Заговор Высокомерных

Глава IV

- Милка, слышала, кто, скорее всего, будет нашим новым редактором? - вдруг ни с того ни с сего поинтересовался спортивный обозреватель Илья. И сам же ответил на свой вопрос: – Доронин.

- Кто-кто? – рассеяно переспросила журналистка, все внимание которой было сконцентрировано на работе.

- Кирилл Доронин.

Мила подняла голову и теперь пораженно смотрела на коллегу.

- Тогда я точно уволюсь. На последнем курсе университета я участвовала в одном журналистском конкурсе. Он был в жюри и раскритиковал мою работу в пух и прах. Сказал, что в ней нет ни логики, ни смысла. И язык у меня бедный, и тема не актуальная. Просто смешал с грязью. Ненавижу его. Я тогда на полном серьезе собиралась все бросить и стать мастером маникюра. Мне только поддержка Олега помогла не впасть в депрессию.

Илья сочувственно поглядел на молодую женщину.

- Главное, что не бросила. А такое со всеми бывает. Что за тема-то хоть была?

- Проблема бездомных собак и ее решение - отстрел или стерилизация.

- Ну для начинающего журналиста вполне себе нормальная. Актуально. У меня брат на днях жаловался, что из школы ходить мимо гаражей боится - местные собаки на него кидаются.

- Доронин с актуальностью данной проблемы был не согласен. Вот если б я про какую-нибудь звезду написала скандальную статейку...

- Уверяю тебя, - Илья хмыкнул, - ему бы это точно не понравилось. Нормальный он мужик.

- Мужик? – брови Милы взметнулись вверх. - Я была уверена, что ему лет шестьдесят. Его самого я никогда не видела, только комментарий к моей статье читала.

- Да не, ему еще и сорока нет.

То, чего так опасалась Мила, к великому ее разочарованию, таки свершилось. После обеда всех членов редакции собрал у себя учредитель и сообщил, что новым главным редактором их издания будет Кирилл Вадимович Доронин.

Тот начал свой первый рабочий день с планерки, на которой так удобно увидеть весь коллектив и, главное, оценить его работу.

- Поближе познакомимся мы с вами вечером, - объявил редактор. – Приглашаю всех на небольшой фуршет. А пока поработаем.

Мила украдкой рассматривала нового руководителя. Среднего роста, шатен с зелеными глазами, одет в темные джинсы и светлую рубашку. В общем-то, ничего примечательного. Хотя, кто-то ей однажды говорил, что зеленый цвет глаз довольно редок. Вроде бы даже статистика есть о том, что зеленоглазых на планете меньшинство. Ну, разве что это выделяло Кирилла Доронина из толпы. Его фигуру и черты лица нельзя было назвать ни красивыми, ни отталкивающими. Хотя бы пивного живота – очень распространенного нынче явления у молодых мужчин – у него не наблюдалось. Явно занимался спортом. И еще приятно пах хорошей туалетной водой. Так и быть, это тоже Мила отнесла к его плюсам. Выходило только два – цвет глаз и приятный аромат. Было бы отлично, если бы бонусом к этому шел еще и профессионализм. Однако, пока о том, насколько хорош их новый главред, как специалист, можно было только догадываться.

Мила уже предвкушала, как молоденькие девчонки-корреспонденты и дамы из отдела корректуры будут перемывать косточки редактору после возвращения с планерки. Наверняка каждая из них уже просканировала Доронина на предмет мужской привлекательности. Главным пунктом, волнующим всех без исключения представительниц прекрасного пола, было наличие или отсутствие обручального кольца. Сама Мила никогда не обращала на это внимания, потому что когда начинала журналисткую карьеру, все ее мысли уже занимал Олег. К слову, у Доронина кольца не было.

Мужчина совершенно не ощущал на себе колючий взгляд с другого конца большого стола для переговоров. Раскинувшись в кожаном кресле и просматривая полосы, Доронин остановил взгляд на интервью с Оливье де Шарлеруа, потом опустил глаза в конец статьи, туда, где стояла подпись автора.

- Хм… «Его Величество Торт»… Литвинова, - Кирилл нахмурился, будто что-то вспоминал. - Знакомая фамилия. А, вы писали про собак. Ну что ж, эта статья уже получше.

Он поднял голову

- Литвинова это кто?

- Это я, - ответила Мила, едва сдерживая клокотавшую внутри обиду и обещая себе завтра же уволиться.

- Милана, если не ошибаюсь?

- Меланья… Романовна, - поправила журналистка.

Ее неприятно царапнул быстрый оценивающий взгляд. После чего Кирилл снова склонился над полосой. Мила тоже опустилась глаза, уставившись в свой блокнот. А когда подняла голову, обнаружила, что ее снова, но теперь уже внимательно рассматривают. Встретившись с ней глазами, Доронин поспешил тотчас вернуться к газете и больше никого из коллектива не трогал до самого конца планерки.

- Не женат и ездит на Ауди, - Мила услышала, как это шепнула подругам девушка из корректуры по имени Светлана. – Возьму его в оборот.

Оказывается, люди в восторге. Молодая женщина с досадой наблюдала за стайкой весело гомонящих коллег, спускавшихся по лестнице.

Оставаться на фуршет Мила, по понятным причинам, не стала. К Олегу на работу она практически бежала. Теперь пожалела, что не взяла машину. Она вообще побаивалась ездить за рулем, хоть и давно водила. А сейчас хотелось скорее оказаться в любимых объятиях и забыть обо всех бедах. Олег обязательно найдет нужные слова, чтобы ее утешить. Он всегда ее поддерживал, всегда был на ее стороне.

Стремясь как можно быстрее увидеть мужа, Мила даже не поздоровалась с его секретаршей, так и застывшей у стола с чашкой кофе в руке. Пронеслась к двери, резко рванула и замерла на пороге. На коленях у Олега сидела эта женщина, как ее… Дарья Лисневская. И они целовались.

Миле сложно было понять, что это – настоящая физическая боль или ей только кажется, что больно? Просто где-то в груди… или в животе? И еще в голове… стало невыносимо больно и пусто. Словно разом все изнутри вырвали…



Елена Тюрина

Отредактировано: 29.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться