Заговор Высокомерных

Размер шрифта: - +

Глава XXV

Утром Каплин наблюдал, как обессиленная, вымотанная, но, судя по лицу, безумно счастливая Дарья спала на его груди. Вспомнил, как ночью, после всего, она трогательно натянула на себя одеяло, прильнула к нему и молчала. Стеснялась, что ли? Его всегда забавляла эта женская особенность – после близости стесняться и прятать свое тело от мужских глаз. Смешно же! Тем более ее он как-то совсем не считал скромницей. Сейчас, пока она спала, одеяло соскользнуло, почти полностью открыв обзору ее наготу. «Если б ты знала, как красива без макияжа и вообще без всего вот этого», - думал он, бесцеремонно рассматривая Дарью. Глядел на нее с нежностью, чувствуя тепло внутри.

Но нужно было вставать. Вчера никого не предупредил, что уезжает на всю ночь. Вера, конечно, и так собиралась оставаться с ночевкой, но все же умчаться, бросив ее, было неприлично. Да и как там мать? Не стало ли ей хуже?

Мысль о Вере натолкнула на воспоминания о вчерашних словах Лисневской. И сразу испортилось настроение. Лев нахмурился. Он обязательно выяснит правду, чуть позже. А пока была еще одна серьезная проблема – слежка за Дарьей. Вечером это у него совершенно вылетело из головы. Теперь же осенила неприятная мысль, что его коллеги наверняка уже в курсе его похождений. Чтобы удостовериться, осторожно поднялся. Дарья соскользнула с его плеча и во сне перевернулась на другой бок, подмяв под себя одеяло.

Каплин подошел к окну и буквально на пару сантиметров отодвинул штору. Нет, тут ничего. Прошел в гостиную, окна которой выходили во двор. Неприятно кольнуло внутри – так и есть, машина оперов на месте. И как теперь выкручиваться?

В ванной было просторно и светло, благодаря россыпи потолочных светильников. А еще безумно красиво. Даже он, равнодушный к таким вещам, засмотрелся. Все было выполнено в черном и белом цветах. Стиральная машинка - и та блестящая, черная. Он был уверен, что Лисневская, как и многие блондинки, питает слабость к розовому, и ожидал увидеть ванильно-кукольную ванную с кучей милых женских безделушек. Но здесь ему действительно понравилось. Когда уже умылся и вытирал лицо полотенцем, дверь приоткрылась и внутрь шмыгнула Дарья. Ее отражение неожиданно возникло в зеркале позади него. На губах молодой женщины блуждала загадочная улыбка, а в глазах еще угадывалась поволока страсти.

- Спасибо, - шепнула она, обнимая его за талию и целуя в плечо.

Он удивленно покосился на нее.

- За что?

- За все. Какой ты, оказывается... Никогда бы не подумала, если честно... - прошептала она, утыкаясь лицом в его спину.

Каплин отвел взгляд, вешая полотенце на место.

- Ой, - она схватила с машинки что-то кружевное, кремовое, и бросила в барабан.

Проследил за ее движением, а потом встретился с ней глазами в зеркале. Лисневская зарделась. Ну и артистка! Он и не заметил бы ее белье, если б сама так не взвизгнула.

- Ты чего? Смущаешься? – усмехнулся он.

Она не ответила, опустив глаза. Все бы ничего, но она была совершенно голая. А в таком виде это выглядело еще забавнее.

- Я в душ, хотела тебя пригласить, - вдруг кокетливо улыбнулась Дарья.

- Прости, не сейчас. Мне нужно кое-какие дела уладить, - серьезно сказал Лев.

- У тебя же сегодня выходной! – капризно надула губки Лисневская.

- Пойдем, кое-что покажу, - он увлек ее за собой в гостиную и отодвинул штору. - Смотри. Видишь синюю «пятерку»?

- Ну и?

- Это полиция.

- Меня что, пасут?! – неподдельно ужаснулась молодая женщина.

- Что за выражения? Где ты этого набралась? Следят! Так надо.

- Почему ты мне сразу об этом не сказал?! - она фыркнула.

- Для твоего же блага! И давай не будем ссориться. Иначе вернемся к неприятному для тебя разговору. Мы к нему в любом случае вернемся. Но можем сделать это прямо сейчас.

От его внимательного взгляда захотелось сбежать.

- Теперь все в курсе наших отношений, - подытожил Лев.

- Может они не узнали тебя? – наивно спросила Дарья.

Он ничего не ответил, только посмотрел снисходительно, как на ребенка.

- У тебя будут проблемы... - с печалью в голосе прошептала Лисневская. - Это все из-за меня.

Он обнял ее и поцеловал в висок.

- Ты чего раскисла? Неприятности, может, и будут, но прорвемся. Хватит об этом. У меня выходные и я хочу расслабиться. Правда, мне нужно съездить домой, узнать как мать, и переодеться.

- Я тебя отвезу. Только обещай, что потом мы вернемся сюда!

- Обещаю.

К ней у него еще были вопросы, но он не хотел сейчас ничего выяснять. Даже если его привезли сюда просто с расчетом переспать, ну и ладно. Даже если дальше ничего не будет... А ничего и не может быть. Сейчас, видя эту квартиру, видя Дарью в ее привычном образе, он понимал это как никогда четко. Да и плевать! Когда еще у него появится шанс вот так свободно отдаться чувствам и желаниям? Если она его использует, то он совсем не против.

Дарья посмотрела на него снизу вверх. Ей тоже многое хотелось спросить. Например, что у него с этой Верой? Разве сиделка будет ходить по дому в халате, так эротично открывающем ложбинку между грудей? И этот ревнивый взгляд, чуть не испепеливший ее... Но только она заикнется о сиделке, он тут же начнет разговор про деньги.

- А ты что, на самом деле тогда подумал, что я тебя отвергла? – осторожно спросила Лисневская, касаясь пальцами его щетинистой щеки.

- Что еще я должен был подумать?

- Но что если бы кто-то вошел? Я бы никогда себе не простила, если бы у тебя возникли проблемы из-за меня. Ты даже не представляешь, как мне тогда было страшно.

Он поверил. Видимо, у нее на душе после того случая тоже был полный раздрай.

Пока Дарья приводила себя в порядок, Каплин прошелся по квартире, рассматривая все более внимательно. На стенах в коридоре и спальне обнаружилось множество фотографий хозяйки. На одном снимке Дарья была запечатлена где-то в лесу или лесопосадке. Она сидела на траве и обнимала за шею мраморную колли, которую Лев уже видел во дворе особняка Вадима Доронина. Снимок, расположенный рядом, был сделан во время езды на собачьей упряжке. Смеющаяся, разрумянившаяся Дарья в белой меховой шапочке, шубке и унтах получилась бесподобно! Хотелось неотрывно любоваться ею. И, должно быть, Лисневская любит собак, потому что вскоре он наткнулся на еще одно фото с колли – молодая женщина в длинном летнем платье насыщенного желтого цвета сидела на ступенях дома. Подол красивыми волнами расстелился по серому камню. А собака расположилась сбоку от нее, положив морду хозяйке на колени.



Елена Тюрина

Отредактировано: 29.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться