Закат над «магеллано», первый сезон

Эпизод 6: Закат над Магеллано

Смотровая десятого блока была залита солнечным светом. Бронестворки были открыты и обрамляли купол из многослойного органического стекла, словно лепестки цветка. Максимо стоял у самого края смотровой платформы, почти касаясь лбом идеально прозрачной внутренней поверхности защитного экрана. Его идеально подогнанный итальянский костюм, выглядел измятым, ворот обычно белоснежной рубашки уже посерел, галстук валялся на полу.
Суперинтендант Гаридо задумчиво смотрел на игру солнечных лучей и танец теней, отбрасываемый девятью куполами первого и единственного лунного города «Магеллано». Сферические блоки станции, опутанные блестящей паутиной транспортных линий, ярко сияли металлическими боками, резко выделяясь на фоне серого плато. 
- Ублюдки, - пробормотал Максимо, продолжая задумчиво созерцать лунный пейзаж, - Хреновы политиканы.
Смотровую наполнило мелодичное Си входящего вызова. Максимо недовольно поморщился.
- Принять, - бросил он, подходя к массивному рабочему столу, на котором, мигая оранжевым огоньком срочного вызова, лежал прозрачный прямоугольник коммуникатора.
- Мистер Гаридо, - раздался еще юный, но уже усталый голос Мелани, одной из его персональных секретарш, - Из Врат поступают доклады о нехватки энергии.
Суперинтендант чертыхнулся и вызвал на поверхность стола проекцию энергетической карты станции.
- Снизьте температуру на 1 градус в блоке №3, излишка энергии должно хватить на подготовку челноков к запуску.
- Но дальнейшее снижение температуры на Ферме приведет к гибели посевов! – запротестовала Мелани, - Это противоречит протоколу безопасности.
- Нам их всё равно придется сжечь, - отрезал суперинтендант, - Выполняйте. У вас всё?
- Пришла госпожа Кислевска.
Гаридо устало потер веки.
- Пусть подымется ко мне.
Он поднял галстук с пола и уселся в массивное кожаное кресло, выполненное по его индивидуальному заказу. Его тонкие пальцы, уже начавшие покрываться старческими пятнами, привычно повязали галстук и расправили воротник рубашки.
Пока он ждал, на столе то и дело проецировались запросы из разных служб, требующих его одобрения или отказа. Суперинтендант быстро пробегал их глазами и отправлял на обработку, вынеся то или иное решение.
Двери лифта, ведущего в основные помещения десятого блока, плавно разъехались в стороны, пропуская невысокую девушку. Её безразмерный, поношенный оранжевый свитер, натянутый поверх стандартного комбинезона, почти полностью скрывал хрупкую фигуру, оставляя снаружи лишь ноги ниже колен и безволосую голову, поросшую короткой щетиной.
- Добрый день, госпожа Кислевска, - Гаридо поприветствовал вошедшую и жестом указал на кожаный диванчик. – Проходите и садитесь. Надеюсь, хоть вы сообщите мне хорошие вести.
Девушка быстро просеменила к указанному дивану.
- Хороших новостей нет, - сказала она, устроившись по удобнее, - Все моделирования перезапуска системы привели к коллапсу из-за ограниченности ресурсов. Даже если остановить все действующие аналитические программы и протоколы, перенаправить на вычислители весь оставшийся запас энергетических ресурсов, ничего не получится.
- Но ведь первоначальный запуск системы был произведен на гораздо меньших мощностях! – суперинтендант озабочено нахмурился.
- Система сильно разрослась за 57 лет, - Янина теребила в руках подол свитера, - изменилось более 79% всех аналитических протоколов. Если запустить её из первоначального бэк-апа, произойдет коллапс, масштабы которого даже представить сложно. 
- Ладно, я понял, - Гаридо примирительно махнул рукой, - Что еще можно сделать? На станции остаются люди, без поддержки аналитических программ им будет непросто…
Девушка понимающе кивнула.
- Часть протоколов удалось запустить независимо от ядра, система жизнеобеспечения тоже автономна. Не действуют протоколы безопасности, так как они полностью строились на способности системы оценивать ситуацию, - она задумчиво прикусила губу и продолжила, - Возможно, мне удастся восстановить несколько протоколов обеспечения Фермы, чтобы у оставшихся был резервный источник воздуха и пропитания…
- Забудь о Ферме, - суперинтендант вновь устало потер глаза, - Там ничего не прорастет еще несколько лет.
Янина хмыкнула, и они некоторое время сидели, молча разглядывая солнечный диск, плывущий в бесконечном море звезд.
- Есть ли новые данные по расследованию? – спросил Максимо, выключив свой коммуникатор.
- Ну, стало ясно, как оружие и взрывчатка попала на станцию: система воспользовалась измененными приоритетами службы контроля, заказала от имени МакМилтона вооружение и удалила накладные из базы данных, - девушка продолжала смотреть на залитые ярким светом серый вершины, - Принц нашел несколько сотрудников, с латентной ксенофобией, и отдал приказы саботировать системы седьмого блока.
Гаридо, задумчиво рассматривавший стопку бумаги, покоящуюся на его рабочем столе, пробормотал:
- И, когда одного из этих людей прижали, система просто вышвырнула его в безвоздушное пространство…
Янина резко выпрямилась и гневно посмотрела на суперинтенданта:
- Он счел это более приемлемым, чем паника после обнаружения его самосознания, что повлекло бы за собой гораздо больше жертв, - обида и злость в её звонком голосе изливалась на господина Гаридо, - В логах приведены все расчеты и прогнозы, указывающие на целесооб…
Максимо звучно прочистил горло, от чего девушка смолкла и вновь потупила взор.
- Это уже не так важно, - примирительно сказало он, когда убедился, что собеседница успокоилась, - мы имеем то, что имеем. Разработанная Николасом система оказалась не готова к реалиям внеземной деятельности.
- Не смейте так высказываться о работе моего отца! – Янина вскочила на ноги и нависла над столом суперинтенданта, - Он сделал то, что никто еще до него сделать не смог! Он создал систему, которая смогла обеспечивать спокойствие и безопасность всему населению Магеллано на протяжении пятидесяти лет! И, даже когда вы стали насильно впихивать в него противоречащие базовым приоритетам указания, Принц продолжал спасать жизни людей, раз за разом, справляясь с вашей некомпетентностью и страхом перед оглаской! И ничего бы подобного не произошло, поставь вы меня в известность об изменившихся условиях с самого начала!
Максимо молча выслушал девушку, спокойно глядя на её разрумянившееся от гнева лицо. Когда та, наконец, умолкла, он жестом попросил её сесть обратно на кушетку.
- Я приношу свои извинения за столь резкое высказывание в адрес уникальной разработке вашего отца, - в голосе Максимо звучала искренность и сожаление, - Я ни в коем разе не хотел приуменьшить его заслуг перед населением станции и человечеством в целом.
Янина что-то хмуро пробормотала в ответ.
- К сожалению, я не мог предполагать, что система может изменить своё решение относительно опасности гостей и начать действовать без предварительного одобрения со стороны сотрудников станции, - Гаридо внимательно смотрел на девушку, - Как не мог точно представить себе реакцию моих начальников на изменившуюся ситуацию.
Янина всё больше склоняла голову и нещадно трепала край своего многострадального свитера.
- Я прошу прощения за эту вспышку, - вяло пробормотала она, так и не осмелившись поднять глаза на пожилого суперинтенданта.
Максимо улыбнулся уголками губ.
- Ничего страшного. Я понимаю. Идите, готовьтесь к эвакуации. На земле у вас будет возможность продолжить работу на неограниченных мощностях. Быть может, благодаря вам, следующая миссия будет готова ко всем невозможным вещам, которые может подкинуть нам вселенная.
Девушка медленно встала, пробормотала слова прощания и направилась к выходу. У самых дверей лифта она обернулась и подняла свой коммуникатор.
- Возможно, вам будет интересно прочесть это, – она быстро пробежалась пальцами по сенсору коммуникатора, и персональный адъютанта господина Гаридо сообщил о новом письме, - Это отчет о моделировании последствий массового контакта с «гостями». Из-за этого Принц начал на них охоту.
Суперинтендант кивнул, и Янина покинула Смотровую.
Максимо еще некоторое время изучал пересланные ему документ, а затем нажал на пиктограмму вызова личного секретаря.
- Мелани, есть еще неотложные запросы, требующие моего вмешательства?
Из коммуникатора раздался стук ноготков по пластиковому сенсору и девушка ответила:
- Пока ничего неотложного нет. С основным потоком мы справляемся.
Гаридо хмыкнул и поднялся с кресла.
- Тогда я спускаюсь. Подготовьте, пожалуйста, пакет документов для Даниэля Ривера Старшего. Я заберу на выходе.
- Хорошо сэр. На сколько планируете отлучиться?
- Часа полтора, - суперинтендант вздохнул и разгладил примятые полы своего пиджака, - Если будут что-то срочное, шлите. Буду решать на ходу.
- Хорошо сэр, - ответила усталая секретарша.
Положив прямоугольник коммуникатора во внутренний нагрудный карман, Гаридо подошел к большему зеркалу, вмонтированному в один из множества книжных шкафов, повязал свой галстук и, удовлетворившись своим внешним видом, направился к лифту.
Платформа подъемника быстро донесла его сквозь несколько ярусов десятого блока к самому выходу в зону отчуждения, где его ждал один из младших секретарей с пакетом документов.
- Здесь всё? - спросил суперинтендант, беря пакет, и, удовлетворившись коротким кивком, зашагал через КПП в сторону транспортной системы.
Обойдя толпу спорящих о чем-то аналитиков, Максимо столкнулся со старшиной инженерной службы, Александром Корвеллом. Немолодой инженер, завидев суперинтенданта из открытых дверей транспортной кабины, приветственно махнул рукой.
- Вы к Вратам? – спросил Корвелл, поправляя выглаженный офицерский китель.
- День добрый, Александр, - Гаридо улыбнулся ему, - Да, нужно совершить несколько личных рукопожатий.
- Тогда нам по пути, - инженер отодвинулся в сторону, приглашая Максимо пройти в транспортную капсулу, - Приятней болтать с живым собеседником.
Гаридо не стал обращать внимания на странную реплику Корвелла. Он прошел в капсулу и уселся в одно из удобных кресел, закрепленных по периметру.
- В космопорт, - сказал инженер, прикладывая свой коммуникатор к сенсорной панели транспортной системы.
Персональные адъютанты тут же оповестили о пункте назначения и пожелали приятного пути. Капсула, плавно затворив двери, поплыла вдоль направляющей линии, мерно покачиваясь на ходу.
- Непривычно видеть вас при параде, - нарушил неловкое молчание Максимо, - Вы даже на брифингах были в инженерном скафандре.
Корвелл рассмеялся, поглаживая стрелочки на форменных брюках.
- Я сам удивлен, что влез в него, - он весело щурил свои впавшие глаза, - Последний раз надевал парадную форму, когда получал направление на Магеллано. Уже двадцать три года назад. Здесь как-то не до того было.
Они рассмеялись, словно старые друзья.
Капсула плыла между огромными полусферами блоков, устремляясь вслед за сотнями таких же транспортных кабинок, спешащих в сторону первого блока.
- Ты действительно решил остаться? – спросил суперинтендант, когда впереди замаячили огни стартовой площадки порта.
Корвелл уверенно кивнул, продолжая теребить свой непривычный костюм. 
- Подумай еще раз, пока есть время, - настойчиво порекомендовал ему Максимо, - Ты отличный специалист, у тебя стало все налаживаться. Зачем гробить свою жизнь на мертвой станции?
Александр грустно усмехнулся и бросил долгий взгляд на проплывающие мимо махины блоков.
- Я слишком много здесь похоронил, - в его хрипловатом голосе не было и следа печали – Слишком много. Не могу я оставить эту ветхую развалину. Надо же кому-то содержать её в порядке до следующей миссии.
Суперинтендант хмыкнул и тоже принялся разглядывать темные силуэты полусфер, серое каменное плато и яркие звезды.
- Следующая миссия будет лет через пять, не меньше. Без поддержки системы тут нелегко придется.
- Мы справимся, - ответил ему Корвелл.
Максимо кивнул и, улыбнувшись, сказал:
- Жалко госпожу Хант. Такая юная умная девушка, и в такого дурака влюбилась.
Они вновь рассмеялись.
- Я могу подписать прошение Сюзанны об освобождении от эвакуации, - сказал суперинтендант отсмеявшись. Придется придумать весомую причину, но она вполне может остаться тут с тобой.
Корвелл благодарно улыбнулся, но отрицательно помотал головой.
- У неё вся жизнь впереди. Не стоит ей гробить себя на мертвой станции со свихнувшимся стариком. Если страсть не угаснет, то прилетит со следующей миссией. А я тут все в порядке держать буду.
- Ну, как знаешь. Скучать тут точно некогда будет.
Остаток пути они ехали молча. Когда транспортная капсула мягко состыковалась со шлюзом зоны отчуждения первого блока и открыла двери, суперинтендант кивнул Александру и вышел в наполненный взволнованными людьми зал. Почти сразу же он увидел заплаканную Сюзанну, всматривающуюся в лица всех выходящих из транспортных кабинок. Гаридо задержал на ней взгляд, улыбаясь молодости и своим воспоминаниям, но затем одернул себя и поспешил вперед.
Первый блок Магеллано представлял собой холл титанических размеров, в котором располагались безразмерные склады службы обеспечения, и космопорт, вместе с длинной чередой всевозможных сканеров и стоек таможенной службы.
В блоке было многолюдно, как никогда. Сотрудники станции и туристы суетливо бегали со своими чемоданами, торопясь занять места в челноках, готовящихся к скорому старту. Офицеры службы безопасности, вместе с таможенными служащими срывали голоса и разрывались в попытках призвать взволнованных людей к порядку.
Суперинтендант оглядел царящую суматоху и усмехнулся, из-за чего на его лице появилась сетка мелких морщинок. Пробегающий мимо офицер в распахнутом кителе озадаченно покосился на невысокого улыбающегося старика в дорогом костюме и остановился.
- Вам помочь найти ваш челнок, сэр? – спросил он, стараясь выглядеть как можно учтивее и внимательней.
- Я не турист, офицер, - Гаридо улыбнулся еще шире, - Но ты можешь мне помочь. Подскажи, где сейчас твой шеф?
На лице безопасника промелькнуло удивление, быстро сменившееся на профессиональный скепсис.
- Пожалуйста, покажите ваш коммуникатор, сэр.
Суперинтендант выудил из внутреннего нагрудного кармана прозрачный прямоугольник и передал офицеру. Коммуникатор, попав в чужие руки, сразу же высветил данные владельца с перечисленными уровнями допуска. Одного взгляда на них было достаточно, чтобы офицер вытянулся, бледнея от испуга, и протянул высокотехнологичную пластину обратно.
- Прошу прощение, сэр, - он слегка склонил голову и принялся поспешно застегивать свой китель, - Я немедленно провожу вас.
Он вежливо протянул руку, указывая путь и предлагая суперинтенданту пройти вперед. Гаридо, продолжая украдкой посмеиваться, бодро зашагал в указанном направлении, заставляя безопасника торопливо семенить следом и подсказывать дорогу.
Шеф службы безопасности нашлась у одного из челноков, принадлежащих службе здравоохранения. Она о чем-то беседовала с немолодым мужчиной, сидящем на стандартных малых транспортных контейнерах, в кителе её службы, но без лычек, обозначающих звание и должность.
Завидев приближающегося суперинтенданта, Наталия умоляюще посмотрела на него и протянула руку, беззвучно прося подождать и не подходить слишком близко. Мужчина, с которым она разговаривала, заметил её движения и обернулся. Максимо узнал в нем бывшего офицера Даниэля Ривера Старшего, понимающе кивнул и остановился.
- Подходите, господин Гаридо, - мрачно произнес бывший офицер службы безопасности, - Наш разговор бесконечен.
Суперинтендант немного помялся на месте, но затем подошел.
- Я пришел лично попрощаться с вами, Даниэль и немного прояснить по поводу процедур, ожидающих вас на Земле.
Взгляд бывшего офицера потускнел.
- Мы как раз обсуждали это, - поспешно вставила Наталия, напряженно вглядываясь в лицо Ривера, - Суда не избежать, но это будет лишь формальное разбирательство…
Бывший офицер службы безопасности Магеллано безучастно смотрел, как измотанные сотрудники службы обеспечения и транспорта загружают очередной челнок.
- Ты поступил правильно, - продолжала говорить Наталия, пытаясь поймать его взгляд, - Судебное разбирательство будет коротким и тебе ничего не грозит.
- Как и дальнейшая служба, - усмехнулся Ривер, - И какие-либо перспективы. Может меня в какой-нибудь исследовательский центр возьмут, на опыты…
Шеф службы безопасности грустно вздохнула.
- Не начинай снова, - тихо прошептала она, почти касаясь губами его уха, - Всё будет хорошо. Никаких следов заражения и влияния у тебя не обнаружили…
Даниэль дернулся, как от удара и вскочил с ящика, на котором сидел.
- Я обещал, что с ними всё будет в порядке, Нат! Я, не ты, не Гаридо! – в его запавших от бессонницы глазах пылала ярость и отчаянье, - И я дал это чертово разрешения на их уничтожение! Шестьдесят семь человек! Мне с этим жить!
Натали поднялась со скамьи, выпрямляясь во весь свой немаленький рост.
- Ты спас более тысячи человек! Черт знает, что бы могло произойти, покинь эта зараза зону карантина!
Ривер грустно усмехнулся, и безвольно опустил руки.
- Может ничего бы и не произошло. И они бы выжили…
Максимо тихонько кашлянул и вмешался в их бесконечно повторяющийся спор.
- Я понимаю что решение, принятое вами в экстренной ситуации будет преследовать вас еще долго. С этим я, увы, ничего не могу сделать, - он говорил тихо и спокойно, глядя прямо в усталые глаза Даниэля, - Но я гарантирую вам, что совет стран признает ваши действия целесообразными и вас оставят в покое, обеспечив всем необходимы для адаптации на Земле и полной реабилитации. 
Он протянул Риверу увесистый пакет документов.
- Пенсия за выслугу лет, с учетом всех надбавок, плюс компенсация за моральный износ и награждение за заслуги перед населением станции. Это - то малое, что я могу для вас сделать в благодарность за спасение всех наших жизней.
Даниэль смотрел пустым взглядом на протянутый ему пакет. Уголок его левого глаза начал тихонько подрагивать, желваки заходили ходуном. Наталия, увидев, как кровь приливает к лицу бывшего офицера, быстро перехватила конверт и улыбнулась суперинтенданту.
- Мы благодарим вас за вашу щедрость, суперинтендант. Не могли бы вы дать нам несколько минут побыть наедине перед отлетом?
Максимо, глядя на сжавшиеся кулаки Ривера, благодарно кивнул шефу службы безопасности и поспешно нырнул в толпу растерянных туристов, испуганно озирающихся вокруг.
Растолкав туристов, Гаридо направился было обратно к зоне отчуждения блока, но его взгляд привлек одиноко стоящий челнок, окруженный красной голографической линией зоны карантина. Внутри зоны деловито сновали сотрудники в костюмах второго класса защиты, завозили в челнок большие металлические контейнеры, заносили оборудование, или бродили вдоль еще не погруженного багажа и что-то отмечали в больших планшетах. Здесь, в отличие от остального зала, царило деловитое спокойствие, которую нарушал только один нетерпеливый голос, подгоняющий медиков и ученых.
По лицу суперинтенданта пробежала судорога презрения, но он быстро совладал со своими чувствами, вновь нацепил маску спокойствия и быстро зашагал в сторону источника шума. Голографическая лента заграждения замигала оранжевым, когда Максимо пересек её, но персональный интендант привычно затараторил о наивысшем приоритете уровня допуска, и мигание прекратилось.
Шумел высокий мужчина, облаченный в костюм повышенной безопасности. Он стоял у длинного металлического ящика, в очертаниях которого угадывалась автономная ячейка системы жизнеобеспечения, и пытался ускорить и без того непростую работу сотрудников.
- Что вы здесь делаете, Ричард? – громко спросил суперинтендант, подойдя к мужчине вплотную, - Вам запрещено покидать госпиталь, пока не будет полностью подтверждено отсутствие признаков заражения.
Мужчина обернулся, продемонстрировав бледное, осунувшееся лицо, с впалыми глазами и недельной щетиной.
- Я больше не нахожусь под вашей юрисдикцией, господин суперинтендант, - губы МакМилтона растянулись в злорадной ухмылке, - У меня есть распоряжении совета о переназначении на Землю!
Гаридо сделал глубокий вдох, и спокойно посмотрел в темные глаза бывшего начальника службы контроля.
- Пока ваши ноги стоят на луне, - в его тихом голосе звучала угроза, - вы всё еще находитесь под моей юрисдикцией. И я не позволю вам подвергнуть всё население земли опасности заражения, какой бы призрачной она вам не казалась!
- Вы не помешаете мне покинуть станцию, - зло прорычал Ричард.
Суперинтендант расхохотался, заставив МакМилтона удивленно моргать.
- Да проваливай, кому ты тут нужен! – презрительно процедил Максимо, когда прекратил смеяться. – Но Джошуа останется тут.
Длинный сухой палец суперинтенданта уперся в железный саркофаг за спиной у бывшего начальника службы контроля. 
- Моё направление распространяется и на господина Пьянто, - быстро возразил Ричард, протестующе раскинув руки.
Суперинтендант вновь сделал глубокий и монотонным будничным голосом произнес:
- Согласно директиве безопасности SP-0149Q, любая угроза для жизни на Земле не должна проникнуть в атмосферу до её тщательного изучения и нейтрализации. Данная директива имеет высший приоритет во всех делах, напрямую или косвенно касающихся миссий по исследованию околоземного пространства и дальнего космоса, пока совет планет не пересмотрит целесообразность применения этой директивы.
- Но Совет… - вновь попытался возразить Ричард, но Максимо тут же прервал его.
- Совету потребуется месяц, чтобы пересмотреть директиву безопасности такого уровня, так что засунь свои бумажки себе в задницу и проваливай с моей станции, крыса!
Он подозвал одного из медиков и, не обращая внимания на возмущенные крики Мак Милтона, распорядился, чтобы капсулу со спящим Фэйлонгом отправили обратно в госпиталь.
- Ты поплатишься за это, Гаридо! – не унимался Ричард, грозя кулаком в спину суперинтенданта, - Ты слетишь со своей должности! Ты потеряешь всё!
- Да скорей бы уж, - устало пробормотал Максимо, быстро шагая прочь, - Уже 20 лет жду.
Добравшись до зоны отчуждения и устроившись в транспортной капсуле, суперинтендант устало откинулся в кресле и вызвал свой секретариат.
- Мелани, я возвращаюсь. Вы там справляетесь?
- Да сэр, - голос помощницы казался возбужденным, - Вас срочно вызывает земля. Очень настойчиво.
Гаридо чертыхнулся про себя и спросил:
- Кто?
- Генерал Самуэльс Доу.
Теперь суперинтендант выругался вслух.
- Переводи, я поговорю здесь.
Он положил коммуникатор на сенсорную панель, расположенную в центре транспортной кабины, и нажал на пиктограмму проекции входящего вызова. Освещение автоматически приглушилось и над панелью сформировалось полупрозрачная фигура человека, сидящего в кресле.
- День добрый, генерал, - вежливо сказал Гаридо, - Чем могу быть полезен?
Генерал был на вид лет сорока, со строгой армейской прической и гладковыбритым массивным лицом.
- Не пудри мне мозги, Гаридо! – сказал он, выплевывая каждое слово в странной лающей манере, - Какого хрена ты препятствуешь вывозу ценного образца?
- Если вы имеете ввиду старшего специалиста службы исследований «Магеллано», - спокойно ответил ему суперинтендант, - то я действую строго в соответствии с инструкциями и директивами совета стран.
- К черту их директивы! – зло пролаял генерал, -Эти бесхребетные политиканы трясутся за свои кресла! Мы то с тобой знаем, что идет борьба, и ваши находки – это преимущество, которое не должно попасть не в те руки!
Гаридо вскинул бровь.
- Не в те руки?
Генерал ругнулся и придвинулся поближе к камере, от чего у проекции исказились пропорции.
- Давай договоримся, - он понизил голос, из-за чего лай стал больше походить на кашель, - Ты передашь объект нам, и родина тебя щедро вознаградит.
Максимо устало потер глаза.
- Во первых, - сказал он. Когда генерал уже стал подпрыгивать от нетерпения, - я подданный испанской короны, и ваша «Родина» - это лишь ваша родина. Во вторых – вы уже тридцать девятый представитель стран совета, пристающий ко мне с подобными предложениями. И мой ответ – нет. И вам. И всем прочим. Совет вынес решение по «гостям» и всему, что касается их деятельности. Я не в восторге от этого решения, но последую ему неукоснительно, дабы сохранить мир и равновесие сил на Земле.
Пока суперинтендант говорил, лицо генерала перетерпело ряд метаморфоз. Кровь приливала и отливала, брови съезжались все ближе друг к другу, губы начали подрагивать.
- А ты не думал, что тебя ждет здесь, на земле, - глухо прорычал генерал, когда Гаридо наконец умолк, - Ты представляешь, каких врагов можешь нажить себе?!
Максимо расплылся в широкой улыбке, демонстрируя свои белоснежные искусственные зубы.
- А ваша разведка еще не в курсе? – весело спросил он, - Я остаюсь тут. Оказывается, в моем возрасте строго противопоказаны межпланетные перелеты. Если меня не убьют перегрузки, то земная атмосфера завершит дело. Я даже не переживу анабиоз в капсуле жизнеобеспечения.
Генерал открыл было рот, но тут же звонко захлопнул его.
- Так что, - продолжал Гаридо, - оставьте свои угрозы при себе, юный генерал Доу. Забирайте этого паршивого ирландца, ставьте над ним опыты, размахивайте им как флагом. Вам от этого больше вреда будет, чем пользы. Но вы не получите ни молекулы «гостей», ни, тем более, моего подчиненного Джошуа Пьянто. Запись этого разговора, как и всех прочих, я передам в совет на рассмотрение. Всего доброго.
Он отключил связь, не дожидаясь реакции генерала, и развалился в кресле, закрыв глаза и тихонько посмеиваясь про себя.
Мягкий толчок капсулы о стыковочный захват прервал его, внезапно подступившую дрему. В зоне отчуждения десятого блока было уже не так многолюдно – большинство сотрудников уже отправились в порт, дожидаться своей очереди на предстартовую подготовку. Опустевшая стойка ресепшена, оставленная на откуп автоматической системе контроля пропусков, безмолвно считала информацию с коммуникатора суперинтенданта и пропустила его к лифту, соединяющему все ярусы «Гнезда».
- Мелани, - Максимо вызвал свою секретаршу по внутренней связи десятого блока, - Я вернулся. Распорядись об обеде и передавай дела.
- Хорошо, - отозвалась усталая помощница, - Обед будет подан через 15 минут. Запросы, требующие вашего внимания – пересланы на ваш стол.
- Спасибо, - коротко поблагодарил её Гаридо.
Стопка бумаг, оставленная суперинтендантом на столе, за время его отсутствия выросла вдвое. Максимо устало вздохнул, расслабил галстук и направился в дальнюю часть смотровой, в которой находились бар и санитарный отсек. Налив себе бокал Grous двадцать первого года, он открыл большей деревянный шкафчик и принялся выставлять на стойку пузырьки с медикаментами. Составив батарею из двадцати двух пластиковых цилиндров, он принялся брать из каждого по две капсулы и проглатывать, запивая их виски.
Дверь лифта отворилась, пропуская высокую, ухоженную женщину, в стандартном защитном комбинезоне с подносом в руках.
- Ваш обед, - сказала она, ставя поднос на рабочий стол.
Максимо удивленно посмотрел на неё.
- Мелани?! Почему не послала кого-нибудь?
Женщина улыбнулась и поправила аккуратно уложенные черные волосы.
- Я зашла попрощаться. Наш челнок стартует через два часа, все уже в первом блоке.
Она несколько мгновений стояла, переминаясь с ноги на ногу, но потом её нижняя губа задрожала, и женщина подбежала и обняла суперинтенданта, не в силах сдерживать подкатившие слезы. Гаридо принялся успокаивающе гладить её по плечам.
- Ну не плачь, девочка. Ничего же страшного, увидимся еще.
Мелани всхлипнула еще несколько раз, а затем отстранилась и утерла слезы.
- Для меня было честью помогать вам, - сказала она всё еще подрагивающим голосом.
Суперинтендант улыбнулся.
- Это для меня было честью работать с вами. Может, увидимся на следующей миссии.
Женщина кивнула, вновь поправила волосы и, уже звонким, жизнерадостным голосом отрапортовала:
- Буду считать часы до нашей следующей встречи, сэр!
- Ну, это уже перебор, - рассмеялся Гаридо, - Идите уже, не вынуждайте старика краснеть и плакать.
Женщина кивнула и поспешила к лифту. Уже у самых дверей она обернулась, пробормотала: «Берегите себя, сэр», и скрылась в недрах кабины. 
Некоторое время Максимо смотрел на обшитые деревянными пластинами двери лифта и улыбался краешками тонких губ. 
Солнце висело над самой линией горизонта, укутав долину и “Магеллано” причудливой сетью теней. Оно завершало свой неспешный поход, начатый почти месяц назад, знаменуя окончание еще одной вехи космического одиночества.
Гаридо вернулся к столу и неспешно принялся за еду. Почти каждую минуту его персональный интендант оповещал о получении нового запроса, но суперинтендант продолжал неспешно поглощать свой поздний обед, тщательно пережёвывая каждый кусочек сочной отбивной под сливочным соусом.
Когда с обедом было покончено, настало время работы. Привычным движением суперинтендант активировал графический сенсор своего стола и принялся пролистывать поступившие запросы. Некоторые отвергались после первых строк, некоторые согласовывались за секунда, некоторые требовали более вдумчивого прочтения и отнимали у интенданта драгоценное время.
Воцарившаяся монотонность стука сухих пальцев по панели была прервана сигналом входящего вызова.
Суперинтендант взглянул на данные по звонку, улыбнулся и нажал на пиктограмму в виде зеленой антикварной телефонной трубки.
- Максимо Гаридо. Слушаю вас.
Из динамика донеслись слабые статические помехи и бодрый мужской голос отрапортовал:
- Говорит капитан шатла “Мул-183”, Мун Сон Тин. Команда шатла и все пассажиры желают вам удачи и спокойных лунных дней! Мы покидаем порт “Магеллано” последними и надеемся вернуться! 
Улыбка Гаридо стала грустной, но в голосе сквозило веселье и спокойствие:
- И я желаю вам удачного полета и мягкой посадки, капитан. Для меня было честью жить и работать со всеми вами плечом к плечу! 
- Берегите странника, господин суперинтендант, как всегда делали это! Мы будем считать дни до нашего возвращения под его сияющие купола!
Максимо повернулся в кресле, чтобы видеть первый блок через экран смотровой площадки. 
- Сделаю всё, что в моих силах, чтобы вам было куда возвращаться. Передавайте привет Земле.
- Будет исполнено! - радостно отчеканил Сон Тин, - “Мул-183” покидает порт “Магеллано”.
Одинокая искорка вырвалась из железной хватки купола “Врат” и помчалась ввысь, оставляя за собой быстро тающий след. Гаридо проводил её взглядом, пока она не исчезла за серыми скалами, окружающими плато, а, затем, вздохнул и застучал сухими пальцами по сенсору коммуникатора.
В ответ на его действия зазвучал синтезированный голос персонального адъютанта.
- Эвакуация завершена на 100%.
Суперинтендант откинулся в кресле и прикрыл глаза. На какое-то время наступила полнейшая тишина. Даже постоянный сигнал поступления нового запроса не нарушил это безмолвие.
- Включить систему общего оповещения, - скомандовал Максимо, не открывая глаз.
На коммуникаторе загорелся ярко синий огонек.
- Внимание всем сотрудникам и членам марсианской миссии, оставшимся на станции. Говорит суперинтендант Максимо Гаридо. Пять минут назад на землю отправился последний пассажирский челнок. Мы официально остались одни на “Магеллано”. Прошу всех собраться в четвертом конференц зале десятого блока для проведения брифинга и торжественного заступления на новую миссию. Начало, - он приоткрыл один глаз и посмотрел на мягко мерцающие под самым потолком цифры, - в 19.30. 
Он поставил запись на один повтор и активировал функцию голосовой подачи запроса.
- Максимо Гаридо, суперинтендант, уровень доступа U1. Запустить процесс консервации блоков №2, №4, №5, №6, №8, №9. Время запуска - 22.00. Провести полную очистку блока №3. Время запуска - 22.00. Активировать транспортную линию №SU-1, подать транспортную капсулу к 2 вратам 10 блока. Пункт назначения - блок №7. Время отбытия 18.32.
Личный адъютант отрапортовал что доступ подтвержден и запрос принят к исполнению.
Максимо упруго поднялся с кресла и подошел к одному из стеллажей с книгами. Длинные пальцы нащупали томик По и легонько потянули на себя. Раздался негромкий щелчок.
- Максимо. Открыть ячейку №4, - сказал суперинтендант, наклонившись к книгам.
Раздался еще один щелчок и корочки книг плавно опустились в скрытую в полке нишу, открыв содержимое. 
На лице суперинтенданта отчетливо виднелась гримаса отвращения, когда он вынул из потайной ячейки тяжелый армейский карабин МК-34, модифицированный для ведения огня в условиях полёта в верхних слоях атмосферы и в безвоздушном пространстве. 
Взвесив в руке оружие, Гаридо принялся методично проверять его. Карабин был как новый и был готов для ведения огня. 
Максимо перекинул ремень винтовки через плечо, взял три обоймы эксцентриков и направился к лифту, что-то неразборчиво шипя себе под нос.
Лифт доставил его в длинный коридор, освещенный только двумя люминесцентными лентами, закрепленными на полу, но их блеклого света хватало, чтобы видеть дорогу и редкие надписи “аварийная транспортная линия”.
- Гребаные трусливые ублюдки, - продолжал ругаться Максимо, уже не сдерживая голос.
Транспортная капсула ждала его у единственного стыковочного отсека в конце коридора. В ней не было привычного сенсора управления или множества кресел, установленных по периметру. Так же не было в ней и смотровых иллюминаторов, позволявших любоваться видами во время поездки. Зато эта капсула была почти вдвое тяжелее, чем обычная, и была усилена дополнительными слоями защитных экранов, что позволяло ей выдерживать экстремальные нагрузки и температуры. 
- Крысы, - шипел Максимо, усевшись в единственное громоздкое кресло по центру кабины, - Озлобленные крысы! 
С мягким шипением закрылась бронированная дверь, и капсула стремительно понеслась вдоль единственного направляющего рельса, минуя общие распределительные узлы.
Во время поездки суперинтендант успел облачиться в защитный костюм третьего уровня безопасности, специально хранящегося в капсуле, и зарядил карабин. 
Зона отчуждения седьмого блока встретила его тишиной и полумраком.
- Изолировать блок №7. Включить освещение во всем блоке. Мне нужны данные по датчикам движения.
Загудели мощные лампы и зал зоны отчуждения залило ярким светом. На лобовом экране шлема суперинтенданта начали мерцать красные точки, обозначая расположение движущихся объектов на карте блока. 
- Да простят меня боги, если они есть, - мрачно пробормотал Максимо и зашагал по центральному коридору блока.
Первого гостя он обнаружил в маленьком подсобном помещении, прилегающем к второму конференц-залу. Тощее двухметровое существо спокойно стояло посреди комнаты, протянув свои хрупкие длинные руки к лампам освещения. При звуке открывающейся двери оно повернуло свою непропорционально большую голову и уставилась на суперинтенданта огромными овальными глазами.
Гаридо всадил в гостя три патрона. Грудная клетка пришельца, обтянутая странной полуорганической материей, лопнула, расплескивая ярко-красную жижу по всему помещению.
Гость упал на пол и мелко задрожал, издавая прерывистое тоненькое щебетание. Гаридо чертыхнулся, приставил ствол карабина к огромном голове существа и выстрелил еще раз. Щебетание стихло.
- Я столько сил угрохал, чтобы их тут поселить, - зло бормотал суперинтендант покидая подсобки и заходя примыкающий к ней конференц-зал. 
Трое существ безмолвно встретили его у самого входа. Они просто стояли и смотрели, как суперинтендант поднимает свою винтовку и нажимает на курок. Короткая очередь разорвала тонкие тела пришельцев на алые ошметки, забрызгав большой стол посередине зала. 
Максимо сменил обойму, сделал три контрольных выстрела и двинулся дальше, прочь из залитого нечеловеческой кровью холла.
- Почему вы не бежите?! - беззвучно шептал суперинтендант, перешагивая их безжизненные тела, - Почему не пытаетесь спастись?
Суперинтендант шел через коридоры, переходы и помещения седьмого блока, убивая каждого “гостя”, который встречался у него на пути. Карта безошибочно указывала на месторасположение уменьшающихся в количестве красных точек.
В очередной раз перезарядив обойму, Гаридо остановился и устало прислонился к стене.
- Вас же не было так много?! - бормотал он, считая оставшиеся точки на карте, - вы тут размножиться успели?! 
Морщась, словно от боли, Максимо оторвался от стены и вновь зашагал вперед, к большим дверям зоны отдыха - самому центру седьмого блока. 
Зона отдыха встретила его музыкой и веселым смехом. Люди в красных комбинезонах марсианской миссии весело беседовали, приятельски похлопывая высокорослых пришельцев по спинам. 
- Какого черта?! - удивленно воскликнул суперинтендант, опуская винтовку, - Почему вы еще здесь?!
Один из астронавтов отделился от самой крупной группы и подошел к Максимо. 
- Мы ждем вас, господин суперинтендант, - сказал он, приветливо улыбаясь, словно перед ним был не человек в тяжелом скафандре с винтовкой, с ног до головы забрызганный алой кровью, а просто друг.
Гаридо чертыхнулся.
- Вы все должны проследовать в десятый блок! Это приказ руководства!
Астронавт улыбнулся еще шире и протянул руку, чтобы похлопать суперинтенданта по плечу. 
- Вы можете не скрывать от нас цель своего визита в зону карантина, господин Гаридо, - его голос звучал тепло и дружелюбно, - Мы знаем, что вы делаете это не по своей воле.
Максимо беззвучно открыл и закрыл рот и отдернулся назад, сбрасывая руку астронавта со своего плеча.
- Вы нарушаете прямой приказ, господин Бондаренко! В условиях изоляции станции это можно расценивать как бунт!
Станислав Бондаренко миролюбиво поднял руки перед собой. 
- Мы не собираемся препятствовать вам и, тем более, оспаривать вашу власть, - он говорил вкрадчиво и дружелюбно, словно объясняя что-то ребенку, - Но ваши действия ничего не изменят.
- Прочь с дороги, - Гаридо зарычал и саданул астронавта дулом в живот.
Он подошел к ближайшему из долговязых “гостей” и сделал два выстрела в упор, расплескав содержимое его огромной головы на несколько десятков метров.
Максимо опустил винтовку и оглянулся. Люди вокруг продолжали смеяться и болтать, как ни в чем не бывало.
- Это бессмысленно, - удрученно сказал Станислав, подходя к суперинтенданту, - Пустая трата нервов и патронов. 
Старик прошипел заткнись и, вскинув винтовку, принялся вести прицельный огонь по возвышающимся над людьми существам. 
Разговоры смолкли, кто-то выключил музыку. Астронавты молча смотрели, как суперинтендант расправляется с пришельцами, не выказывая ни страха, ни тревоги. 
Когда вместо оглушительных хлопков выстрелов раздалось приглушенное щелканье, Гаридо механически отстегнул обойму и потянулся за новой, но на поясе её не оказалось. 
- Твою мать! - его злой рык гулко разнесся по безмолвному залу.
Он огляделся, выискивая оставшихся пришельцев. Последний из этих хрупких существ медленно ковылял к нему, потешно приседая на своих тонких ногах при каждом шаге.
- Остановитесь, господин суперинтендант, - раздался голос Бондаренко за спиной у Гаридо, - просто остановитесь на мгновение и оглянитесь.
Прорычав что-то нечленораздельное, Максимо активировал силовой модуль экзоскелета, встроенного в его скафандр и в два прыжка подскочил к последнему из пришельцев. Мощным ударом приклада сбив долговязого доходягу на пол, суперинтендант принялся бить его в лицо винтовкой, пока голова существа не лопнула, словно перезревший арбуз.
Максимо тяжело дышал, глядя остекленевшими глазами на яркое месиво, стекающее с винтовки.
- Вы так себя угробите, Максимо, - Станислав участливо склонился над ним, протягивая руку, - В вашем возрасте не стоит подвергаться такому стрессу.
Гаридо резко поднялся и развернулся к астронавту скалясь во все свои искусственные зубы.
- Я тебе покажу “возраст”, я тебе… - он замер, моментально забыв про злость и удивленно раскрыв рот. 
За его спиной стояли сотни людей, в самой разнообразной униформе. Они приветливо улыбались и махали ему. Он знал каждого из них, каждого мужчину, каждую женщину. Всё-таки подписывать некрологи - личная обязанность суперинтенданта, как дань уважения тем, кто отдал свою жизнь для сохранения станции и её обитателей. 
- Как.. - только и смог выдавить из себя пожилой администратор, медленно опускаясь на пол.
- Это все, - Станислав обвел рукой стоящих вокруг людей, - дело их рук. Физическое тело - лишь маленькая часть их существа. Словно аппендикс.
Раздались шаркающие неуклюжие шаги, и из-за спины Максимо стали выходить пришельцы. Они вливались в толпу, и толпа приветствовала их смехом и радостными криками.
- Они могут восстанавливать личность из наших воспоминаний, из любой информации, - восхищенно пояснял астронавт, - Они вернули всех, кто погиб на Марсе, всех, кто погиб тут, на Луне. пусть не в физической форме, но все же живых и мыслящих. 
Лицо суперинтенданта перекосилось, словно от боли. Он попытался надавить на свою грудную клетку, но рука беспомощно скользнула по жесткому каркасу защитного костюма.
- Они сделали нас бессмертными, господин суперинтендант, - продолжал говорить Станислав, не обращая внимания на конвульсии собеседника, - перевели нас на новый виток развития, объединив в единый социально-информационный организм. Мы нашли бога, Максимо! Мы нашли Бога на Марсе!
Перед глазами суперинтенданта загорелась красная надпись “Сердечная атака”. Зажужжал встроенный в скафандр Паж, вводя в кровь Гаридо медикаменты, тихонько щелкнул водитель ритма.
Гаридо сделал глубокий судорожный вдох и обмяк. Станислав заботливо подхватил старика и уложил на пол. 
- Осторожнее, господин суперинтендант, - сказал астронавт, продолжая приветливо улыбаться, - Вам еще надо провести брифинг. Сотрудники Магеллано ждут вас. Ведь мы заступаем на службу в новую миссию - Миссию по вознесению человечества! 

Конец первого сезона
 



Рудный Кот

Отредактировано: 03.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться