Загрызка и Хрясь

Загрызка и Хрясь

Жила-была девица Загрызка вампирского роду племени. Жила она в лесу дремучем, ела птичек да мелких и крупных зверюшек, потому как была гуманисткой и кровь людей не пила принципиально. Хотя злопыхатели утверждали, что люди столько дряни в организмы понапихали, что девица Загрызка просто отравиться боялась.

Жила она себе, не тужила, да вот неожиданность пришла, стала разрастаться рядом с лесом деревенька. Люди там жили беспокойные, в лес ходили часто, охотились, деревья рубили, ягоды и грибы собирали. И тем сильно тревожили покой лесных обитателей.

Зверюшки убегали в чащу, и долго ли коротко, стала девица Загрызка голодать. Но людей по-прежнему есть не хотела. Поэтому страдала она, сидела в своей избушке лесной, и было ей там холодно, голодно и очень одиноко.

И вот однажды один деревенский парень, ума невеликого, зато силы большой, сын старосты местного, решил одну девушку из деревни соблазнить. Заманил как-то поздним вечером дурочку в лес, стал ей петь о любви великой, а та и уши развесила. А парень уже и к застежкам на платье подбирается, и все норовит завалить девицу красную на травку зеленую.

Уронил он ее на землю, девка смекнула наконец, какие песни ей сейчас петься тут будут, заголосила дурным голосом, да только куда там, лес кругом, темно, тихо, не откуда ждать помощи.

И тут на девкино счастье вылезла из кустов исхудавшая Загрызка. Увидела она, как парень девушку насильничает, как зарычит:

- Ты что ж, гад, делаешь? Да я же тебе уши отгрызу!

Глаза у нее кровью налились с голоду, сама она бледная, волосы длинные, да еще и растрепались, пока она из кустов выбиралась. Рассмотрел ее парень да и подхватился бежать, только пятки засверкали. А девушка, на травке лежащая, тоже Загрызку увидела, да и в обморок от греха подальше свалилась. Осмотрела ее Загрызка, плюнула с досады, закинула девицу на плечо, да и потащила к себе в избушку выхаживать.

А сын старосты прибежал в деревню да и поднял крик:

- Ой, люди добрые, завелась в лесу упырица, страховидло лютое! Зубищи во! Когтищи во! Кровь хотела у меня выпить - насилу убег!

Собрались люди большой толпой, вооружились факелами, вилами, кольями, чесноком обвешались, серебра нагребли по кладовым. И пошли в лес. Идут, факелы трещат, вилы о вилы звенят, колья постукивают, чеснок зверье окрестное отпугивает.

Так что услышала Загрызка их издалека, а на чеснок у нее аллергия сильная была. Тут и потекли у нее слезы, глаза пуще прежнего покраснели, чихает она и остановиться не может.

Вышла Загрызка из избы своей, так-то она хороша собой была, а вот от аллергии красота ее поуменьшилась. Люд-то деревенский испугался, сбились кучкой, вилы да колья на Загрызку наставили, стоят, трясутся, чеснок жуют хором.

Загрызка еще больше расчихалась, рот открывает, а сказать ничего не может, только клыки ее длинные скалятся. Вытолкнули вперед сына старосты, стоит он с вилами в руках, зубами стучит.

Наконец выдавил из себя:

- Пришел смертный час твой, упырица клятая.

Девица Загрызка рукой махнула, сказать уже ничего не может. Выхватила у него вилы, да по спине парня огрела, тот в кусты и улетел. Селяне ахнули, а Загрызка вилы поудобнее перехватила да на толпу пошла. Идет, скалится, вилами машет, люд деревенский перепугался, свое оружие побросал и удрал восвояси.

Загрызка плечами пожала и начала инвентарь брошенный собирать, колья на подтопку пойдут, а вилы и продать можно. А некоторые и себе оставить, а то на соседнем кладбище мертвяк какой-то поднялся, ходит тут по чужой территории, а Загрызка его никак выловить не могла.

А в это время селяне собрались на совет. Старец мудрый и говорит.

- Слыхал я, живет недалеко в монастыре боевом священник великий, зовут его Хрясь. Много тварей он отправил на тот свет, избавил нас от страхолюдин.

И решили селяне отправить весточку священнику, обратиться к нему за помощью.

Хрясь был человеком отзывчивым, пожалел селян и приехал к ним. Расспросил, где они страховидло упырское видели и направился туда поздним вечером, из оружия только свое верное боевое кадило захватив.

Идет он, кадилом помахивает над головой. Кадило со свистом воздух рассекает. Эх, размахнись рука, раззудись плечо, берегись упырица!

Вдруг неожиданно выскочила из-за кустов девица Загрызка с вилами в руках и как закричит.

- Стой, мертвяк поганый! Ты по какому праву по чужому лесу ходишь?!

Да как ткнет его вилами. Хрясь увернулся, да кадилом ее в ответ. И пошло у них сражение да разговор приятный.

- Упырица!

- Мертвяк!

- Страхолюдина!

- На себя посмотри!

Обиделась Загрызка, осерчала.

- Ты сам невеликий красавец, чтоб честную девицу страховидлой называть!

Стоят они, спорят, а тут из-за дерева мертвяк появился, рот раззявил, руки поднял и пошел на них. Да не растерялись Загрызка и Хрясь.

Священник мертвяка боевым кадилом по лбу, а вампирочка вилами его огрела. Мертвяк на кусочки и развалился. Отдышались они, стоят и смотрят молча друг на друга.

- Ты чего на меня напала? - спрашивает наконец Хрясь.

- Так думала, мертвяк идет, - объясняет Загрызка. - Покоя от него нет. А ты чего?

- А меня люди позвали, сказали, что в лесу упырь живет, кровь людскую пьет, - смущается Хрясь, а сам на девицу-красавицу поглядывает искоса.

Разобиделась Загрызка.

- Наговаривают на меня! Сроду людей не ела, только зверями лесными перебиваюсь. А последнее время их всех распугали, так я теперь голодаю.

- А девицу зачем утащила? - почти уже верит Хрясь.

- В обморок она грохнулась, - объясняет Загрызка, - не бросать же ее в лесу.

Почесал затылок Хрясь и говорит.

- Сражаться нам с тобой нужды нет, вижу я, людям ты плохого не делаешь. А вот вместе честь бы для меня была бой вести с тобою, Загрызка. Смотри, как у нас ловко получается.



Ольга Костылева

Отредактировано: 27.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться