Заглянуть в пустоту

Я уже не женат, но ещё не умер

Жених был красив и доволен. Отсутствие традиционного классического костюма молодило и разжигало игривое настроение: белые шорты, широкая, до самой середины торса расстёгнутая шведка в пальмах, лёгкие сандалии и венок из свежих розовых цветов, торжественно водруженный на шею во время брачной церемонии. Раскрасневшееся лицо Потоцкого появлялось то у одного плетёного столика, то у другого, щедро раздавая пьяную улыбку и шутки, которые с каждым новым бокалом становились пошлее. Виолетта в коротком воздушном белом платье, перевязанном на талии розовым бантом, в балетках и фетровой шляпе цвета фуксии, украшенной живыми цветами и прозрачной капроновой лентой, была само очарование. Она не мешала пьяной радости мужа, оставаясь в сторонке, и скромно потягивала безалкогольный коктейль. Её милая улыбка будто витала в некой невесомости, пролетая над головами охмелевшей публики и смешиваясь с ненавязчивыми звуками самбо босанова. 

            Свадебный вечер вместе с пурпурным закатом плавно перешёл в звёздную ночь, нагоняя усталость на изрядно выпивших и разморенных августовским солнцем гостей. Ровно в час ночи зеркальную гладь моря украсила белоснежная яхта. Она переливалась огнями, отражаясь на чёрном холсте воды своим близнецом. Сверкающий кораблик, казалось, парил в воздухе между двумя тёмными стихиями. При виде такого зрелища компания притихла и, словно по команде, все начали стекаться к деревянному мостику, где молодых уже ожидала нарядная гондола с лодочником в огромном сомбреро. Пьяного Потоцкого и его молодую жену под аплодисменты и сбивчивые пожелания проводили в лодку. Яхта уже отчалила и направила свой курс в чёрную бездну, но толпа не расходилась, зачарованно глядя на яркое пятно вдали. Вдруг что-то бухнуло. Небо дёрнулось и улыбнулось красным бисером огней. Ещё раз, и ещё, и ещё… Оно смеялось голубыми, зелёными, фиолетовыми красками, освещая болгарские берега и зачарованные лица людей…

 

            Мужчина отмахнулся от навязчивого дыхания в ухо. В голове гудело, а во рту была ужасная засуха. Он, не открывая глаза, принялся искать под кроватью бутылку воды.

            – Ты уже допил, – тихий голос объяснил отсутствие оной.

            – Ух. Солнышко моё, ты уже не спишь? – его губы растянулись в улыбке, и он приоткрыл один глаз.

            – Давно, – вздохнула Виолетта. – Ты ужасно храпел.

            – Этого не может быть, любимая. Это был не я. Это морской ветер. Я же тебе говорил, это не очень хорошая идея – проводить брачную ночь в море.

            – Сегодня безветренно и спокойно, дорогой. Так что это полностью твоя вина.

            – Хорошо, – ухмыльнулся Потоцкий и притянул её к себе. – Я готов искупить свою вину.

            – Тебе представится такая возможность, не волнуйся, – девушка была мила, но серьёзна, – а сейчас мне хотелось бы, чтобы ты всё-таки исполнил своё обещание и не срывал наших планов.

            – Девочка моя, ты о чём? Об этой идее с рассветом? – мужчина потянулся к часам на тумбочке. – Полпятого!

            – Вот именно! Через двадцать минут рассвет будет в самом разгаре. А нам ещё нужно доплыть до острова.

            – Не понимаю, зачем тебе это нужно, – пробурчал Владлен Эдуардович. – Ну, хорошо, если так хочешь, пойдём посмотрим на рассвет с палубы. Но зачем переться на эти чёртовы камни?!

            – Я же тебе говорила. Оттуда открывается прекрасный вид. Люди говорят, если там встретить рассвет вдвоём, то любовь продлится вечно.

Мужчина хотел засмеяться, но вместо этого получилось только закашляться. Он посмотрел на хорошенькое личико жены, молящие глаза и кивнул:

            – Ну, хорошо, раз любовь продлится вечно, то придётся плыть. Только если ты мне дашь волшебную таблетку от головной боли, а то вечность может закончиться очень скоро.

            Капитан с недовольным выражением лица, которое спрятал за дежурной улыбкой, уже стоял на палубе, а его помощники спускали лодку. Охранник с гладко выбритым невозмутимым лицом тоже стоял возле спуска. Он держал три комплекта для дайвинга, скрученный резиновый коврик, тряпичный защитный зонт и сумку для пикника.

            – Что это? – голос Виолетты дрогнул.

            – Ты думала, что я несерьёзно отнесусь к твоему предложению? – Потоцкий обнял её за талию и притянул к себе. – Мы устроим там маленький пикничок и…

            – Но я думала, что мы будет вдвоём. Эти твои люди везде, никакой личной жизни. Я хотела встретить солнце только с тобой.

            – Ну, хорошо. Хочешь – сделаем так: нас сейчас отвезут, Дима осмотрит остров, – он указал на крупного гладковыбритого парня с вещами, – и уедет. А потом за нами вернутся, когда мы этого пожелаем.

            – Хочу, – глаза девушки вспыхнули, и она по-детски запрыгала на месте.

            Лодка глухо рычала, рассекая послушную мягкую воду, а за спиной равнодушного Димы начинал просыпаться алый диск солнца. Виолетта зачарованно смотрела вдаль, а немолодой уставший мужчина любовался ею. Бледное, почти мраморное лицо было неподвижно. Вокруг него то и дело вздымались волны рыжих волос, встревоженных лёгким утренним ветром, а в глазах отражалось красное пламя. В этот час она была похожа на морскую сирену, нереально красивую и опасную. «Сейчас она запоёт – и мир погибнет», – подумалось Владлену Эдуардовичу, а по спине пробежал холод. Он содрогнулся. Вздохнув, мужчина снова уставился на девушку. Она всё так же невозмутимо сидела, пронизывая взглядом горизонт. Только пальцы одной руки с силой сжимали пальцы другой, будто хотели вывернуть их или сломать. Владлен Эдуардович озадаченно приподнял брови и накрыл её руки своей большой ладонью. Девушка вздрогнула от неожиданности. Ему на мгновение показалось, что на него смотрят незнакомые чёрные глаза-дыры, выжженные солнцем. Он тряхнул головой, отгоняя наваждение. Уже через секунду ему улыбалось прежнее милое личико. Потоцкий выругался про себя и с умилением припал губами к её миниатюрной влажной ладошке.



Ира Берсет

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться