Заговор Высокомерных

Глава X

Убийство модного кондитера всколыхнуло город. Утром в понедельник Кирилл первым делом направился к Миле. Опершись ладонями о стол, объявил:

- Грохнули твоего Шарлеруа. Это ж надо. Причем сразу после выхода интервью. Уже посчитали предварительно тиражи, я тебе скажу - рост существенный.

- Вот это повезло, - иронично заметила молодая женщина.

- Да ладно, я не сумасшедший, чтобы радоваться чужой смерти. У него родственники-то хоть были? Надо текст соболезнования в следующем номере разместить. Ты подумала над моим предложением?

- Да. Я согласна.

- Ну и прекрасно. Значит, скажу секретарю, чтоб составила приказ о назначении.

- Эротоманом был этот ваш Оливье. Точно вам говорю, - заметил спортивный обозреватель Илья. – Вон про него пишут, что порнушку коллекционировал.

- Где пишут? – Мила вскочила и заглянула через его плечо в экран монитора.

Там был открыт сайт какого-то форума.

- Слушай, где фотографии с презентации нового отделения банка на Северной? - спросил Кирилл. - Твое интервью с главой правления проиллюстрируем. А то там кроме его физиономии ни одного снимка.

- У меня в телефоне. Возьми сам выбери, какие лучше.

Доронин скрылся за дверью с телефоном журналистки. А Мила, не увидев ничего интересного в найденной Ильей информации, села на место и продолжила набирать данные соседки Веры, чтобы переслать их на почту Каплина. Старалась ничего не упустить. Надо стучать во все двери и где-нибудь обязательно откроют. Еще бы группы помощи в социальных сетях создать… Но пока вся надежда была на следователя.

Кстати, Лев Гаврилович вчера явно спешил поскорее отделаться от нее. Интересно, почему он вдруг позвонил Лисневской? Миле этот поступок казался до крайности странным. И на какие мысли его натолкнули ее слова о похищенном рецепте? Кажется простаком, а какой на самом деле этот Каплин себе на уме! Может, стоило поделиться с ним информацией об ордене? Но тогда она втянула бы во все это Олега.

- Что за назначение? Можно поздравить? – оторвал ее от раздумий Илья.

- Предложили должность заместителя редактора. Только тсс… Пока это тайна, - Мила заговорщически подмигнула коллеге, зная, что тот и так не болтун.

- Круто. Вообще Доронин – молодец. Пришел и свою команду создает, из нормальных специалистов. Многие коллеги, которые работали с ним в других изданиях, очень благодарны ему за то, что он умеет отстаивать свои права и права своих подчиненных. И добиваться достойного отношения. Так что ты его держись, он в обиду не даст.

Слушая вполуха, молодая женщина перечитывала статью об интересующей ее награде. В ней говорилось, что орден Андрея Первозванного даровался за воинские заслуги и государственную службу. Среди тех, кому в разное время он вручался, был даже Иван Мазепа, который после перехода на сторону шведского короля Карла XII был лишен всех регалий и казнен за предательство. Также орденом Андрея Первозванного награждались все великие князья при крещении. Оказывается, именно отсюда появилась традиция перевязывать новорожденных мальчиков при выписке из роддома голубой лентой.

Еще одним интересным фактом, касающимся ордена, было то, что его кавалером мог стать только человек, имевший графский или княжеский титул, либо воинское звание не ниже генеральского. Кроме того, лицо, удостаивающееся такой чести, должно было обладать большим состоянием. После 1917 года награждение орденом было приостановлено, а носивших его считали причастными к Белой гвардии. Тем не менее, в эмиграции орден сохранился. В России же восстановили данную награду лишь в 1998 году.

Мила задумалась. Как она уже успела выяснить, у Оливье Шарлеруа мог быть лишь один родственник, живший в России в начале прошлого века. Это граф Алексей Волговский. Других Волговских подходящего возраста в архиве она не нашла. А вот вышеупомянутый граф – персона занятная. Участник Отечественной войны. За какой-нибудь подвиг, вероятно, и был удостоен высокой награды. Но в 1918 году Волговский покинул Россию. Скорее всего, он поддерживал императора и был на стороне белых.

Ладно, на сегодня хватит, а то так мозг закипит. Журналистка открыла документ с рекламной статьей. Недавно она нашла через коллегу из другого издания подработку в виде копирайтинга, и вот первый заказ – материал для интернет-магазина по продаже плетеной мебели из ротанга. Писать «халтуру» приходилось в рабочее время, потому что дома Ванька этим заняться не даст. А ночью трудно сосредоточиться. Мила и так стала плохо спать из-за проблем в семье.

Про свой телефон молодая женщина вспомнила уже после обеда. Редактор так его и не вернул. Пришлось идти в кабинет начальства самой.

Она встала, и уже у двери оглянулась к Илье.

- Да, и еще что касается Доронина. Надеюсь, ты не думаешь, что мне эта должность досталась по блату и за какие-нибудь, гм, заслуги?

Тот засмеялся.

- Нет, конечно! Вообще это было ожидаемо. А на счет «заслуг»… Я видел бабу Доронина. Он с нее пылинки сдувает. Такая фифа! Вряд ли его кто-то еще интересует.

- Ну, спасибо.

- Да я не в том смысле, что ты хуже!

- Я поняла. Говорю, спасибо, что не думаешь так.

 

 

- Что с тобой? - встревожилась при виде Кирилла Мила.

А повод для волнения действительно имелся. Тот был белее мела, неподвижно сидел за столом, и тупо смотрел в одну точку.

- Ничего. Просто, кажется, переутомился. Не обращай внимания, - словно очнувшись, произнес он глухо.

Миле показалось, что на нем лица нет. Точнее оно было каким-то серым и безжизненным. Так обычно выглядят люди, потерявшие близких.

- С тобой действительно все хорошо? Нормально себя чувствуешь? - на всякий случай спросила молодая женщина.

Вдруг с отцом что-то? Кирилл словно не слышал ничего. Не ответил, весь погруженный в себя. Что там у него могло случиться всего за несколько часов? Миле некогда было об этом думать. Еще пару коротких статей нужно сделать. Ведь на вознаграждение от Шарлеруа теперь рассчитывать не приходилось, а сына кормить и одевать нужно было. Олег, конечно, без помощи не оставит, но… Вспомнила о муже, и захотелось швырнуть что-то тяжелое об стену.



Елена Тюрина

Отредактировано: 29.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться