Заклейменный

Размер шрифта: - +

Двадцать первая глава

Двадцать первая глава, в которой каждый новый день превращается в пытку…

 

- Беверли, Беверли. – Тихий голос отца заставил девушку вынырнуть из тревожных размышлений. – Милая, прошу, вернись к нам.

Они сидели за большим узорным столом в доме мистера Левенсви, и Беверли задумчиво ковыряла вилкой в тарелке. Со дня исчезновения Сайруса прошло уже больше половины месяца. Она сходила с ума от беспокойства, практически перестала есть и все чаще видела тревожные сны, которые вынуждали ее просыпаться в холодном поту и остаток ночи проводить на балконе. Она понимала, что найти свиток не так-то просто, знала, что ему для начала придется отыскать тот самый храм, о котором говорилось в стихотворении, а потом добраться до него. Беверли постоянно вспоминала слова симианской девы о том, что любая ошибка Сайруса может привести его к смерти. Кортни поддерживала ее, как могла, но и она со временем начала беспокоиться, как и их отец. У мистера Монгроува появилась новая привычка, ежедневно приходить в их спальню перед сном и подолгу разговаривать со своими девочками. Он изо всех сил старался подбодрить их, но старшая дочь все чаще замечала дрожь в его руках и все меньше оптимизма в голосе.

И вот, неделю назад из Грэнспи вернулась матушка, и подготовка к свадьбе началась полным ходом. Торжество было назначено на середину августа, чуть меньше чем через две недели. По этому случаю, и Рой вернулся домой, нарушив свои планы, какими бы они ни были. Сегодня всю семью Монгроув и еще нескольких близких друзей четы Левенсви пригласили на ужин. Среди гостей так же были и мистер и миссис Харлинг, глядя на которых девушка не могла не думать о том, как вместе с Сайрусом ограбила их. Все разговоры за столом сводились лишь к предстоящей свадьбе, о которой Беверли даже думать не хотелось.

- Я здесь, папа. – Так же тихо ответила девушка. – Я не вижу необходимости принимать участие в разговоре, матушка и сама неплохо справляется с планированием моей свадьбы.

Девушка поняла, что ее тон, несмотря на тихий голос, прозвучал резковато, по тому как виновато выглядел ее отец. Ей захотелось тут же извиниться, но она не успела.

- Мисс Беверли, - позвала ее ослепительная Сесилия Лич, которая, кстати сказать, тоже сидела за тем же столом, вместе со своими родителями, - жаркое не пришлось по вкусу или вам не здоровится?

- От чего же? На мой взгляд, все очень вкусно. – Натягивая на лицо улыбку, ответила девушка.

- Ваше болезненно бледное лицо и явное отсутствие аппетита, немного беспокоят меня. – Сесилия тепло улыбалась, но этот факт не смог обмануть Беверли. Глаза мисс Лич прожигали на лице девушки огромную дыру.

Беверли действительно не очень хорошо себя чувствовала в последнее время. Ее кожа и правда, стала неестественно бледной, а под глазами залегли густые темные тени. Она все чаще ощущала небывалую усталость, и ее клонило в сон. Волосы заметно потускнели, но все эти недостатки она отчаянно пыталась замаскировать.

- Благодарю вас за участие, мисс Лич. – Не дала ей ответить миссис Монгроув. – Я уверяю вас, что Беверли совершенно здорова, - при этом матушка бросила взгляд в сторону миссис Левенсви, словно именно ее уверяла в своих словах, - некоторое время она реже бывает на солнце, от того и кожа побледнела. Приготовления к свадьбе настолько хлопотны, что времени на все не хватает.

Почти все присутствующие за столом знали, что Беверли практически не участвовала во всех этих «хлопотах», но ее матушка должна была держать лицо. Без лицемерия не обходится ни один светский разговор. Кессиди не раз пыталась увлечь ее выбором платья и цветов, но девушка неизменно отказывалась, а со временем и вовсе отдалилась от подруги. Сейчас младшая сестра Роя, несмотря на холодок между ними, неизменно посылала Беверли ласковые взгляды, за что та ей была благодарна. Ей не раз хотелось поделиться с Кессиди, но она не могла поставить ее в подобное положение. Помимо дружбы, вскоре между ними возникнут и родственные связи, а значит, придется держать себя в руках.

- Могу себе представить. – Сесилия неспешно положила кусочек мяса в рот и, улыбаясь, прожевала. Она продолжала буравить взглядом несчастную девушку. – Однако, - продолжила она, откладывая вилку и ухмыляясь, - я почему-то подумала, что это как-то связано с исчезновением вашего друга.

Беверли неосознанно резко вскинула голову и вновь столкнулась с проницательными глазами девицы, которая явно наслаждалась ситуацией.

- Не понимаю о ком вы? – Голос Беверли прозвучал хрипло, но она постаралась открыто смотреть в глаза Сесилии.

- Я много слышала о том, что ваша «дружба» с мистером Баркли приобрела какой-то совершенно особенный характер. – Сесилия сделала маленький глоток из бокала с вином. Ее голос звучал обманчиво дружелюбно. – Я конечно, не склонна верить слухам, но поговаривают, что у него появилась какая-то помощница, которую видели вместе с ним ночью возле знаменитого заведения мадам Люмье. Вы ничего не знаете об этом?

Громкие недоуменные возгласы раздались за столом со всех сторон, от чего и матушка Беверли стала похожа на полотно. Сердце самой девушки ухнуло в пятки, а потом застучало так часто, что ей показалось, будто оно вот-вот убежит. Она осторожно перевела взгляд на будущего мужа, и холодок пробежал по ее позвоночнику, когда она заметила, как напряглись его скулы. Беверли не понимала, какую игру затеяла мисс Лич и чего она ею добивалась. Очевидно, что эта девушка хорошо осведомлена о жизни мистера Баркли, но если она знает все, почему открыто не обвиняет Беверли? Или в ее арсенале действительно только слухи?

- А еще я слышала, что этот поистине странный человек, который то и дело попадает в сомнительные истории, впутал эту глупышку в свои темные дела. Говорят, она побывали даже в трактире. - Сесилия осмотрела всех сидящих за столом и, похоже, осталась довольна, произведенным эффектом. – Интересно, что этот проходимец обещал ей? Всем же известно, что он страшный ловелас и повеса.



Ксения Мирошник

Отредактировано: 16.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться