Закат над «магеллано», первый сезон

Эпизод 2: Безопасность превыше всего

Previously on "Sunset over Magellano": Старший инженер Александр Корвелл вновь вызван на службу для выполнения деликатной миссии. В процессе расследования выясняется, что марсианская миссия, расположенная в закрытом на карантин блоке 7 привезла с собой свидетельства существования инопланетной расы. Но кто-то намеренно устроил пожар в системе распределения воздуха блока, который Александр смог устранить героическим усилием. Что скрывает руководство "Магеллано"? Кто выводит из строя жизненно необходимые службы станции? Корвеллу предстоит узнать ответы. Но сможет ли он справиться с призраками прошлого?


Туристическая часть жилого блока «Магеллано» была залита солнечным светом, проникающим через прозрачный купол. Бронестворки были раскрыты – солнечный свет благотворно влиял на психосоциальную обстановку в первом лунном городе.
Жилые номера туристической части мало чем отличались от спальных капсул рабочих, хотя, конечно, для привлечения финансов, их украшали, чистили и облагораживали. Но в любом случае это были автономные капсулы, способные обеспечить своих постояльцев необходимым минимумом воздуха, воды, тепла и энергии, в случае отказа системы жизнеобеспечения блока или всего комплекса.
Но, как и в любом обществе, социальное неравенство присутствует и за пределами Земли. Нижние ярусы, расположенные над самым парком, предназначены для более состоятельных туристов. Их капсулы просторнее, лучше обставлены и способны на более длительное автономное существование. Как и блоки офицеров и высшего эшелона менеджеров комплекса. Чем выше ярус, тем меньше, проще и дешевле жильё, хотя, после пятого яруса различия составляет только расстояние до парка и прочих социальных удобств. Самый верхний ярус, расположенный под самым куполом жилой сферы являлся самым доступным, в плане стоимости проживания на Луне, местом.
Двое мужчин, одетых в сине-серую форму службы безопасности медленно идут по галерее верхнего яруса, щурясь от яркого солнечного света. Один из них – мужчина тридцати лет, со смуглой кожей уроженца солнечных стран. Его синий китель был небрежно застегнут лишь на половину пуговиц, на лице острым ежом топорщилась недельная щетина, а сквозь ровную армейскую стрижку черных волос пробивалась седина. Другой помоложе, лет двадцати пяти, чисто выбрит и застегнут, как и надлежит по уставу. Он тоже щурится, прикрывая глаза затянутой в кожаную перчатку рукой. 
- Номер 2117, - старший из безопасников указал на дверь, к которой они подошли.
Младший достал из нагрудного кармана прозрачный прямоугольник коммуникатора и направил на дверь.
- Хм… Судя по данным системы данная комната зарезервирована для хозяйственных нужд. Может очередная комиссия?

Старший пожимает плечами и подходит к двери, прикладывая свой коммуникатор к считывающей панели блокировочного механизма.

- Даниэль, подожди! - удивленно вскликивает младший, - У нас нет весомых оснований для вторжения в частный номер!

- Знаешь, что самое лучшее в службе на «Магеллано», офицер Питерсон? – Даниэль усмехается, Безопасность превыше всего, и, следовательно, даже подозрение – достаточное основание для проверки. 

Считывающая панель окрасилась красным светом и персональный адъютант проинформировал офицеров своим мелодичным голосом: «Недостаточно полномочий. Доступ запрещен».

- Какого хера? – старший удивленно уставился на покрасневшую панель.

- Может быть, это действительно высокая комиссия? – не менее удивленно предположил Питерсон.

- На верхнем ярусе? – криво усмехнулся Даниэль и, поднеся коммуникатор к лицу, произнес, четко проговаривая слова, - Запрашиваю подтверждение полномочий. Офицер Даниэль Ривер Старший, служба безопасности «Магеллано».

Прозрачный прямоугольник некоторое время молчал, вызвав еще более удивленное выражение на лице Ривера, но потом осветился мягким зеленоватым светом и ответил мелодичным голосом персонального адъютанта:

- Полномочия подтверждены, офицер Ривер.

Даниэль хмыкнул и вновь поднес коммуникатор к считывающей панели. На этот раз блокиратор осветился мягким зеленым светом и дверь капсулы плавно спряталась в стену.

- Что-то система барахлит, - задумчиво сказал офицер Ривер, заходя в темную комнату.

Питерсон пожал плечами и зашел следом. Комната осветилась мягким светом, исходящим от люминесцентных ламп, встроенных в потолок. 

- Довольно чисто, - офицер Питерсон оглядел полупустое помещение и указал на кровать, тщательно заправленную, но не убранную в специальную нишу в стене, - но здесь явно кто-то живет.

- Здравствуйте, - громко сказал Ривер, прислушиваясь, нет ли кого-нибудь в ванной, - Служба безопасности. Есть кто? 

Никто не отозвался. Даниэль хмыкнул и указал напарнику на кровать.

- Проверь под кроватью и в шкафах. Я посмотрю в ванной. Всё что сочтешь подозрительным: упаковки от лекарств, особенно ибупрофен, трубочки, любые металлические предметы, документы, бросай на кровать. И не заляпай тут всё своими пальцами.

Питерсон кивнул и полез под кровать, а Даниэль пошел в ванную. 

Гигиенический отсек жилого блока был чист и пуст, как будто им и не пользовались. Шкафчик для медикаментов, душевая кабина и санузел были утоплены в специальные ниши, будто их и не активировали. Но раковина была вполне активна. И явно использовалась не по назначению. На дне были отчетливо заметны следы гари, тонкий металл немного деформировался, словно от воздействия высокой температуры. Ривер поскреб гарь ногтем. Она была старая и с трудом отставала от дна раковины. Заглянув в мусорный блок, он обнаружил там окурки, пустую смятую пачку из-под стандартных сигарет, которые продают на «Магеллано», и скомканный кусочек перфорированной бумаги.

Аккуратно подцепив мизинцем сверток, Ривер вытащил его из мусора и развернул . На лицевой стороне была отпечатана товарная накладная: 

«Бананы - 6 шт, 1115, 2117, А443
Тако – 2 шт, ЗХ6, А443
Равиолли – 12 шт, МА3, МА7»

Даниэль хмыкнул, засунул бумажку в нагрудный карман кителя и вернулся к аккуратному изучению содержимого мусора.

- Охренеть, - возглас офицера Питерсона отвлёк его от этого увлекательного занятия, - Ривер, тебе определенно стоит это увидеть!

Даниэль вернулся в жилую комнату, чтобы узнать, что же такого необычного удалось найти его напарнику. Питерсон сидел скрюченный около встроенного в стену шкафа и медленно вытаскивал из нижнего ящика небольшой металлический ящик. 

- Ну? – Ривер терпеливо смотрел, как тот аккуратно кладет ящик на кровать.

Питерсон выглядел немного ошеломленным, но всё же не применил придать своим действиям театральную торжественность.

- Дамы и господа, представляю вам уникальное зрелище, - весело ухмыляясь, продекламировал он и медленно приподнял тяжёлую крышку ящика, - невероятно редкое на территории лунного города! 

При виде содержимого ящика у Ривера отвисла челюсть. Он некоторое время пялился на матовые металлические грани, а потом резким движением поднес коммуникатор к уху.
- Мартин! – голос Даниэля внезапно стал очень хриплым, - Мартин, мать твою! Это Ривер!

Из коммуникатора раздался сонный голос диспетчера:

- Слушаю. Дан. Что стряслось?

- У нас незарегистрированный огнестрел на территории города! – протянул Ривер, смотря ошалелыми глазами на два тяжелых пистолета, лежащих в ящике.

-Что?! Повтори! – голос Мартина перестал быть сонным. 

- Что слышал! – прорычал Даниэль в трубку, - гони сюда команду криминалистов. 

- Вот дерьмо! – раздалось из коммуникатора, но Ривер уже не слушал. 

Он медленно закрыл крышку ящика и, потянув напарника за собой, вышел из комнаты. Выйдя наружу, он подошел к парапету, который обрамлял край галереи на этом ярусе и, облокотившись на заграждение, достал из внутреннего кармана пачку своих извечных LuckyStrick. Питерсон встал рядом, но от предложенной сигареты отказался. Он задумчиво смотрел на дверь 2117 номера, не решаясь нарушить мрачное молчание напарника.

- Вот же дерьмо теперь начнется! – выругался Ривер после пары затяжек, - Огнестрельное на лунной базе! 

- И что нам теперь делать? - задумчиво спросил Питерсон, продолжая следить за дверью.

- Стоять тут, курить, ждать криминалистов, следить за дверью, - Ривер бросил косой взгляд на полупустую галерею, - Вдруг заметим что-то странное, или хозяева блока появятся.
Питерсон кивнул и тоже облокотился на заграждение.

- Не думал что такое возможно, - задумчиво пробормотал он, спустя пару минут молчаливого наблюдения.

- Видимо, всё возможно, - криво усмехнулся Даниэль.

В штаб-квартире службы было очень оживленно. На ноги были подняты все действующие офицеры, служба криминалистов вовсю обрабатывала каждую пылинку, собранную в злополучном блоке, специально сформированная команда бурно обсуждала ситуацию в брифинг-центре. 

- Это невероятный прокол! – шеф службы безопасности, высокая рыжеволосая женщина, лет сорока, с тугой косой до лопаток и пугающим русским акцентом, ударила увесистым кулаком по столу, - за двадцать шесть лет моей службы на «Магеллано», ни один упырь не смог протащить даже заточку через зону контроля! Что уж говорить об этом!

Она ткнула своим длинным пальцем в сторону лежащих на середине широкого стола пистолетов с такой силой, что свободный, элегантный рукав, положенный по уставу высшему офицерскому составу «Магеллано», собрался в гармошку, обнажив жилистое предплечье. 

- Протоколы безопасности действуют и совершенствуются непрерывно, - протянул седоватый пожилой мужчина, в забавных круглых очках. Он был не высокого, по сравнению с шефом, роста, одет в строгий деловой костюм, и являлся начальником технического подразделения службы безопасности. Он откашлялся, пережидая, пока глаза шефа перестанут полыхать яростью и продолжил:

- Пронести огнестрельное оружие через зону контроля станции невозможно. Нужны исключительные права. А их можно получить только после одобрения запроса системой и подтверждения разрешения самим суперинтендантом.

- То есть, - хрипло резюмировал Ривер, задумчиво разглядывая матовый бок ближайшего к нему ствола, - теоретически, пронести пушку в город можно, так?
В брифинг-центре на мгновение воцарилась тишина. Шеф медленно опустилась на кресло, прикусив нижнюю губу в своей извечной привычке.
Начальник технической службы медленно кивнул в ответ на вопрос Даниэля. 

- Значит нужно искать тех, кто мог это сделать, - Ривер продолжил выстраивать возможный план действий, проговаривая его вслух, - проанализировать все возможные пути проникновения на станцию.

Он постучал пальцем по столу, хмуря брови и борясь с отчаянным желанием закурить.

- А разве ни у одной службы «Магеллано» нет огнестрела на вооружении? – удивленно спросил Питерсон, скромно сидевший в самом тёмном углу комнаты и до этого момента, старавшийся не привлекать внимания.

Ривер отрицательно покачал головой, а начальник тех. службы усмехнулся:

- Если бы хоть кому-то на станции было разрешено носить огнестрел, то станция не просуществовала бы и десяти лет. Здесь кругом оборудование, от функционирования которого зависит наша жизнь. Один неудачный выстрел и блок, а то и целая сфера останутся без тепла, или света, или воздуха. Этот запрет – одно из самых первых нерушимых правил лунной миссии…

Его разглагольствования были прерваны настойчивым покашливанием шефа. Она обвела всех тяжелым взглядом карих глаз и, ткнув пальцем в молодого офицера, мягко произнесла:

- Питерсон, свяжитесь с зоной контроля и выясните, не было ли у них сбоев в работе протокола или каких-нибудь подозрительных ситуаций. Действуйте.

Офицер кивнул и, подгоняемы настойчивым взглядом властной женщины, покинул брифинг-центр. Теперь взгляд карих глаз перенесся на личного секретаря шефа.

- Райли, запросите у инженерной службы данные по всем техническим выходам из города и по мерам безопасности на них. Эти данные нужны нам вчера!

Секретарь тоже понял намек и поспешил выскочить из комнаты, на ходу составляя запрос на своём коммуникаторе.

Подождав, пока закроется дверь за спиной Райли, шеф посмотрела на оставшихся в комнате и произнесла, с нажимом проговаривая каждое слово:

- Информация, которую я вам сейчас предоставлю, является абсолютно секретной и не должна остаться только между нами. За разглашение её любой может пойти под трибунал, понятно?

Она сделала паузу, подождав, пока каждый из присутствующих не кивнул. Обозначая самую глубокую степень понимания сказанного.

- На территории «Магеллано» есть огнестрельное оружие. Оно используется службой контроля внешнего космоса, для охраны спокойствия марсианской миссии.
Даниэль поперхнулся и откинулся на спинку кресла.

- То есть, это могут быть стволы одного из офицеров службы контроля? А мы просто зря теряем время и нервы, разводя панику на пустом месте. 

Шеф отрицательно покачала головой.

- Переговоры с службой контроля я беру на себя, но их вооружение никак не могло оказаться в жилом блоке. 

Начальник технического подразделения озабоченно нахмурился и задумчиво уставился в потолок.

- Если даже у них есть согласие суперинтенданта на необходимость вооружение огнестрельным оружием, система должна была прийти к тому же выводу. Что же такого происходит в седьмом блоке, что даже система пришла к выводу, что для безопасности требуется нарушение постулатов безопасности же, мать её!

Шеф ударила кулаком по столу и ткнула длинным пальцев в его сторону и прошипела сквозь зубы:

- Забудьте все эти вопросы, Николас. Ваше дело – проверить протокол безопасности на возможность сбоев и ошибок. А так же усовершенствовать его с учетом сложившейся ситуации. 

Николас вздохнул и пробурчал:

- Если эти протоколы вообще теперь действую…

- Ривер, - длинный палец теперь указывал на офицера, - бери, кого сочтешь нужным из отдела расследований, проработайте все возможные варианты попадания стволов на территорию комплекса. Проанализируйте все технические возможности, поднимите все товарные накладные и записи просветки багажа. Выясните, когда и как эта хрень попала на «Магеллано». И чтобы план действий через час был у меня на столе.

Ривер кивнул, но, прежде чем подняться со стула, спросил:

- А что если это стволы службы контроля?

Губы шефа скривились.

- Забудьте пока об этом. Я переговорю с ними. Жду план действий. И давайте, поживее!

Её категоричный тон явно намекал, что замешкавшийся в кабинете рискует вылететь через защитный купол без скафандра. 

Ривер выскочил из брифинг-центра и на ходу поманил за собой Питерсона, который печально слонялся среди рабочих столов отдела расследований. Увидев, что Даниэль махнул ему рукой, молодой офицер поспешил следом, на ходу докладывая результаты о проделанной работе.

- Таможенная служба пришлет подробные отчеты о грузах, проходивших через зону контроля за последние три дня, сегодня к двадцати часам. Более ранние данные придется подождать – они уже переданы службе анализа. Данные из системы уже распечатывают, но я подумал. Что оригиналы нам тоже не помешают.

Ривер кивнул, не став отчитывать юношу за трату чужого времени. Он оглядел пустующий кабинет отдела расследований и уселся за свой стол.

- Нам надо составить подробный план действий, - начал он, предлагая молодому коллеге присесть рядом, - Нужны все возможные сценарии попадания оружия на станцию. Что там по поводу наводки на 2117? Наркотиков мы там не нашли…

Питерсон открыл свой коммуникатор и стал пролистывать собственные заметки по делу.

- Рик Садовски слил информацию, о том, что некая группировка варит «крылья» на территории жилого блока…

Даниэль раздраженно прервал напарника.

- К черту наркоманов! Нужно вытрясти из этого хмыря, откуда он эту информацию взял. Запроси все данные видеонаблюдения этого этажа, все данные регистрации доступа к 2117, а так же к соседним номерам. Приставь двух офицеров в штатском на 21 галерею, пусть не спускают глаз с этой двери.

Питерсон кивнул и устремился к своему столу, на ходу набирая запрос для системы. Ривер же хрустнул пальцами и приступил к самой нелюбимой части в его работе – к бумагам. Он некоторое время смотрел на пустой белый экран текстового редактора, прикидывая в уме план дальнейших мероприятий, как на панели его коммуникатора загорелся оранжевый огонек, сигнализировавший, что его ждут в кабинете шефа. Даниэль нахмурился, и нажал на быстрый вызов.

- Шеф, у меня есть еще сорок пять минут на составление плана…

- Оставь это. Быстро в мой офис!- голос шефа звучал как могильный колокол. 

Чертыхнувшись, офицер быстрым шагом направился в рабочий кабинет шефа службы безопасности.

Она сидела в своём шикарном кожаном кресле и буравила взглядом свой наградный диплом, заключенный в строгую рамку и висящий на стене, над старинным деревянным комодом. Даниэль осторожно вошел, прикрыв за собой дверь. Некоторое время он смотрел на неподвижную фигуру шефа, а потом с удивлением заметил осколки, разбросанные по её столу.

- Что-то случилось, Натали, - вкрадчиво спросил он, подходя к столу.

Губы шефа дрогнули, изогнувшись в кривой усмешке.

- Помимо того, что галереям «Магеллано», возможно, шляются люди, вооруженные неизвестно откуда взявшимся огнестрельным оружием? – её тонкие огненные брови медленно сближались, образуя глубокие складки над переносицей, - Да, Дан, случилось кое-что еще. Служба контроля забирает это дело себе.

Ривер открыл было рот, чтобы высказать возмущение, но взгляд карих глаз заставил его промолчать.

- Сейчас к нам придут специалисты и заберут все материалы, которые сочтут необходимыми для расследования этого дела. Нам же воспрещается предпринимать какие либо действия для прояснения ситуации.

Даниэль ударил кулаком об полированное дерево столешницы.

- Какого хрена, Нат? – он принялся метаться по кабинету, - У них нет на это права! Мы отвечаем за безопасность на станции! Они не могут просто взять и вышвырнуть нас из дела!

- Могут, – зло бросила Натали, - у них одобренное суперинтендантом решение системы и подтвержденные советом наций полномочия. Они могут прийти и перестрелять нас всех, и будут в своём праве.

- Я не отдам… - Ривер подошел обратно к столу и навис над креслом шефа, угрожающе выдвинув челюсть, но вновь был остановлен рыжеволосой женщиной.
Шеф медленно поднялась, вынуждая шестифутового Даниэля задрать голову, и процедила сквозь сжатые зубы:

- Вы будете следовать приказам, офицер Даниэль Ривер Старший. Свободны.

Издав непонятное мычание, Даниэль вылетел из кабинета. Как только из дверь закрылась за его спиной. Раздался оглушительный треск разламываемого стола.

Стремительно шагая между рядами столов, Даниэль наткнулся на мрачного начальника технической службы. Офицеры обменялись мрачными взглядами и вздохнули. Ривер присел на первый попавшийся стул и закурил, зло рыкнув на замечание личного адъютанта о запрете курения в отделе расследований. 

- Все составленные запросы в систему были заблокированы и переданы службе контроля,- пожилой офицер презрительно фыркнул и присел рядом с Даниэлем, - Нам даже не дали проверить состояние протокола безопасность. Закрыли доступ «до выяснения обстоятельств».

Глубоко затянувшись, Ривер устало посмотрел на собеседника.

- И что теперь делать? – он стряхнул пепел в кружку, оказавшуюся, весьма кстати, на столе, - возвращаться к слухам о нарколабораториях в жилом блоке? Рискуя нарваться на барыг, вооруженных стволами?

Начальник тех. службы пожал плечами и поднялся.

- Сходи в бар, выпей стаканчик – другой. Всё равно сегодня не будет никакой работы – он посмотрел в сторону кабинета Натали, откуда раздавались крики умирающей мебели, - Как разошлась. Не завидую я специалистам из службы контроля…

Ривер криво усмехнулся, и, похлопав собеседника по плечу, поднялся на ноги.

- Видимо, так и придется поступить. Не хочу, чтоб эти гады приставали с расспросами о моём расследовании, - он увидел спешащего к нему Питерсона и направился к выходу, приказав парню за собой.



Даниэль угрюмо смотрел сквозь тёмное стекло своего стакана на весело болтающих туристов, что прогуливались по нижней галерее жилого блока, среди всевозможных ресторанчиков и магазинчиков, толкающих всякую сувенирную фигню. До комендантского часа было еще полно времени, так что в баре было довольно шумно и многолюдно.

Питерсон уныло хлебал своё пиво, продолжая бубнеть о несправедливости бытия:

- А ведь это дело могло бы быть ключевым, дать мне старт, карьеру…

Ривер усмехнулся и отхлебнул из своего стакана.

- Безопасность превыше всего.

- Но ведь мы и есть служба безопасность! – вспылил молодой офицер, - мы отвечаем за безопасность! Почему нам не дают делать свою работу?!

- Система решила, что так будет безопаснее, - Ривер криво усмехнулся, - А раз она решила, да еще и получила разрешение суперинтенданта, то нам придется топтаться в стороне. 
Ради безопасности. Опять.

Его кривая усмешка перешла в глухой булькающий смех.

- Не доверяю я этой системе! Люди должны решать, а не компьютер!

Даниэль устало отмахнулся от распалявшегося Питерсона. Эти разговоры он слышал множество раз, от разных людей. Он и сам был не в восторге от того, что самой главной инстанцией на «Магеллано», после супервайзера, конечно, была система аналитических программ. Но её эффективность была не раз доказана за время существования станции, так что офицер вполне мирился с её существованием.

- Вот я всегда делаю копии данных на независимый носитель, чтоб система не могла изменить их без моего ведома, - Питерсон помахал перед напарником матовым кубиком портативного хранилища, - и всегда запрашиваю бумажные оригиналы всех документов. Так оно надежнее…

Ривер усмехнулся, вспоминая волну паранои, что прошла по миру десяток лет тому назад, и отозвалась на «Магеллано» целой волной протестов.

- Вот например, нам закрыли весь доступ к запросам, касающимся, - молодой офицер оглянулся и понизил голос до шепота, - нашего дела. Но я сохранил все данные, что успел получить по запросам. Вот так-то.

Ривер ошеломленно уставился на напарника.

- Ты хоть понимаешь, что действовал вопреки приказу! – Даниэль отставил стакан и придвинулся к напарнику, - тебя за это отправят обратно в твой Канзас!

Питерсон надулся и уставился в свой стакан. Его щеки, и без того розовые от алкоголя, раскраснелись еще больше.

- Ладно, Майк, - Даниэль выдохнул, огляделся и достал свой коммуникатор, чтобы расплатиться через считывающую панель столика, - пойдем ко мне, посмотрим, что у тебя есть.

Его напарник удивленно вскинул брови.

- Но меня же отправят обратно в Канзас! Я не хочу в Канзас! 

Ривер усмехнулся и потянул его за локоть, поднимая на ноги.

- Это меня отправят в Канзас. Мне там будет не хуже чем здесь. Но мы всё равно постараемся сильно не шуметь.

Майкл кивнул, усмехнулся и поплелся за старшим напарником.

- А у вас гораздо просторней, чем у меня, - удивленно пробормотал Питерсон, когда они вошли в апартаменты Ривера, - и расположены почти на пять уровней ниже. 

Даниэль махнул рукой, приглашая напарника пройти и расположиться за рабочим столом, стоящим у видового экрана, показывающего прекрасный вид на горные вершины Альп.

- Это мне осталось от предыдущей должности, - он сбросил китель на спинку стула и пошел на кухню, - Кофе будешь?

Майкл ответил протяжным «да», продолжая с интересом рассматривать светлые и удивительно чистые хоромы. Мебели почти не было, что и не удивительно, но за то она была дорогой и не умела складываться и прятаться в специальные ниши в стенах, что на станции являлось привилегией высшего офицерского состава.

- И какую же должность вы занимали, если не секрет? 

- Шефа службы безопасности, - спокойно ответил Даниэль, возвращаясь из кухни с двумя дымящимися кружками, - Долгая история. Я сильно отступил от решений системы, и подал прошение об отставке. Давай, показывай.

Он сел рядом с напарником и принялся шумно отхлебывать из своей кружки. Майкл не стал расспрашивать дальше. 

Молодой офицер достал автономный блок хранения данных и развернул на столе тонкую пленку экрана.

- Я узнал, что за стволы мы нашли. Это армейские боевые пистолеты СКТ-21. Двадцать второй калибр, 28 патронов в стандартном магазине, возможность стрелять короткими очередями по три патрона. Серьезная штука, - Майк усмехнулся, - Их выпустили из КБ только в этом году. И, это всё что я смог о них узнать.

Ривер присвистнул.

- Не удивительно, что мы не смогли сразу узнать эти игрушки. Черт возьми, это очень серьезные стволы. Должны же быть данные по их серийникам, владельцам, хоть что-то?

Питерсон лишь пожал плечами и продолжил извлекать данные из хранилища.

- Пришел отчет из инженерной службы, - его пальцыпорхали над сенсором, открывая необходимые данные, - пронести что-то через технологические выходы станции в разы сложнее, чем через зону контроля. Они используют дополнительные системы учета веса, радиационного фона, химического и биологического состава всего, что выходит на поверхность и заходит на станцию. Даже автоматизированных дронов проверяют. И, конечно, там действует и наш протокол безопасности.

Ривер задумчиво хмыкнул, глядя на отчеты, которые появлялись на экране.

- Так же таможенная служба не отметила ничего странного за последние три дня. У меня тут пара километров накладных, но я запросил оригиналы, чтобы иметь возможность сверить их с данными системы. Но теперь это не получится.

- Пустая трата времени, - Даниэль вновь отпил из кружки и продолжил, - весь груз и все накладные проверяются с особенной тщательностью. Если бы таможня нашла что-то подозрительное или заподозрила хоть малейшее несоответствие с заказами, то мы бы уже об этом знали. Что еще.

Майкл убрал с экрана список накладных и открыл длинный список имен.

- Есть данные доступа к блоку 2117 и соседним. Впрочем, тут не на что смотреть. За последние два месяца в блок входил только уборщик, в 2116 уже пять лет проживает некто Карл Солевски, сотрудник службы исследований. В 2118 последние две недели никто не живет – туристический сезон кончился уже.

Ривер хмыкнул и ткнул пальцем в список доступа к блоку 2117.

- Кто его убирал последние пару месяцев?

- Давид Митамбу, - ответил Майк, хмурясь на строчки документа, - Хм. Только он убирался там за последние два месяца. 17 марта, 12 апреля, 19 апреля и 26 апреля.

Даниэль достал свой коммуникатор.

- Запрос на местоположение Давида Митамбу.

Прозрачный прямоугольник некоторое время молчал, а потом ответил мелодичным голосом личного адъютанта:

- Запрос заблокирован.

Ривер чертыхнулся. Питерсон продолжал что-то ковыряться в своих данных.

- Ладно, - процедил Даниэль сквозь зубы, - службу санитарного контроля.
В этот раз промедления не последовало и, через пару гудков, тонкий девический голос ответил:

- Ресепшн санитарной службы. Ирэн Сандани, слушаю вас.

- Здравствуйте Ирэн, вас беспокоит Даниэль Ривер Старший, офицер службы безопасности. Можно ли поинтересоваться, где находится ваш сотрудник Давид Митамбу?

- Секундочку – ответила девушка, оставив Ривера на пару мгновений в тишине, - Странно… Он находится в блоке №3, в зале системы распределения воздуха. Но от-туда не поступало запроса на очистку. 

Уловив удивление в её голосе Даниэль быстро сказал:

- Так он уже пришел? Отлично! Не беспокойтесь, я попросил его прийти туда. Я пришлю вам форму заявки, только чуть позднее. Такой завал на работе.

Сбросив звонок, офицер вскочил на ноги и бросился к выходу. Майкл, быстро свернув экран автономного блока данных, бросился за ним.

- Он в системе распределения воздуха на «ферме», - бросил ему Ривер, на ходу натягивая кители и проверяя наличие шокера во внутреннем кармане, - причем без запроса в санитарную службу.

Питерсон удивленно булькнул, подавившись последним глотком кофе, который успел сделать, до того как вскочил со стула. Откашлявшись, он нагнал коллегу, спешащего по галерее в сторону транспортных капсул.

Когда продолговатый овал капсулы скользнул по рельсу в сторону распределительного узла, молодой офицер спросил Ривера:

- Но как он попал в стратегический блок без запроса?

- А как на станцию попало огнестрельное оружие? – усмехнулся Даниэль и пожал плечами, - Понятия не имею. Но, быть может, мистер Митамбу просветит нас.

Транспортная капсула плавно скользила по направляющему рельсу, проносясь сквозь паутину путей, обвивавших все десять сфер, являющихся самым величайшим достижением человечества в освоений космоса на данный момент. Десять куполов «Магеллано».

Зона отчуждения третьего блока была неожиданно оживленной. Всюду сновали люди в белых халатах, раздражая сотрудников службы безопасности, охраняющих вход в один из самых жизненно важных блоков станции.

Махнув перед считывающей панелью своими коммуникаторами для подтверждения доступа, Ривер и Питерсон подбежали к старшему из охранников.

- Сколько людей в охране блока? – с ходу набросился на него с расспросами Даниэль.

- 30 человек на ключевых постах, двое в центре наблюдения и команда быстрого реагирования, пять человек, - отчеканил охранник, когда его персональный адъютант подтвердил полномочия офицеров.

- Пусть команда быстрого реагирования несется в зал распределения воздуха! Нужно арестовать сотрудника санитарной службы Давида Митамбу! – скомандовал ему Ривер и бросился вперед, на ходу сверяясь с картой на своём коммуникаторе. Питерсон поспешил за ним.

Третий блок являлся самым большим блоком из всех и представлял собой гибрид огромной оранжереи и не менее огромного аквариума. Это были легкие и кормушка «Магеллано», хотя прокормить постоянный поток туристов они не были способны. Для этих целей продовольствие дополнительно поставляли с Земли.

Вокруг просторных оранжерей плотным кольцом шли технологические помещения, где размещалось оборудование, необходимое поддержания блока в рабочем состоянии и доставки продуктов и воздуха в другие блоки. 

Давид и Питерсон бежали по длинному коридору, сверяясь с картой у каждой двери. Система распределения воздуха располагалась ниже уровня поверхности, так что всё пространство было скудно освещено люминесцентными лампами, спрятанными под потолочной обшивкой. 

Притормозив у очередной двери Ривер приложил палец к губам и, в последний раз сверившись с картой, приложил коммуникатор к блокировочной панели. Дверь, с тихим шипением, отъехала в сторону, пропуская офицеров в просторный цех. 

Система распределения воздуха оглушающе гудела, мешая расслышать хоть что-то, кроме звука работы турбин и насосов.
Питерсон чертыхнулся, и ткнул в информационный щит, сообщающий об необходимости использования шумопоглощающих наушников на территории цеха. Ривер махнул рукой и, пригнувшись, стал осторожно пробираться вперед, лавируя в узких переходах между колоннами насосных турбин. Майк крался следом, крепко сжимая рукоять своего шокера. Шум поглощал все звуки, почти физически давя на головы и заставляя офицеров пригибаться еще ниже.

Внезапно Даниэль замер, от чего Питерсон присел на корточки. Ривер стоял неподвижно, глядя куда-то перед собой и медленно вытаскивая шокер из внутреннего кармана. Напротив него, шагах в тридцати, стоял высокий чернокожий мужчина в серой форме сотрудника санитарной службы. В левой руке он сжимал коммуникатор, светившийся тревожным, оранжевым светом, а в другой был тяжелый матовый пистолет. 

В глазах Давида Митамбу были отчетливо видны страх и растерянность. Он смотрел на Ривера глазами загнанного в угол зверя, и даже не поднял своё оружие. Ривер попытался крикнуть ему, что он окружен, что лучше сдаваться и не делать глупостей, но шум работающей машинерии поглотил этот крик. 

От темнокожего уборщика офицера отделяли несколько невысоких аппаратов и низкая решетка ограждения, опоясывающая центральный блок управления, расположенный на небольшой площадке в центре цеха. Ривер медленно двинулся вперед, выставив левую руку вперед с раскрытой ладонью, а правую, сжимающую шокер, скрыв за спиной. 

Сотрудник санитарной службы продолжал стоять неподвижно, выглядя все испуганнее, и бледнея, насколько вообще могут бледнеть люди с его цветом кожи. 

Внезапно его коммуникатор загорелся красным цветом, отчего Давид вздрогнул, вскинул руку с пистолетом вперед, выстрелил в приближающегося Ривера и бросился бежать в противоположном направлении. Даже этот оглушительный звук был поглощен гулом цеха. 

Пуля прошла в паре сантиметров от плеча Даниэля и выбила искру из кожуха турбины, за которой скрывался Питерсон. Ривер беззвучно чертыхнулся и бросился следом за серым комбинезоном, мелькающим между колон. Майк поспешил следом, стараясь вызвать по коммуникатору отряд быстрого реагирования.

Митамбу отчаянно петлял, несколько раз меняя направление и, наотмашь, стрелял в сторону преследователей. Ривер не слышал звуков выстрела и ориентировался по вспышкам, пригибаясь или прячась за очередным аппаратом. Пули оставляли борозды на кожухах, застревали в обмотке, но ни одна даже близко к Даниэлю не пролетела. Питерсон осторожно двигался следом, что-то отчаянно крича в прозрачный прямоугольник коммуникатора. 

Давид задержался у второго входа в цех, продолжая стрелять в сторону преследователей. Он отчаянно тыкал своим коммуникатором в блокировочную панель, пока дверь не отъехала в сторону, выпуская его из машинерии. 

Ривер, вынужденный отсиживаться за очередным агрегатом из-за свистящих над головой пуль, чертыхнулся и побежал следом. Дверь вела в такой же длинный коридор, как тот, по которому несколько минут назад шли офицеры. Тут было тихо, но гул работающих турбин всё еще стоял в ушах Даниэля. 

Чернокожий беглец отчаянно пытался открыть каждую попадавшуюся по пути дверь, но ни одна не поддавалась. Ривер бежал следом, рискуя словить пулю – в коридоре не было никаких укрытий. 

Митамбу изредка постреливал в офицера, замедляя преследование, и заставляя Даниэля считать потраченные беглецом патроны. Счет уже шел на третий десяток. 

- Давид! Бросай оружие! Ты не сможешь скрыться! – крикнул офицер, когда Давид вновь пустил в его сторону пулю, - Черт, Давид! Это же лунная база! Здесь не спрятаться! Сдавайся и мы поможем тебе!

Голос звучал глухо и отдаленно, заглушаемый постоянным звоном в ушах. Даниэль видел, как руки беглеца дрогнули, готовые опуститься. Но очередная дверь поддалась коммуникатору господина Митамбу, выпуская его на обширные просторы оранжереи. 

Темнокожий сотрудник понесся по широкой аллее, идущей через ряды модифицированных помидоров к теряющемуся вдалеке внешнему контуру блока. Ривер бежал следом, изо всех сил стараясь догнать вооруженного преступника. 

В оранжерее было довольно многолюдно. Сотрудники службы обеспечения выполняли свои повседневные обязанности по уходу за огромными плантациями овощей. Давид отталкивал попадавшихся ему на пути, замедляя свой бег, и офицеру стало казаться, что он сможет догнать этого крупного мужчину в сером комбинезоне. Но беглец, стараясь сохранить темп, дважды пальнул в воздух, заставляя людей панически разбежаться в разные стороны. 

Даниэль бежал, остро ощущая колющую боль под ребрами и жжение в груди. Беглец ускорился и резко свернул влево, на спрятавшуюся за высокими рядами томатов дорожку. Ривер повторил манёвр и увидел, как Давид уверенно петляет среди грядок, словно знал, куда надо бежать.

Офицер чертыхнулся и стал проламываться через заросли благородных культур, чтобы срезать углы и сократить разрыв между ним и Митамбу. 

Внезапно из-за зеленых насаждений показалась серая стена внешнего контура. Давид на ходу влетел в её жесткие объятья и резко развернулся, дав два выстрела в сторону офицера. 

Ривер был вынужден нырнуть за очередной куст и лечь ничком, вдавливая голову в разрыхленную землю.

- Двадцать шесть, - проскрипел он сквозь зубы и приподнял голову, чтобы взглянуть на беглеца сквозь редкую листву.

Давид отчаянно гладил своим коммуникатором по панели у характерной круглой трехстворчатой двери. Ствол пистолета смотрел прямо на тот куст, за которым затих Ривер

- Тебе больше некуда бежать, Давид! – Ривер старался говорить как можно спокойней, Опусти пистолет, давай спокойно поговорим.

Митамбу выругался, продолжая отчаянно пытаться открыть дверь своим коммуникатором. Еще раз глянув него сквозь листву, Даниэль выдохнул и спокойно сказал:

- Ну, ладно, открывай эту дверь, раз так хочешь. Но ты сам себя загоняешь в безвыходную ситуацию, приятель.

Раздался выстрел. Пуля вошла в землю в трех футах от Ривера, вызвав на его усталом лице кривую усмешку. 

- Ты не очень хороший стрелок, а, Давид? – спросил он, вновь приподнимаясь на локтях.

Издав шипящий звук створки разъехались и беглец медленно прошел через открывшуюся дверь, продолжая целится в сторону офицера. Ривер поднялся, наблюдая, как створки плавно закрываются за господином Митамбу. 

Подождав, когда шипение газа оповестит о блокировке замка, Даниэль подошел к двери и нажал на кнопку интеркома, делая смотровое окно в верхней створке прозрачным. 

Давид растерянно озирался, запертый в небольшом цилиндрическом помещении. На противоположной двери не было ни блокировочной панели, ни какого-либо другого внешнего замка.

- Это шлюз, умник, - офицер усмехнулся в микрофон интеркома и достал из кителя сигарету, - Я же тебя предупреждал. От сюда только два выхода: обратно ко мне, или на поверхность луны. Но все три последующие двери, что отделяют тебя от вакуума, открываются только по специальному решению системы.

Он закурил и вновь бросил взгляд на еще более побледневшего господина Митамбу.

- Давай уже, - Ривер устало махнул рукой, - положи свою игрушку и выходи с поднятыми руками. 

Внезапно большая красная лампа в плоском плафоне принялась размеренно мигать. Темнокожий беглец испуганно закричал и бросился к двери, через которую вошел. Он отчаянно колотил по панели замка своим многофункциональным кусочком пластика, но та оставалась неподвижной, поглощая все звуки.

Ривер замер. Сигарета выскользнула из его открытого рта и упала на матовую поверхность дорожки. Он медленно опустил руку в нагрудный карман и, вытащив свой коммуникатор, приложил его к панели со своей стороны.

- Доступ в шлюз заблокирован, - мелодично ответил ему персональный адъютант, - Дождитесь, когда будут закрыты все внешние люки. 

- Какого… - непонимающе чертыхнулся офицер и уставился на прозрачный кусок пластика в своей руке, - Там же человек! Немедленно закрыть внешние люки!

- Запрос заблокирован, - всё так же мелодично отвечал искусственный голос.
Даниэль поднял глаза и беспомощно взглянул на смертельно напуганного беглеца. Над противоположной дверью замигали оранжевые огоньки. В глазах Митамбу читался ужас и мольба.

Внезапная мысль промелькнула в голове офицера и он стремительно прыгнул в сторону, где, под защитной панелью, скрывался рычаг экстренного открытия дверей. Одним мощным движением сорвав пластиковую крышку, Ривер рванул за рукоять.

- Экстренное открытие двери невозможно, когда открыты все три люка - проинформировал беспристрастный кусок высокотехнологичной пластмассы.

- Да как же так! – закричал Даниэль и бросился обратно к смотровому окну, но опоздал.

Все три защитных люка, отделявших внешний шлюз от поверхности луны были открыты. От беглеца не осталось и следа.

- Да как же так… - вяло пробормотал Даниэль и медленно опустился на корточки. 

Его мутило. 


Маленькая комната временного изолятора была раздражающе белой. Ривер сидел на краю лежанки и бездумно пялился в стену. В коридоре раздались тяжелые шаги и, неотличимая от стен, дверь отъехала в сторону, пропуская мрачную Натали.

- Мои дела плохи? – угрюмо усмехнувшись, спросил Даниэль, когда шеф выдвинула из стены стульчак и уселась на него.

- Ты даже не представляешь насколько, Дан. Ты ослушался решения системы, проигнорировал мой прямой приказ, спровоцировал стрельбу в цехе, полном баков с чистейшим кислородом. Из-за тебя погиб единственный подо…

- Да знаю я! - Ривер раздраженно прервал суровую женщину и устало вздохнул, - Я знаю, что я сделал. Только прошу тебя, Наталия, не наказывай парня. Он действовал по моему приказу.

В карих глазах шефа промелькнула жалость.

- Он мертв, Дан. Чертов нигер попал в него. Питерсон скончался еще до прибытия помощи.

- Твою мать, - только и смог выдавить из себя Даниэль.

Они некоторое время сидели молча, пока Ривер не откинулся назад, вытирая выступившую слезу.

- И что теперь?

- Тебя лишают звания офицера военно-космических сил и депортируют на землю. За прошлые заслуги перед жителями «Магеллано» тебе сохранили стандартную пенсию офицера службы безопасности. 

Бывший офицер медленно кивнул.

- Значит Земля, - его голос невольно дрогнул, - может быть, оно к лучшему.

Шеф молча смотрела на его внезапно постаревшее и осунувшееся лицо.

- Есть другая возможность, - сказала она, спустя несколько мгновений, - Тебя рекомендовали в службу контроля. Они формируют команду для расследования последних событий.
Ривер поднял на неё глаза и коротко спросил:

- Но?

- Тебе придется работать с Корвеллом, - голос шефа звучал сочувственно, Собственно, он и рекомендовал тебя.

Губы бывшего офицера скривились в усмешке.

- Значит, либо работать с убийцей моего брата, либо валить на Землю без средств к существованию. Как заманчиво.

Натали поднялась и пинком загнала стульчак обратно в нишу. 

- Решать нужно сейчас, - она встряхнула своей косой и достала коммуникатор, - Я тебе настоятельно рекомендую уладить свои разногласия с Александром.

- Рекомендуешь? Как босс? – мрачно спросил Даниэль, наблюдая, как её длинные пальцы стучат по пластику.

- Как человек, которому ты, всё еще, не безразличен, - шеф устало вздохнула и протянула коммуникатор Риверу, - Да или нет?

Ривер чертыхнулся и приложил большой палец к протянутому экрану.

- Земля может еще немного подождать, - пробормотал он с кривой усмешкой, - По крайне мере, пока мы не восстановим безопасность в этом проклятом муравейнике.

- Безопасность превыше всего! – торжественно произнесла шеф. 

Конец второго эпизода



Рудный Кот

Отредактировано: 03.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться