких дубов и корабельных сосен.

Тори вновь посмотрела на браслет, огонёк начал мигать, а потом вновь потух.

–Ясно, вновь заплыл в грот,– улыбнулась практикантка. Она вспомнила историю создания общественных заведений для детей, впоследствии именуемых детскими центрами.

ДЦ строились чаще всего на берегу лесных озёр, как повелось с тех пор, как произошёл последний катаклизм, вызвавший пожары, уничтожившие большую часть лесов. Тогда у детей начались болезни, вызванные нехваткой кислорода, поэтому леса начали охранять. Они стали особой ценностью, как и потомки. Вот и решили сохранить в целости и сохранности то и другое, поселив детей в ДЦ, сооружённых в лесных массивах.

Сначала туда помещали только ослабленных детей, но по мере сооружения множества таких поселений и возрождения «лёгких» планеты, большинство младшего поколения землян проживало в лесных ДЦ. Нет, были, конечно, исключения, если родители возражали и хотели иметь чадо постоянно рядом. Тогда дети учились в мегаполисах, где были школы и детские сады.

Центр-5 стоял на берегу большого озера. С соседних гор сбегали ручейки, кое-где сливаясь и превращаясь в бурный поток. В одном месте он падал в озеро с небольшого уступа, образуя водопад. Под ним находился небольшой грот, который и облюбовали воспитанники ДЦ. Здесь было немало датчиков слежения, потому что взрослые беспокоились за детей, склонных уединяться. Никто, конечно, не пытался нарушить такое уединение, да и зачем это делать, если с каждым ребёнком с детства был робот-учитель (РУ).

А высматривала Тори своего самого любимого и самого трудного подопечного – Дана Свирида.

Дан отличался от других подопечных Тори. Он был «в себе» или аутист. «Аутизм — это психическое заболевание, которое диагностируют в детстве, и оно остаётся с человеком на всю жизнь. Причиной служит нарушение развития и функционирования нервной системы», – дословно пришли на память строки из учебника.

Только спустя столетие выяснилось, что у таких людей по-иному устроен мозг. Во-первых, он намного больше по размеру, чем у обычных людей, во-вторых, у них очень большое количество связей между нервными клетками, что мешает правильному распределению информации. У аутистов намного больше нейронов в коре мозга, отвечающих за рассуждение, общение, социальную адаптацию, коммуникабельность. И поэтому такие дети предпочитают одиночество, уединение.

Но спустя век выяснилось, что если правильно подобрать обучение, то именно аутисты способны выдать самые нестандартные, самые гениальные идеи.

Практикантка опустилась на плоский валун у водопада. Тут из браслета, что являлся средством связи и персональным компьютером, послышалась знакомая мелодия.

–Ирма? – удивилась Тори, включая связь. Прослушав сбивчивый рассказ подопечной, улыбнулась – Закончила очередной шедевр? Я рада. Да, посмотрю сегодня. Через час.

В группе Тори находились дети с разными способностями. Считалось, что таким образом они лучше раскрывают свой естественный потенциал, хотя диагностика уже была проведена в раннем детстве и выявлены склонности, которые развивались быстрыми темпами.

По мере обучения детям усложняли программу, часто совершенно разную для каждого ученика. Но иногда, несмотря на большой психологический опыт, некоторые дети развивались совсем не так, как предполагали умные машины. Вот тогда и вступали в общение телепаты.



Валентина Еремеева

Отредактировано: 10.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться