Заговор Высокомерных

Размер шрифта: - +

Эпилог

Июльский вечер был приятно прохладен, потому что дневная жара уже спала. Мила подумала, как хорошо, что они решили наведаться в усадьбу во второй половине дня, когда не так печет солнце. Косые солнечные лучи проникали между ветвей и ложились на дорогу. Жаль, что сирень, стоявшая пышной изгородью по обеим сторонам аллеи, уже давно отцвела. Должно быть, в мае здесь просто невероятно. Зато сейчас цвел бульденеж. Кусты были буквально усыпаны цветами, похожими на снежные комочки. Старая усадьба утопала в зелени.

Дарья оказалась в Старожилово, на родине своего предка графа Волговского, впервые. Это она стала инициатором поездки, попросив Олега и Милу отвезти их со Львом в Рязанскую область.

Теперь Лисневская молча шагала по аллее рядом с Милой и с интересом разглядывала все вокруг. Она думала о том, каким ярким, сказочным зрелищем был бал в этой усадьбе. Сверкающие витражи, широкие лестницы, огромные хрустальные люстры... Игра скрипачей, шальная кутерьма пар, кружащихся в танце. Внутри раньше наверняка было бесподобно, как в каком-нибудь дворце. А вокруг дома - живописные пейзажи, фонтаны, статуи. Дарья невольно улыбнулась. Еще свежи были воспоминания об экскурсиях по Версалю, Фонтенбло и Лувру, и это накладывало свой отпечаток на ее воображение. Она представляла себе убранство графской усадьбы таким же пышным, как дворцы европейских королей. Было заметно, что Дарью утомила дорога. Но рассказ Милы она слушала внимательно.

- Я тут перед поездкой решила подготовиться. Нашла в интернете информацию о заговоре великих князей против императора. И действительно, была такая история как раз в тысяча девятьсот шестнадцатом-семнадцатом годах, - говорила журналистка. – Против Николая Второго в конце шестнадцатого года выступили целых пятнадцать великих князей дома Романовых. Историки назвали это «великокняжеской фрондой». А все из-за неудачного хода войны и бездарной внутренней политики, как гласит источник. И еще они были настроены против Распутина и царицы-немки. Заговорщики требовали отстранения Николая от власти. Неформальным главой этой своеобразной фронды считался великий князь Николай Михайлович Романов, прозванный за радикальность своих взглядов Филиппом Эгалите[1]. Кстати, к оппозиции присоединилась даже мать царя! Назревала реальная угроза дворцового переворота. Не буду вдаваться в исторические дебри, но если кратко – самому Николаю, конечно, физическая расправа вряд ли грозила. А вот его особенно ярым сторонникам - вполне. Твой прапрадед граф Алексей Волговский действительно был в числе близких друзей императора. О самом графе информации в сети практически нет, но указано, что некоторым единомышленникам царя поступали прямые угрозы и даже имели место попытки физической расправы. Так что пожар в усадьбе и стремительный отъезд семьи Волговского за границу вполне могли случиться по причине его дружбы с Николаем[2]. Так что вот тебе и Заговор Высокомерных. Наша русская фронда не приобрела такого же размаха, как французская. Но убийство Распутина организовали как раз великие князья-заговорщики. А на самого Николая руку поднять не решились. К тому же царь был осведомлен о кознях против себя, поэтому своевременно выслал из страны самых активных фрондеров. В общем, цель заговора не была достигнута.

- Как интересно… - окинув задумчивым взглядом стены старинного здания, произнесла Дарья. – Выходит, если бы не этот заговор, ничего бы не было. Ксения не увезла бы награду, Андрей не привез бы ее назад. Его бы здесь не убили и мы со Львом не встретили бы друг друга. Удивительно, как бывает в жизни. Великие люди создают историю, перемалывая в ее жерновах миллионы простых людей. Но даже трагедии порой ведут к чему-то счастью...

Рядом то степенно вышагивала, то носилась кругами мраморная колли по кличке Снежка. Сейчас она подбежала к хозяйке и ткнулась мокрым носом ей в ладонь.

- Кстати, ты знаешь, что Кирилла завтра выпускают из СИЗО? – вдруг спросила у Лисневской Мила.

- Да.

- Не представляю, как ему теперь в глаза смотреть, - вздохнула журналистка. - Я же так вдохновенно его обвиняла, в каждом поступке видела доказательство его вины. И машину похожую заметила, и решила, что знаю, почему он в СИЗО не поехал... В общем, много всего додумала. А ведь большая часть моих обвинений притянута за уши. Хотя тогда мне казалось, что все логично. Да еще и место его в редакции заняла... Так стыдно теперь!

- А мне каково, представь... - невесело усмехнулась Дарья. – Помнишь, как я разбила ему все лицо? А он тогда сознательно шел вместо меня под суд за убийство. Страшно подумать, что он чувствовал. Я слишком виновата перед ним.

Мила понимающе поглядела на подругу. Они с Лисневской как-то незаметно сблизились и теперь даже созванивались, чтобы просто поболтать. Вот уж воистину непредсказуема жизнь! Кто бы мог поверить в это еще недавно?

- Ты искупила свою вину тем, что раскрутила это дело и все-таки добилась правды. Считай, вытащила его оттуда, - убежденно сказала журналистка.

- Практически все сделал Лев. Я так боялась говорить ему... Это же удар по его гордости во всех смыслах, ты понимаешь? В профессиональном и в личном. Выходит, он ошибся как следователь, да еще и его просят помочь бывшему сопернику...

- И просит не кто-нибудь, а любимая женщина, - добавила Мила.

Дарья промолчала, отведя взгляд. А потом меланхолично произнесла:

- Я с ним виделась.

- С Кириллом? Ого! Когда? – журналистка даже приостановилась в изумлении.

- Не важно. Он очень похудел, осунулся, изменился. Сказал, что Лев к нему приезжал, и они разговаривали.

- Каплину, наверное, тяжело все это осознавать, - заметила Мила. - Это же такой промах - засадить невиновного!

- Только при нем об этом не вздумай говорить - жестко отрезала Дарья.

Они шли к дому, чуть отдалившись от мужчин. Те тоже о чем-то беседовали и не спешили их догонять. Со стороны их общение выглядело дружеским. «А может действительно подружились?» - мелькнула у Лисневской мысль.



Елена Тюрина

Отредактировано: 29.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться