Закат над «магеллано», первый сезон

Эпизод 4: Драконий жемчуг

Previously on "Sunset over Magellano": Старший инженер Корвелл, оправившись от тяжелой психологической травмы возвращается на службу, чтобы расследовать таинственную утечку в закрытом на карантин Блоке. Найдя источник, которым являлся мощный пожар, он героически гасит его, спасая жизненно необходимое для обитателей станции оборудование. Но всё указывает на то, что это был саботаж. Спустя несколько дней офицер службы безопасности Даниэль Ривер старший обнаруживает в одном из жилых модулей не зарегистрированное огнестрельное оружие. Расследование приводит к гибели его напарника и подозреваемого, ставя перед офицером еще больше вопросов. Ведущий программист станции, Янина Кислевска, расследуя возможность хакерской атаки на систему алгоритмов безопасности станции, получает странные сообщения, которые приводят её в закрытый блок №7, где она сталкивается с неведомыми до селе опасностями. Смогут ли герои распутать клубок заговора и спасти первый лунный город от разрушения? Что за страшную тайну прячет руководство станции в блоке №7?

В пятнадцатой персональной лаборатории, наспех оборудованной в третьем блоке, было шумно. Невысокий азиат, с пепельно-серыми волосами и молодым лицом, одетый в потёртые джинсы и белый халат поверх грязно-желтой футболки, энергично размахивая руками, быстро нарезал круги вокруг двух пожилых людей в белых халатах, сотрудников научно-исследовательской службы. Один старик был высок и широкоплеч. Его заостренное, как у хищной птицы, лицо, было покрыто глубокими морщинами и начисто выбрито, а голову венчала щетина седых, коротко постриженных волос.

У второго сотрудника была аккуратно постриженная, длинная и густая борода, закрывающая почти половину лица и тянущаяся прямо до верхней пуговицы белого воротника. она была огненно рыжая, как и курчавые завитки его вьющихся волос, обильно прорастающих на его миниатюрном черепе. Ростом он достигал азиату едва ли до подбородка, но шириной плеч выделялся даже на фоне своего высокого коллеги.

- Я не могу работать в таких условиях, - сокрушался азиат, продолжая кружит по лаборатории, - Секретность, изоляция, отсутствие какого-либо оборудования!

Высокий сотрудник примирительно выставил руку вперед.

- Успокойся, Лонг. Мы отдали тебе всё, что могли. Учитывая нынешние условия.

Лонг, замер перед лицом седовласого умоляюще сложил руки на груди.

- Вальдемар, я не прошу отдавать мне что-то ваше, - его высокий голос, заставлял сотрудников морщиться, - Просто разрешите мне вернуться в свою лабораторию.

Рыжебородый покачал головой и закатил свои блеклые, почти бесцветные глаза.

- Весь седьмой блок на карантине, Фейлонг, - высокий сотрудник попытался дотянуться до плеча азиата, но тот вновь сорвался с места и возобновил метания, - Никого не пускают туда без допуска системы с заверением суперинтенданта. 

Лонг фыркнул и уселся на один из лабораторных столов, на котором стояла портативная центрифуга.

- Вальдемар, Симон, я тут взрывчатку проверяю, поджигая её в мусорной корзине! - он ткнул пальцем в обугленный и покореженный металлический ящик, - Я летел на луну не за тем, чтобы крутить жижку в центрифуге, да смотреть на песок через микроскоп! Ребята, мне нужна моя лаборатория. Я завален по уши материалом, но не могу с ним ничего сделать. 

Рыжий Симон вздохнул и махнул рукой-

Ладно, господин Пьянто, - он улыбнулся, глядя на болтающего в воздухе ногами азиата,- Мы подредактируем запрос суперинтенданту. Может быть, он даст добро. 
- Только об этом и прошу, - Пьянто искренне поблагодарил сотрудников.

Ученые вышли, тихо переговариваясь между собой и глухо хихикая.

“Ребята”, - донеслось до Фейлонга от самых дверей лаборатории, - Нет, Валь, ну ты это слышал?!

Азиат хмыкнул, глядя как дверь плавно встает на место и слез со стола. 

Множество клеток, стоящих вдоль западной стены комнаты, были заполнены белыми лабораторными мышами. Они мирно копошились, не проявляя особого интереса к происходящему вокруг.

Фэйлонг подошел к одной из клеток и стал рассматривать двух юрких зверьков, уверенно бегущих в своих тренировочных колёсиках.

- И чем же эти “Крылья” так привлекательны? - азиат сделал пару заметок на широкой сенсорной панели, расположенной на крышке клетки, - Скажи мне ,137, чувствуешь ли ты эйфорию, расслабление? 

Белая мышь продолжала свой бессмысленный бег в колесе, не удостоив ученого даже поворотом головы. Фейлонг печально вздохнул и перешел к другой клетке, отмечая результаты наблюдения на соответствующей панели.

Он ходил от одной группы мышей к другой, делая пометки и тихонько насвистывая веселую песенку из вездесущей рекламы сигарет. 

Дверь в лабораторию отъехала в нишу и в проёме появилась абсолютно лысая голова, с толстым приплюснутым носом и густыми, светлыми бровями над парой серо-синих глаз.

- Фей, мать твою! - выругался лысый мужчина, - Включи свой коммуникатор! Я тебе не секретарша! У меня сплав закипает!

Пьянто посмотрел на него и, виновато улыбнувшись, засеменил к столу, на котором тихо покоился его высокотехнологичный пластиковый прямоугольник.

- Прости, Сэмми, - Лонг еще раз виновато улыбнулся, - он вечно трезвонит, а работы и так выше крыши.

- Не у тебя одного завал, Фэй! - зло буркнул мужчина и скрылся за дверью.

Азиат некоторое время продолжал улыбаться еще некоторое время, глядя на выключенный коммуникатор.

- Когда-нибудь я тебя пропущу через мой молекулярный пресс, раздражающая ты хрень.

Он провел пальцем по гладкой сенсорной панели коммуникатора, возрождая прибор к жизни. Тотчас раздался сигнал вызова, осветив поверхность универсального прибора в синий и зеленый цвета.

Продолжая улыбаться, Лонг нажал на пиктограмму приёма звонка.

- Фэйлонг. Слушаю.

- Господин Пьянто, - ответил приятный мужской голос, - вас ждут в брифинг-центра седьмого блока.

Азиат устало вздохнул и бодро сказал,

- Уже бегу.

Схватив умолкший коммуникатор, Пьянто быстро засеменил прочь из лаборатории.

Он спешил, приветливо отмахиваясь на выкрики коллег, заметивших его невысокую фигуру через открытые двери. Кто-то звал присоединиться к очередному эксперименту, кто-то - просто выпить кофе и поболтать, но азиат вежливо отказывал и тем и другим, продолжая быстро шагать в сторону транспортной системы.

У транспортных капсул было оживленно. Высокая женщина в форме офицера службы безопасности и длинной рыжей косой махнула Лонгу рукой, как только он попал в её поле зрения. Рядом с ней стояло двое мужчин, крепкий пожилой европеец, в оранжевом комбинезоне инженерной службы, и высокий мужчина, со смуглой кожей, в простом обязательном комбинезоне обитателя станции.

- Госпожа Соболевская, господин Ривер, Александр - Лонг пожал руку каждому из присутствующих, дружелюбно улыбаясь, - Уж не меня ли вы ожидаете.

Ривер что-то неопределенно буркнул, отчего заслужил тяжелый неодобрительный взгляд от Анастасии. Инженер устало вздохнул и пригласил Пьянто в кабинку.

- Чертова бубнилка рекомендовала нам вас подождать - сказала Соболевская, заходя в капсулу следом, - Что-то там о энергосбережении и оптимизации.

Даниэль вновь чертыхнулся и уселся в одно из кресел, стараясь держаться как можно дальше от Корвелла. Анастасия села рядом с Фэйлонгом, устало потирая висок.

Двери капсулы закрылись и кабинка тронулась под мерное бубнение персональных адъютантов о пункте назначения, допуске и времени в пути. Пассажиры смотрели в стороны, стараясь не встречаться взглядами.

- Рекомендации системы разумны - попытался разрядить повисшую тишину Пьянто, - Благодаря её решениям станция экономит почти 40% энергии.

Инженер усмехнулся и откинулся в своём кресле.

- Ну, это очень грубая и очень официальная цифра, - он прикрыл глаза, отчего стали заметны набухшие от недосыпа мешки, - Фактически станция едва-едва может себя содержать. 

Лонг удивленно хмыкнул, задумчиво разглядывая проплывающие за иллюминатором пучки направляющих рельс. 

- А ты всё так же продолжаешь читать лекции, - зло прорычал Ривер, подняв глаза и вцепившись взглядом в Корвелла.

Необычайно крупный, для женщины, кулак Анастасии врезался в прозрачную преграду, отделяющую пассажиров от вакуума. В кабине сразу загорелся оранжевый предупреждающий сигнал, а система оповещения попросила соблюдать спокойствие и не портить оборудование. 

- Прекрати ты уже! - её гулкий голос наполнил транспортную капсулу, - Он герой! Он принял сложное решение и спас тысячи людей! Благодаря ему мы все живы!

Ривер вскочил на ноги и угрожающе подался вперед.

- Не важно, скольких он спас! - его голос дрожал, Важны лишь те, кого ты спасти не сумел, Корвелл.

Инженер молча смотрел на серые скалы луны, пряча глаза от других пассажиров. Анастасия тоже поднялась, нависая над Даниэлем.

- Повзрослей уже, бывший офицер Ривер, - она цедила слова сквозь сжатые зубы, - Твои истерики не вернут тебе младшего брата. 

Фэйлонг прочистил горло и встал между госпожой Соболевской и бывшим офицером безопасности.

- Коллеги! - он обезоруживающе улыбался, заглядывая в лицо то Даниэлю, то Анастасии, - Не нужно спорить и ругаться, не время сейчас для этого. Мы с вами расследуем чрезвычайно важное дело, требующее полной отдачи и концентрации. Если мы будем тратить силы и время на конфронтации, мы поставим всю станцию под удар.
Ривер громко чертыхнулся и плюхнулся обратно на кресло. 

- Спасибо. господин Пьянто, - устало поблагодарила Анастасия, тоже занимая своё место, - Их старые дела уже обильно потрепали мои нервы.

Инженер тяжело вздохнул, что-то бормоча себе под нос. Кабинка мягко качнулась и адъютанты сообщили о прибытии в место назначения.

Сотрудники службы контроля, одетые в форму безопасников, встретили их в зоне отчуждения. При их виде Соболевская выругалась, а Даниэль мрачно усмехнулся.

- Госпожа Соболевская, господин Ривер, следуйте за мной, - сказал немолодой мужчина, придерживая дистанционный парализатор у бедра, - Господин Пьянто, вас ждут в основном конференц-зале. Господин Корвелл, офицер проводит вас в зал системы фильтрации.

Он развернулся и бодро зашагал по центральному коридору, вынуждая Анастасию и Даниэля догонять его. Инженер кивнул Фэйлонгу на прощание и направился на встречу еще одному офицеру.

Оставшись наедине с десятком сотрудников службы контроля, Пьянто вновь растянул губы в улыбке и засеменил в направлении конференц-зала.

В зале его ждал начальник службы контроля космоса. Он нервно поглаживал небольшой металлический цилиндр и периодически поглядывал на дальнюю дверь, ведущую куда-то вглубь блока.

Фэйлонг учтиво поздоровался и подошел к мужчине поближе.

- Мы добыли уникальный образец для вас, господин Пьянто, - начальник службы контроля похлопал ладонью по тускло поблескивающему боку цилиндра.

Фэйлонг с интересом посмотрел на контейнер и спросил:

- И что же это?

- Нам бы не пришлось привлекать вас, если бы мы знали ответ на этот вопрос, - мужчина вздохнул и протянул цилиндр Лонгу, - Вам и предстоит выяснить, что же это такое. Будьте предельно осторожны и помните о секретности.

Азиат учтиво улыбнулся, но контейнер в руки не взял.

- К моему глубочайшему сожалению, господин МакМилтон, я вряд-ли смогу помочь вам в этом, - он виновато развел руками, - В распоряжении научно-исследовательской службы нет необходимого оборудования. Больше нет.

Ричард удивленно приподнял брови, но прежде чем он задал вопрос, Лонг продолжил:

- В моей личной лаборатории есть всё необходимое, но, из-за карантина седьмого блока, у меня нет к ней доступа, - он заискивающе улыбнулся, - Вот, если бы у меня была возможность вернуться к моему оборудованию, я бы с радостью исследовал предоставленный вами объект.

МакМилтон нахмурился.

- Я распоряжусь, чтобы необходимое оборудование было доставлено в третий блок.

- Для этого придется демонтировать целое крыло научной станции, - Фэйлонг продолжал виновато улыбаться.

Ричард категорически покачал головой.

- Доступ в зону лабораторий седьмого блока запрещен. Мы не можем сделать исключение ни для кого.

- Очень жаль, - Фэйлонг учтиво поклонился и направился к выходу, продолжая улыбаться.

Начальник службы контроля чертыхнулся в голос и, догнав азиата у самых дверей, ухватил его за локоть.

- Я посмотрю, что можно сделать, если вы начнете исследования немедленно и в строжайшей тайне, - он всунул цилиндр в руку Пьянто, - Этот образец нужно подвергнуть анализу как можно скорее. И постарайтесь не уничтожить его в процессе исследования.

Фэйлонг кивнул и засеменил прочь из зала, прижимая таинственный контейнер к груди.

Всю дорогу до третьего блока Лонг крутил перед собой полученный цилиндр, старательно изучая каждый стык, каждую заклепку. И чем дольше ученый рассматривал новую игрушку, тем сильнее он хмурился.

Идя сквозь ряды дверей персональных лабораторий, Пьянто не улыбался в ответ на шутки и приветствия коллег. Он даже не поворачивал головы, продолжая быстро шагать вперед.

Когда дверь 15 лаборатории с мягким шипением закрылась за его спиной, Фэйлонг выдохнул и озадаченно огляделся.

- Заблокировать дверь, - скомандовал он, проведя пальцем по сенсору блокировочной панели, - Выставить предупреждении о проведении эксперимента. Уровень опасности - Красный.

Раздалось множество щелчков и над входом загорелась красная надпись “autonomous mode”.

Пьянто положил контейнер на стол и стал расхаживать по комнате, задумчиво почесывая затылок.

- Такс… Что мне нужно? - он остановился и вынул из кармана халата свой коммуникатор, - Адъютант, экранировать подопытных. И скафандр. Мне нужен скафандр.

Стекла клеток с мышами помутнели и окрасились в непроницаемый обсидиановый цвет. В стене открылась ниша, предоставив доступ к стандартному защитному костюму.

Проверив, все ли клетки закрылись, Лонг поспешно натянул на себя оранжевый скафандр и вернулся к контейнеру.

- Так, - он прикрепил коммуникатор в специальный слот на предплечье и активировал функцию записи, - Изучение объекта “тайна - 01”. Изучение проводит Джонатан Пьянто. Цель - исследование объекта и выявление воздействия на него нейтральной окружающей среды. Создать вакуум.

Табличка над дверью загорелась красным, сменив надпись на “Caution - vacuum”. Под полом загудели насосы, начав выкачивать воздух из изолированной лаборатории. 

Фэйлонг дождался, когда звуковой сигнал оповестит о полном отсутствии воздуха в помещении и взял цилиндр в руки.

- Объект был доставлен в лабораторию в герметичном контейнере цилиндрической формы, размером, примерно, 30 на 15 на 15. Судя по запорному механизму и маркировке - это капсула полной изоляции. Сейчас мы попробуем её открыть.

Пьянто дотронулся пальцем до сенсора затвора и и повернул крышку контейнера до щелчка. Раздался тонкий свист и жужание, затвор замигал оранжевым огоньком, а крышка стала медленно вращаться по часовой стрелке.

- Судя по свистящему звуку, в контейнере содержится какой-то газ, - Лонг поставил цилиндр крышкой вверх ,внимательно наблюдая за процессом расконсервации.

Раздался глухой щелчок, диод затвора стал красным, а стенки цилиндра разделились на три лепестка и раскрылись в стороны. Внутри, закрепленная на четырех металлических стержнях, была, светящаяся мягким белым светом, небольшая сфера.

- Объект представляет сферической формы, - Лонг продолжал надиктовывать увиденное, - примерно пять сантиметров в диаметре. Цвет - молочно-белый. Объект излучает в видимом диапазоне частот. Объект закреплен на конструкции из четырех съемных металлических прутьев. Памятка: почему они не использовали стандартный магнитный захват? Возможно, следует воздержаться от экспериментов по воздействию на объект интенсивного магнитного поля. Тогда как на него влияет искусственная гравитация станции? Конец памятки.

Ученый присел на корточки, чтобы сфера была на уровне глаз, и стал пристально всматриваться в её неровное свечение.

- По поверхности, или под ней, происходит движение какой-то жидкости или газа. Образуются завихрения, меняя интенсивность свечения в отдельных участках, - Фэйлонг замер, неотрывно следя за изменчивым узором, то появляющимся, то исчезающим в пляске исходящего света, - Возможно, пульсация свечения имеет некое гипнотическое воздействие. Очень сложно перестать смотреть на неё.

Медленно, словно нехотя, Пьянто поднялся и осторожно взял объект в руку.

- Объект неожиданно тяжелый, примерно, с учетом веса перчатки, 150 - 200 грамм, - он поднес сферу к глазам, почти коснувшись ею защитного стекла шлема, - Там есть еще что-то, внутри. Тёмное тело. Но ничего не могу разглядеть из-за шлема.

Лонг медленно поднес вторую руку к своей шее, продолжая неотрывно вглядываться в глубь светящегося шарика, и надавил на защелку экстренного снятия шлема. 

В тот же миг сенсор коммуникатора красным светом и персональный адъютант на максимальной громкости предупредил:

- Внимание! Нарушение герметичности скафандра может привести к тяжёлым повреждениям организма!

Но Пьянто не обратил на предупреждение никакого внимания. Он нажал на вторую защелку и оттянул за блокировачный шнур, расположенный в специальной складке под воротом. 

Раздалось шипение выходящего воздуха, и шлем медленно раскрылся. В лаборатории заорала сирена и раздался гул заработавших насосов, стремительно нагнетающих воздух в лабораторию.

Лонг продолжал смотреть на сферу, поднеся её почти к самому глазу. Он открывал и закрывал рот, пытаясь вдохнуть, но воздух был еще слишком разряженным. Пьянто затрясло мелкой дрожью и он упал на колени, закатив глаза и крепко зажав сферу в кулаке. 

На коммуникаторе загорелся сигнал оповещения службы экстренной помощи. Насосы ревели на полную мощность, заполняя помещение 15 лаборатории воздухом. 

Через две минуты к двери лаборатории подбежали сотрудники группы быстрого реагирования медицинской службы. Попытка проникнуть в помещение провалилась - система отказывалась открывать дверь, пока в лаборатории не восстановится давление и снятие автономного режима не будет признано безопасным для станции. Медикам пришлось вскрывать дверь вручную, пренебрегая предупреждениями от персональных адъютантов.

Воздух стремительно ворвался в лабораторию. В коридорах и открытых помещениях загорелись оранжевые таблички об опасности заражения. Сотрудники медицинской службы подбежали к бессознательному Фэйлонгу и вставили специальный ключ экстренной помощи в отверстие, расположенное на грудной панели скафандра. Защелки-крепления выстрелили и защитный костюм рассыпался на отдельные пластины, освобождая ученого.

- У него что-то зажато в руке, - один из медиков попытался разжать пальцы Лонга, но те не поддавались, - Возможно судорога, нужен релаксант.

- Это меньшая из его проблем, - озабоченно проговорил второй сотрудник, - Он горит, пульс бешеный! Тащи пажа, будем подключать. И пусть подгонят спец. капсулу для транспортировки.

Он наклонился над бьющимся в мелких конвульсиях ученым.

- Держись, парень.


В помещении интенсивной терапии было неожиданно тихо. Лампы солнечного света были выключены, свет падал из небольшого смотрового окна. Большинство пространства в комнате занимал аппарат искусственного поддержания жизни. 

Пьянто лежал на специальной кровати, обвитый множеством трубок и проводов. Аппарат жизнеобеспечения отслеживал все показатели и обеспечивал организм больного всем необходим.
Лонг вздрогнул, заставив датчики тревожно замигать оранжевыми огнями. Протяжный вздох нарушил тишину, царящую в комнате. Ученый резко сел, обрывая часть опутавших его проводов. Система тут же забила тревогу, вызывая дежурного врача, но Фэйлонг не обратил на истошное верещание аппарата никакого внимания. 

Он встал, срывая с себя остатки датчиков и направился к выходу.

- Вам не рекомендовано покидать интенсивную терапию, - раздался спокойный голос персонального адъютанта, исходящий из коммуникатора ученого, покоящегося на прикроватной тумбе, - Доктор Шинхаузер настоятельно рекомендовал вам постельный режим.

- Я себя прекрасно чувствую, - Лонг рассмеялся и, схватив кусок разговорчивого пластика, выбежал из интенсивной терапии.

В коридоре госпиталя он столкнулся с дежурной бригадой, несущейся на призыв аппарата поддержания жизни. 

- Господин Пьянто, - одна из медсестер ошалело уставилась на азиата в больничной рубашке, - Вы… Вам…

- У меня всё отлично, - Фэйлонг радостно улыбнулся ей, - Не стоит беспокоиться. 

Он протиснулся между застывшими врачами и поскакал дальше.

- Как… Остановите его, - закричал старший из врачей, указывая вслед удаляющемуся пациенту.

Бригада бросилась вдогонку, на ходу оповещая службу безопасности о необходимости задержать убегающего мужчину.

Пьянто весело несся сквозь хитросплетения переходов шестого блока под аккомпанемент монотонного бубнения коммуникатора. 

На выходе из госпиталя его попытался остановить офицер службы безопасности, но Фэйлонг сбил его с ног ударом плеча и побежал к зоне отчуждения, где располагались транспортные капсулы. 

Забравшись в одну из кабинок, Пьянто скомандовал “В седьмой блок” и уселся напротив входа, с улыбкой наблюдая за подбегающими преследователями.

С секундной задержкой персональный адъютант подтвердил право доступа и, закрыв дверь перед самым носом у докторов, кабинка отшвартовалась и, мерно покачиваясь, поплыла по лабиринту транспортных линий.

В зоне отчуждения седьмого блока его уже встречали. Семь офицеров службы контроля окружили Лонга, как только он покинул транспортную капсулу.

- Поднимите руки за голову и опуститесь на колени, - скомандовал старший из офицеров, направив ствол дистанционного парализатора.

Пьянто улыбнулся им ударил ближайшего из мужчин кулаком, с зажатым в нем коммуникатором, в затянутое в ворот кителя, горло. Раздались возгласы удивления и ругань, затрещали разряды парализаторов. Пострадавший офицер захрипел и медленно осел на пол.

Но Фэйлонг, не обращая внимания на удары тока и крики сотрудников службы контроля, вырвался из окружения и бросился бежать вглубь блока. Он несся вперед, открывая двери коммуникатором, пока не достиг брифинг-центра. Здесь, на попытку разблокировать большую раздвижную дверь с надписью “laboratories”, адъютант ответил “Доступ в зону карантина запрещен”.

Пьянто ударил несколько раз кулаком о металлическое покрытие одной из створок и замер, спокойно глядя на её серую поверхность. Отставшие офицеры быстро сократили дистанцию и вновь попытались взять ученого в кольцо, но тут дверь с тихим шелестом отворилась. 

- А я думал, что ты будешь повыше, - сказал азиат ,с улыбкой глядя на двенадцатифутовую фигуру, появившуюся в проёме, - Мне надо в мою лабораторию, ты не против?

Существо шагнуло вперед, обходя Лонга и угрожающе шелестя на преследователей. Офицером пришлось попятится от взмахов тонких длинных рук пришельца, и они отступили в глубь зала, опустив шокеры и ругаясь сквозь зубы.

Фэйлонг благодарно поклонился своему спасителю и быстро зашагал вглубь закрытой на карантин зоны. 

В темных переходах между бывшими лабораториями института космических исследований Пьянто то и дело встречал неподвижно сидящие фигуры с тощими долговязыми телами и огромными головами. 

Некоторые из них сидели, обняв свои колени руками, некоторые шли, медленно раскачиваясь при каждом шаге. Лонг приветливо махал и м рукой и улыбался, слыша стрекотание в ответ. 

Он прошел мимо освещенного зала столовой, где сидели несколько человек в красных комбинезонах марсианской миссии и играли в карты. Они были поглощены игрой, шумно спорили на незнакомом языке и смеялись, не обращая внимание на происходящее вокруг.

Ученый уверенно петлял по пересечениям коридоров. Зайдя на территорию лабораторий для изучения материалов повышенной опасности, Фэйлонг остановился около массивной взрывостойкой двери. Табличка над ней гласила “Doctor J. Pjanto”. 

- Будем наедятся, что их паранойя прогрессирует не так быстро, как им кажется, - улыбнувшись, пробормотал Лонг и приложил коммуникатор к блокировочной панели двери.

- Добро пожаловать, господин Пьянто, - моментально отозвался адъютант и тяжелая дверь медленно отъехала в сторону.

Зажглись мощные лампы, освещая обстановку и оборудование, загудели генераторы, возвращая к жизни застоявшиеся установки и мощные излучатели.

- Запустить спектральный анализатор и подготовить изоляционную капсулу, - скомандовал ученый, стягивая с себя больничную распашенку и устраиваясь на пыльной панели анализатора, похожего на массивный стол, с прозрачным куполом сверху.

Генераторы взвыли еще сильнее, в лаборатории замигала оранжевая табличка “Caution - radiation”, а прозрачная крышка анализатора потемнела до непроницаемо-матового света. Адъютант предупредил об опасности воздействия интенсивного излучения на живые организмы, но ученый бросил коммуникатор на пол и, не обращая внимания на тревожный сигнал, закрыл купол.

Раздался громкий сигнал и аппарат застрекотал, освещая купол поочередно то желтым, то синим цветами. Строчки собранных данных побежали по боковому экрану, быстро заполнив всё свободное пространство.

Сканирование заняло более полутора часов. Когда погасла предупреждающая надпись и поверхность купола снова стала прозрачной, в разблокированную дверь лаборатории вбежали несколько сотрудников службы контроля, в сопровождения взъерошенного МакМилтона. 

Фэйлонг медленно поднялся с панели и кивнул агрессивно настроенным офицерам. Его немного шатало, на юном лице появились морщины, под глазами налились мешки.

- Если вы не против, - он притянул к себе экран с данными и принялся внимательно изучать их.

МакМилтон остановил своих сотрудников, порывавшихся скрутить небольшого азиата, и присел рядом на панель сканера.

- Ну, как я и предполагал, - Фэйлонг вздохнул, отодвинул экран и искоса взглянул на Ричарда, - На вашем месте, я бы не сидел так близко. Интенсивность излучения еще великовата.

Начальник службы контроля указал своим подчиненным на дверь и спросил у Пьянто:

- И что удалось узнать?

Фэйлонг усмехнулся.

- Ну, объект, который вы мне подсунули, является неким стимулирующим веществом, воздействующим на множестве уровней, начиная от электромагнитных и световых волн, заканчивая химическими реакциями.

Ученый вытянул руку и стал изучать кончики своих пальцев.

- Стандартный защитный скафандр меня не спас. Он подавил все мои инстинкты, знания, оставив только желание прикоснуться к нему. Я даже свои действия не контролировал. Потом он попал к мне на кожу, в легкие. он заставил мой мозг работать в семьдесят раз интенсивней, чем обычно. 

Ричард хмыкнул и оглядел лабораторию.

- Я видел много разных галлюцинаций, пока лежал в отключке, да и сейчас галлюцинирую, - продолжал ученый переведя дыхание, - Я даже не могу сказать, всё ли увиденное было иллюзиями. Я увидел этих ваших “марсиан” во сне. И они увидели меня. Очень удивились, между прочем. 

МакМилтон нахмурился и спросил:

- Что ты имеешь ввиду?

Пьянто усмехнулся и попытался подняться, но ноги не слушались его. Ричард едва успел подхватить падающего ученого, прежде чем тот впечатался в металлический пол лаборатории.

- Кажется действие стимулятора проходит, - вяло пробормотал Лонг, - Помоги мне добраться до изоляционной капсулы, там есть ПАЖ.

- ПАЖ? - удивился начальник службы контроля, помогая Фэйлонгу доковылять до массивного саркофага, стоящего в дальнем углу помещения.

- Объект очень токсичен, - Пьянто закашлялся, содрогаясь в руках Ричарда, - У меня некроз 30% легочных тканей. Печень и почки отказали еще до моего пробуждения. Если бы не стимулирующие эффекты объекта, я бы умер еще до того, как меня доставили в госпиталь.

Уложив ученого в ложе саркофага, МакМилтон закрыл рукой внутреннюю панель управления и спросил:

- Что еще тебе удалось узнать? И что ты имел ввиду под “они меня заметили”?

Фэйлонг хрипло рассмеялся, в изнеможении откидываясь на податливом материале ложа.

- Я еще не решил, ненавидеть ли мне тебя за такую подставу, или боготворить за уникальную возможность, - тихо сказал он, поморщившись, - Я даже не представляю. как ты миновал контроль системы и позволил мне пронести такой опасный материал в общие блоки. Сейчас мне всё равно.

- Что ты узнал? - в голос начальника службы контроля зазвучал угрожающе.

- Ты еще не понял, - ученый улыбнулся, - Ты не можешь от меня что-то требовать. Если ты не уберешь руку с панели - я умру, и тебе придется снова повторять эксперимент. Да вот только второго такого объекта ты не получишь. Они тебе не дадут. 

- И ты совсем не боишься смерти? - губы Ричарда дернулись, на миг показав зловещую улыбку.

- Теперь - нет, - Пьянто продолжал задумчиво улыбаться, - теперь я знаю, куда пойду после. И всё - благодаря тебе.

МакМилтон глубоко вздохнул и медленно убрал руку, освобождая Лонгу доступ к ПАЖу и управлению защитной капсулой.

- Вот и славно, - ученый кивнул, запуская переносной аппарат жизнеобеспечения, - У меня есть еще немного времени, прежде чем я опять впаду в кому, так что слушай: Надо изолировать всех, кто находился в лабораториях во время инцидента, проверить на лёгочную недостаточность, проблемы с почками и на радиационный фон. Так же изолировать всех врачей и офицеров, которые контактировали со мной, пока я был в отключке и когда добирался сюда. Весь воздух в третьем блоке следует прогнать через систему фильтрации, а весь урожай “Фермы” - проверить на соответствие сан. нормам. Мою лабораторию на “Ферме” следует законсервировать и, по возможности, отсоединить от станции.

Ричард хмуро смотрел на Пьянто, изредка кивая.

- Держать ваших “марсиан” в карантине - бессмысленно, - Лонг перестал улыбаться и закрыл глаза, - они прекрасно осведомлены о том, что твориться на станции. Они даже радиоволны с земли могут слушать. Вряд ли их что-то сможет шокировать или напугать. Другое дело люди. Их реакции стоит опасаться, но сохранение существования наших гостей не поможет этой ситуации. В любом случае, человечество изменится. Быть может даже перестанет существовать, в привычном для нас понимании этого слова.

Ученый замолчал, оставив задумчивого МакМилтона в тишине. ПАЖ выпустил свои длинные щупы, обвивая пациента трубочками и проводами.

- На твоём месте, - голос Фэйлонга был очень слаб, - я бы сжег их еще в корабле марсианской миссии. Вместе с астронавтами и прочими свидетельствами существования. Но я не был на твоём месте. А сейчас - уже поздно что-то делать. Ситуация больше не в твоей компетенции, мистер МакМилтон.

- Иди ты на хрен, Джошуа, - выругался начальник службы контроля и попытался захлопнуть крышку капсулы, но она даже не шелохнулась, - мы с тобой еще поговорим.

Загудели сервомоторы и крышка медленно опустилась, заглушив слова Фэйлонга, услышав которые, Ричард разозлился еще больше. Он в сердцах пнул ни в чем не повинный саркофаг и вышел из лаборатории. В коридоре было светло, ожидающие его сотрудники зажгли основное освещение.

- Собрать всех, кто в последние 24 часа контактировал с господином Пьянто, в зоне отчуждения седьмого блока, - скомандовал МакМилтон, - И притащите мне Бондаренко. Быстро.

Офицеры отсалютовали и побежали выполнять поручения. Оставшись в одиночестве, Ричард сделал несколько дыхательных упражнений, поправил форменный китель и направился вслед за подчиненными, набивая несколько заметок в ежедневник на коммуникаторе.

За одни из поворотов он столкнулся с инопланетным существом, вежливо поприветствовал его и пошел дальше.

- Ты не найдешь ответов на свои вопросы, - раздался за его спиной голос Фэйлонга, - не хватит смелости и времени. Ты сбежишь, как и многие. 

Ричард резко обернулся и уставился в огромные продолговатые глаза существа.

- Что вы сказали? 

Существо застрекотало и, неуклюже раскачиваясь на длинных тонких ногах, зашагало прочь, больше не обращая внимания на человека.

МакМилтон побагровел и, развернувшись, стремительно зашагал в сторону зоны отчуждения.

- Чертовы ублюдки! - бормотал он себе под нос, - Чертов узкоглазый! Чертова станция!

Его шаги гулко отдавались в пустых переходах и темных залах, из темных углов которых за спешащим начальником службы контроля следили нечеловеческие глаза.

Конец четвертого эпизода



Рудный Кот

Отредактировано: 03.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться