Загадочный артефакт

Размер шрифта: - +

ЭПИЛОГ

ЭПИЛОГ

Дан полностью ушёл в науку, став учеником Мирта. Он полностью разделял его соображения о присутствии на Земле в далёком прошлом представителей могущественной цивилизации, прозванной Странниками. Да и кто, если не они оставили чудесные артефакты, не раз спасавшие цивилизацию?

С помощью своего дара коллеги решили создать уникальный прибор, распознающий артефакты, которые до поры до времени не проявляли себя, но друзья-товарищи были уверены, что они есть как на Земле, так и на других планетах Солнечной системы. Туда они тоже хотели заглянуть, но пока исследовали родную планету.

Те камни, что назвали «валунами» после скрупулёзного исследования оказались заполнены множеством формул и символов, над разгадкой которых бились учёные всей Земли. И, возможно, именно нашим героям предстоит всё же разгадать тайну Странников и найти место их обитания.

Супруга Мирта Яра Бел не только пришла в себя, но и полностью выздоровела, став членом команды мужа. Свет теперь стал завзятым семьянином, Они с Ярой посещали театры и выставки, отдыхали на Тибете и у моря, не расставаясь ни на минуту, словно хотели заполнить то время, когда был и в разлуке

Джон остался у землян. Он не только учился, но и активно работал по решению воссоединения землян и морян. Процесс обещал быть длительным, ведь немало противников такого союза оказалось как с одной стороны, так и с другой. Земляне утверждали, что слишком агрессивны, чтобы жить свободно и открыто. Воссоединение приведёт к росту преступности. Моряне же действительно боялись открытых пространств и не спешили покидать тесные, но такие привычные базы.

Конечно, сначала отобрали несколько десятков добровольцев с морских баз, чтобы они освоились на суше. И столько де юношей и девушек отправили с суши на морские базы.

К удивлению скептиков никто из молодёжи не пожаловался на непривычные условия. Наоборот моряне с интересом ощущали под ногами землю, любовались открытыми и воздушными городами землян, их лесами и полями.

Земляне же с восторгом осваивали морские просторы, подолгу бродя по дну морей и океанов. Больше всех воссоединению были рады, наверное, дельфины. Учёные с суши тут же наладили дружеские связи с этими удивительными морскими обитателями, и первым на контакт пошёл, конечно, Василий, друг и товарищ Джона Яма.

Тори закончила колледж и перешла на работу в Научный центр, чтобы досконально изучить проблемы одарённых детей. И главным учителем у ней стал Вано Сокол, окончательно вернувшийся в мир.

Девушка постоянно следила за успехами, как Дана, так и Джона, но пока не могла определить, кто же занял большее место в её сердце. Она с удивлением поняла, что оба парня стали очень похожи, как будто братья-близнецы. Даже внешне казались одинаковыми – оба сильные, плечистые, с красивыми одухотворёнными лицами, на которых сразу притягивали взгляд глаза. Это были не совсем обычные человеческие глаза, а очи, в которых горело неистовый огонь, присущий только героям прошлого. У обоих молодых людей было одно желание –получить как можно больше знаний, чтобы принести пользу своему родному дому, которым считали всю планету.

В прежней жизни, Джон, возможно, вызвал бы соперника на дуэль или нашёл его слабые стороны и высмеял бы его, но не теперь и не здесь. Во-первых у Дана не оказалась слабых сторон. Он, как и морянин, ничего не предпринимал, чтобы оказать влияния на чувства девушки, но учёл прежние ошибки, поняв, что сильно ошибался, не уделяя должного внимания физическому развитию. Поэтому после возвращения, Свирид начал активно заниматься спортом, где достиг определённых успехов. И они часто встречались с Джоном на ринге, где преимущества склонялись то в сторону морянина, а то землянина.

Во-вторых, бывший морянин пока не очень понял систему брака землян. Вот у морян всё было ясно и чётко.

Каждой семье разрешалось иметь не более двух малышей. Правда, если появлялось слишком много бездетных пар или любителей нетрадиционной любви, то самым ответственным матерям дозволялось заводить третьих и даже четвёртых малышей.

На морских базах гомосексуализм и лесбиянство, в отличие от всех других видов извращений, не преследовались, хотя и не одобрялись, главное, не афишировать, а у себя в квартире вправе вытворять всё, что угодно.

Регулировалась численность населения с помощью «поясов верности», что носили е и мужчины, и женщины до восемнадцати лет. Эти жёсткие конструкции из нанороботов, не позволяли ничего лишнего. Целоваться и обжиматься можно, остальное, никак, при всём желании.

После восемнадцати лет, пояса становились тонкими и мягкими, всего пару микрон, походили на презервативы из прошлого, но дозволяли зачатие только дважды. Отношения есть, удовольствие также, а наследников заиметь не могли супружеские пары. Зато ни лишних ртов, ни абортов, ни заболеваний.

Измены не приветствовались. Не можете жить вместе – объявляйте об этом официально, каждому выделят свою комнату и всё. О детях волноваться смысла нет, они получают всё и всегда в полном объёме,ведь обучаются с помощью виртуальных шлемов.

А у землян всё было гораздо проще, но вместе с тем и сложнее. Браки заключались на определённое время, после чего либо аннулировались, либо продлялись. При желании можно было найти свою пару с помощью специальных тестов.

Детей воспитывали как в семье, так и в детских центрах, где у них былин не только воспитатели, педагоги и психологи, но и наставники из числа умудрённых житейским опытом людей. Наставника выбирал воспитанник в определённом возрасте, когда достигал уровня развития волевых качеств. Такое могло произойти как в пять лет, так и в десять. Институт наставничества был пока не совсем отрегулирован, но уже получил определённые успехи. И всё чаще знаменитые учёные и творческие люди становились наставниками молодёжи ,собирая вокруг себя заинтересованные юные таланты. даже такие известные и занятые мужчины, как Вано Сокол и Свет Мирт уже начали посещать ДЦ, чтобы узнать детей и рассказать о своей работе.



Валентина Еремеева

Отредактировано: 10.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться