Заговор Высокомерных

Глава XXVII

Шторы были неплотно задернуты, погружая комнату в интимный полумрак. Взгляд Доронина задержался на спящей жене. Из кухни доносился звон посуды и шум воды, а в спальне царила сонная тишина. Абсолютно нагая Дарья лежала на животе, приобняв подушку. Ее шелковистые платиновые волосы картинно разметались по обнаженной спине и упали на лицо. Солнечный свет, пробивавшийся в щель между шторами нагло, словно любопытный зевака, дарил ее коже красивый золотистый оттенок. Но вдруг как будто что-то почувствовав, молодая женщина заворочалась, встрепенулась и резко села, натягивая на себя одеяло. Дарья в ужасе уставилась на мужа.

- Здравствуй, Дарьюшка, - произнес негромко он.

Одной рукой поправляя в беспорядке рассыпавшиеся волосы, другой она пыталась нащупать на прикроватной тумбочке телефон.

- Ты? А... который час? - Лисневская рассеяно моргала, озираясь по сторонам, будто ища кого-то взглядом.

- Девять уже. Оденься, - он бросил ей висевший на спинке стула пеньюар, и она поймала его.

Стала спешно надевать, одновременно стараясь придерживать одеяло, чтобы оно не съехало с груди. Получалось с трудом. Нервничая, Дарья совсем откинула его в сторону и, наконец, оделась. На взгляд супруга, сверлящий ее сквозь насмешливый прищур единственного глаза, старалась не обращать внимания.

- Что вы здесь делаете? - на пороге спальни застыл Каплин.

Вопреки ожиданию, он выглядел спокойным. Хотя появление законного мужа должно было вызвать смятение. Игнорируя следователя, Доронин снова обратился к жене.

- Ты меня порадовала, конечно, ничего сказать не могу. Вот как задумывали, так все и сделала.

Дарья молчала, теребя полу халата и пытаясь плотнее запахнуть его на груди.

- Что сделала? Вы о чем? - снова задал вопрос Каплин.

Голос его на сей раз прозвучал тверже, с нотками раздражения.

Вадим Борисович оглядел царивший в комнате живописный беспорядок – смятое постельное белье, хаотично разбросанные вещи, два бокала, фрукты и начатая бутылка вина на низком столике. Взгляд споткнулся о пачку из-под презервативов. Однако Доронин при этом одобрительно кивнул, усмехнувшись пикантной детали. Припухшие от поцелуев губы собственной супруги он заметил еще раньше.

- Вижу, с заданием справилась, - констатировал депутат.

- О чем он говорит? - Лев испытывающе посмотрел на любовницу, но та отвела взгляд. - Что ты сделала?

- Поимела она вас, молодой человек. Да так, что вы и не поняли ничего, - наконец соизволил ответить ему Вадим Борисович. – И меня, выходит, тоже. С квартиркой ты меня нехило так кинула, девочка. Не ожидал от твоего маленького умишки такой сложной финансовой комбинации.

Тонкие губы депутата сложились в подобие усмешки. Лев безмолвно смотрел на Лисневскую, а она все также прятала взгляд.

Наконец он повернулся к Доронину:

- Объясните.

Но эта фраза утонула в разнесшейся по квартире громкой мелодии. Вивальди. Времена года. Весна.

- Открой, - скомандовал Вадим Борисович и повел подбородком в сторону прихожей.

Дарья послушно встала и направилась в коридор.

В дверь звонили настойчиво, резко. Когда щелкнул замок, в квартиру буквально ворвался Кирилл Доронин.

- Лисенок, родная моя! Как ты? Я только узнал, что ты дома, и сразу сюда... Любимая, - он попытался обнять ее. Но молодая женщина вырвалась, шарахнулась в сторону и враждебно посмотрела, остро сверкнув глазами. - Даш, прости! Я боялся, что отец все узнает. Не мог с тобой связаться...

Громкие, отчетливые хлопки в ладоши остановили поток его слов. Дарья стояла, прижавшись спиной к двери ванной, и наблюдала, как меняется выражение лица Кирилла при виде приближающегося к нему Вадима.

- Браво, браво… А вот ты расстроил меня. Очень сильно. Ты же мне сын, Кирилл. И такой удар в спину! Хотя, наверное, этого и следовало ожидать. Для тебя моя женщина должна быть табу. Однако ж ты посмел ее оприходовать. Придется наказать.

- Отец... - Кирилл растерянно отступил, не зная, что сказать и как себя теперь вести.

- Зайди и сядь, - приказал ему отец, кивая в направлении гостиной. - Ты не помешаешь.

При появлении Кирилла лицо Каплина осталось настолько невозмутимым, будто как раз такого развития событий он и ожидал.

 

Мила искала в сумочке телефон. Наконец, достав его, проверила, нет ли пропущенных вызовов и сообщений. Покосилась на Олега, равнодушно державшегося за руль и смотревшего на дорогу.

- Как думаешь, этот орденский знак на самом деле реально продать за несколько миллионов долларов?

Лалин ничего не ответил, упрямо вздернув подбородок.

- Говорят, заядлые коллекционеры за него все, что хочешь, отдадут, - продолжала рассуждать Мила. – Только вот действительно ли он настоящий? Это ж получается, сколько бриллиантов чистой воды… Разве здравомыслящий человек вот так отдал бы его кому-то? Вообще крест надо бы хорошему ювелиру показать. А, с другой стороны, ни к чему такую вещь светить. И вот как в такой ситуации быть?

- Я думаю, это не наше дело, - все же заговорил Олег. – Его владелица сама разберется, как поступить.

Мила всегда безошибочно улавливала эти нотки недовольства в его голосе.

- Ну не дуйся. Отдадим ей орден и забудем про все это, - сказала она.

- Не дуйся? – повторил Лалин. – Вот так просто? А то, что я ей пообещал про квартиру никому не говорить? Зачем ты рассказала своему редактору?

Мила виновато шмыгнула носом.

- У них же отношения. Я думала, так будет лучше. И вообще это получилось случайно. Кто ж знал, что она даже от любовника скрывает свое местонахождение?

- Ну, если учесть, что Кирилл – такой же претендент на наследство ее мужа, то ее можно понять.

- Так ведь они разводятся. Теперь какое уж тут наследство…



Елена Тюрина

Отредактировано: 29.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться