Загробный медовый месяц

Размер шрифта: - +

Королева виллис

Просыпаюсь от громких голосов и понимаю, что наступило утро. Открываю глаза и сразу замечаю других виллис - они все одеты в также как я, мне даже кажется, что все девушки на одно лицо, я их почти не различаю. Они тоже замечают меня и подходят ближе. 

-Привет, - говорит одна из них, - давно ждешь? 

-Кажется, всю ночь, - отвечаю я. 

-Вечером умерла? - уточняет девушка  

Не отвечая, я задыхаюсь от возмущения - почему у нас одинаковые платья? Почему каждая из нас не могла быть в своем свадебном? 

-Чем ты недовольна? - спрашивает моя собеседница. 

-Как тут можно быть довольной? - возмущаюсь я, - платье... 

В ответ две подошедшие ближе девушки смеются, одна из них отдает другой монету. 

-В чем дело? - удивляюсь я. 

-Не обращай внимания, они поспорили, найдется ли хоть одна девушка, которой будет все равно, что у нас одинаковые платья. Пока не нашлось. 

Она высматривает кого-то в толпе и машет кому-то рукой: 

-Мирта, иди сюда! У нас прибавление. 

 Через толпу невест ко мне подходит та, которую не перепутаешь - она на голову выше всех, кроме фаты у нее на голове корона. Затаив дыхание, я смотрю, как королева словно не идет, а плывет ко мне сквозь толпу одинаковых невест. По ее плечам струится водопад пшеничных волос, а голубые глаза словно видят меня насквозь, я даже не могу отвести взгляд. 

Приблизившись и погладив меня по щеке, королева мягким бархатным голосом говорит: 

-Здравствуй, малыш. Я Мирта. Как тебя зовут? 

Я тихо шепчу свое имя. 

-Давай отойдем, - предлагает она, - нужно поговорить. 

Ласковая рука обнимает меня за талию и увлекает за собой. Мы идем по лесу и садимся рядом у маленького ручья.  

-Ты знаешь, что в лесу кроме виллис есть и другие существа? 

-Да, я с ними уже общалась, - отвечаю я, наслаждаясь ее голосом. 

-С кем? 

-С Фаиной Карповной и русалкой Мариной. 

Королева чуть отстраняется от меня, я поднимаю глаза. 

-Не стоит общаться с этой бабушкой или другими домашними духами, - изменившимся холодным голосом говорит Мирта, - с русалками и другими Неупокоенными - сколько угодно. 

-Не совсем понимаю разницу, - съеживаясь, отвечаю я. 

-Сейчас объясню, - прежним ласкающим голосом обещает королева. 

 Я радостно придвигаюсь к ней. Хоть бы она говорила бесконечно! 

-Разница в роде смерти. Определить, кто перед тобой, легко - от Неупокоенных ты почувствуешь холод, от Покоящихся - тепло. 

-Но я ничего не замечаю, - возражаю я. 

-Правда? А ты прислушайся к себе. 

 Пытаюсь сбросить с себя очарование ее голоса и сосредоточиться на своих ощущениях. Действительно, через некоторое время, я начинаю чувствовать исходящую от королевы прохладу. 

-Скоро ты будешь различать все, - говорит Мирта, - а согреть тебя легко. Инна, принеси. 

К нам приближается одна из виллис, держа в руках покрывало. Поблагодарив ее улыбкой, Мирта забирает покрывало и накидывает мне на плечи. Меня сразу охватывает тепло, я стараюсь закутаться, но случайно раскрываю ногу. Тут прячу шерсть и копыто под платьем и покрывалом, но на глаза опять наворачиваются слезы. Рука Мирты гладит меня по щеке. 

-Не надо, - говорит королева, прижимая меня к себе, - не стоит слез. Да, у нас так, это нужно принять. 

Кладу голову ей на плечо, а рука Мирты нежно гладит меня. Я быстро успокаиваюсь, слезы высыхают. Хочу сидеть так весь день, слушая бархат ее голоса, который неожиданно задает вопрос еще более нежно: 

-В чем дело? 

Я оглядываюсь - перед нами все еще стоит девушка, которая принесла покрывало. После вопроса королевы она поджимает губы и уходит. 

Глубже заворачиваюсь в покрывало, а Мирта рассказывает мне: 

-Проблема всех Неупокоенных в том, что из-за неестественной смерти мы не можем обрести покой. 

-А сейчас у нас нет покоя? 

-У тебя еще не началось. Когда начнется - ты поймешь. 

-Что должно начаться? Почему никто не говорит прямо? 

-Стараемся не говорить, чтобы не усиливать, - поясняет королева, - но сейчас этого не избежать, ты должна знать, что с тобой будет. Сначала ты почувствуешь легкую тоску и тревогу, которые будут усиливаться до ощущения полного отчаяния и безысходности. Затем появится боль, обычно в груди или голове, которая затем расползается по всему телу и будет только усиливаться. 

 Поднимаю голову и недоверчиво смотрю на королеву. Невозможно представить, что она говорит правду. Мне сейчас так хорошо и тепло от покрывала и окутывающего голоса Мирты, что я не могу вообразить, что мною овладеют тоска и боль, да еще очень сильные. Наверное, королева преувеличивает. Хотя и русалка Марина говорила мне об этом... По ее словам можно было предположить, что речь идет о чем-то ужасном, что настигает всех Неупокоенных. 

-Многое может усилить это - контакт с живыми, например, да даже простое упоминание этого явления, - продолжает королева. 

-А у домашних духов такого нет, потому они без последствий общаются с людьми, да? 

-Да, и стараются противостоять нам, когда мы делаем что-то гибельное для людей. К тому же домашние чувствуют ответственность за потомков. Как правило, помогают именно своему роду. Ведь на всех не разорвешься. Домашние духи - это те, кто прожил долгую жизнь и умер естественной смертью. В отличие от нас, им не с кем сводить счеты, у большинства все дела закончены еще при жизни. 

-Домашние духи - это домовые? - уточняю я. 



Анжелика Абрамова

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться