Закалённая во льду и пламени

Размер шрифта: - +

X глава

Иллариона громко вскрикнула, открыв глаза. Мутным взглядом она обвела помещение, в котором находилась, поражаясь масштабам ситуации, в которую влипла: 


комната была выдержанна в серебряных и зелёных тонах с некоторой примесью золотого оттенка, что девушке сразу же не понравилось. Она предпочитала тёмные оттенки - они давали чувство защищённости. Комната была стандартной. В самом дальнем углу стоял большой шкаф; перед кроватью находился туалетный столик с расчёской и бижутерией, а плотные малахитовые шторы закрывали окна, благодаря чему в комнату не проникало солнце, однако крохотные светильники на стенах неплохо освещали комнату.
<tab>Пытаясь вспомнить, что произошло прошлой ночью, девушка села на кровати, но почувствовав головокружение схватилась за её спинку. Всё поплыло и Иллариона аккуратно легла на подушку, ощупывая шишку на голове. Боль фокусировалась именно в этом участке головы. Шишка находилась в области затылка и бугорок как то неестественно болел, едва пальцы задевали его. Странная боль распространялась на всю голову и заставляла сжимать ту всё сильнее, в попытке притупить приступ. 
<tab>Перед глазами, в замедленном темпе проносились события прошедших суток. Эмоции нахлынули на неестественно расслабленное, будто накачанное успокоительными тело и разорвали мнимое спокойствие на части. В голове всё перемешалось. Испытав шок, девушка обняла себя за плечи, стараясь унять дрожь. Тело беспощадно тряслось, не поддаваясь командам мозга. Конвульсии продолжались не дольше пятнадцати минут, но показалось, будто бы прошла вечность. Задыхаясь, Иллариона перевернулась на спину. Она чувствовала чувствовала опустошение. Оно заполнило её и, казалось, вся комната им уже пропитана. Девушка не понимала, почему всё это происходит с ней. Почему столько загадок вьётся вокруг неё. За что ей уготована такая судьба.
<tab>Прикрыв глаза, она часто и глубоко дышала, стараясь успокоиться. Она боялась, что комната погрузится в ещё более мрачную атмосферу, что была до этого. Она боялась собственных слёз. Боялась осознать, в каком положении находится. Боялась реальности. Долгое время она сидела на кровати, обняв себя руками. Ничего не замечала, а чувствовала лишь досаду и пустоту. Досаду на себя. На свою недогадливость. Это было несправедливо с её стороны. Как мог ребёнок, которого растили в относительно спокойной обстановке, давали достаточно внимания и, как казалось, любви, мог заподозрить что-то неладное? Обман? Иллюзию? Может, увидев, как живут другие семьи, она бы смогла что-то заподозрить. Но росла она вдалеке от чужих семей. Ни у слуг, ни у знакомых маленькой девочки не было собственной семьи. Но никто ничего не заподозрил. Ни слуги, ни мнимые друзья. Этот план был тщательно спланирован дьяволицами и их отцом. Наконец, Иллариона открыла глаза, и стерев слёзы с глаз, отпустила себя. Спину ломило, голова до сих пор болела, удары сердца разгоняли кровь по молодому телу. Она отпустила ту личность, которой была до этого. Она отпустила большую часть себя. Отпустила свои убеждения, принципы, взгляды. Отпустила всё навязанное и открыла себя. Ту, кем была. Она сняла маску принцессы, сама не подозревая, что на ней есть эта самая маска. Новая внешность, новое мировоззрение, новые убеждения и принципы. Новая личность. Она открыла новую сторону себя. Новую сущность. 
<tab>Встав с кровати, она задумалась о дальнейших действиях. Ей некуда идти, не от кого ждать правды, не к кому обратиться. Вряд ли её новоявленная сестра поверит ей и примет в род. Но, даже если примет, то что они смогут сделать? Они похожи на двух детей, не умеющих контролировать свой дар. Похожи на цветки. На Адовы цветки.


<tab>Пройдясь по комнате взад-вперёд Иллариона почувствовала раздражение. Она не знала и даже не представляла, что ей делать дальше и как хотя бы выбраться из комнаты. Сила слабо отзывалась на призыв хозяйки, хотя браслета на той не было, ровно так же, как и ограничивающей магии. Быть может, на сам замок или на помещение, в котором она находилась, был предмет, ограничивающий магию. Потоки стали значительно тяжелее и теперь ничего, кроме магии среднего уровня ей призвать не удалось. В задумчивости, девушка открыла дверь в ванную комнату и осмотрела помещение:
<tab>Полукруглая ванна стояла посередине, напоминая небольшое джакузи. На бортиках находились самые разнообразные флаконы с аромамаслами и шампунями. Огромное зеркало занимало половину стены в правом углу комнаты, что девушке опять же не понравилось. Она не любила большие зеркала. Они будто показывали, что существо, смотрящее в него, чувствует. То, что обычно люди пытаются скрыть. Сейчас в зеркале она видела потерявшуюся девушку, до ужаса напуганную и брошенную. И ненавидела проклятое стекло за это. 
<tab>Собравшись с силами, девушка отвернула ненавистный предмет к стене. Однако, ничего не поменялось. Оно продолжало раздражать Иллариону. Тогда она распахнула шторы и открыла окно. В комнату не ворвалось и звука, будто бы то место, где она находилась, было изолированно от всего мира и даже птицы боялись сюда прилетать. По кускам  в кусты полетели осколки ненавистного зеркала. Девушка искренне не хотела, что бы эта вещь находилась в её ванной. Она с раннего детства приказывала убирать зеркала из ванных комнат. Нет ничего противнее самосглаза.

<tab>Иллариона открыла кран в ванной и, оставив воду набираться, вышла из комнаты, попутно побросав туда больше трав. Никогда она не испытывала такого опустошения. Даже после маленькой перестановки в ванной комнате, она не почувствовала ничего другого. Даже досада оставила её, оставив место опустошению. И оно заполнило её всю, как вода графин. Будто бы на автомате, Иллариона вышла из ванной  и села за туалетный столик, бездумно разглядывая своё новое отражение.  Её чёрные волосы представляли собой целое гнездо прядей, многие из которых падали на лицо, но большинство всё же свилось в нерасчёсываемый кокон. Лицо было бледным, глаза покраснели, на тонкой коже причудливо вились  рисунком вены. На неопытный глаз можно было определить истощение. Иллариона несколько перепугалась своего внешнего вида. На секунду, девушка прикрыла глаза всё ещё надеясь, что всё это сон.  Но, пульсирующая боль в голове доказывала обратное, и как бы девушка не жмурилась, ничего не происходило.



Линда Риа

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться