Заклейменный

Размер шрифта: - +

Двадцать третья глава

Глава двадцать третья, в которой дыхание смерти холодит душу…

 

Беверли сидела на жестком тюфяке, который давным давно свалялся и чуть ли не окаменел. Она подобрала под себя ноги, пытаясь согреться. И дело было вовсе не в том, что в этой темнице холодно и сыро, хотя так оно и есть. Девушка испытывала странное чувство дежавю, словно бывала здесь и не раз. Возможно, это было то самое место, в котором заклеймили Амира, а может просто одно из многих так похожих одно на другое. Беверли сидела так довольно давно, сутки, может больше. Она никак не могла забыть лица гостей, приглашенных на свадьбу, которая так и не состоялась. Слова, сказанные Седриком, уничтожили и без того шаткую репутацию ее семьи. Когда ее вели по проходу в церкви, Беверли не осмелилась посмотреть на маму, а отец порывался вмешаться, но девушка в отчаянии дала понять, что этого делать не стоило. Самида успела коснуться ее рукой, изо всех сил сдерживая слезы, прежде чем девушку посадили в закрытый экипаж.

Из единственного узкого окна свет уже ушел, а значит за ним вечер. Что стало с ее родителями? Как отреагирует самое знатное семейство в Бромте на то, что их несостоявшаяся родственница была обвинена в столь гнусных вещах? Как они перенесут этот позор, и как он отразится на ее семье? Когда самочувствие Беверли стало стремительно ухудшаться, она подумала, что это к лучшему. Но потом, девушка все же выпила настойку, которую у нее не отобрали, решив, что хоть раз поговорит с обвинителями, для того, чтобы узнать новости о родителях и сестре. Несмотря на выпитое лекарство, Беверли чувствовала себя слабой и подавленной. Видимо ее организм уже хуже сопротивлялся заклятью, а это говорило о том, что времени осталось совсем мало.

Входная дверь громко скрипнула, и в нее вошли трое. Один из стражников зажег факел, повесил его на стену и встал рядом с другим в дверях. С ними была женщина, закрывавшая голову глубоким капюшоном. Она развернулась к охране и сунула одному из них в руку монеты, мужчины кивнули и вышли. Некоторое время в темнице сохранялась относительная тишина, женщина присматривалась.

- Нравится мое новое жилище, мисс Лич? – Спросила девушка, безошибочно узнав хоть и тонкий, но немного навязчивый аромат духов Сесилии.

- Мне очень жаль, мисс Монгроув…

- Давайте не будем терять время и перейдем сразу к сути. Вы ведь не пожалеть меня пришли. – Беверли постаралась выпрямить спину, чтобы казаться немного более стойкой, но подняться на ноги у нее не хватило сил.

Мисс Лич скинула капюшон, и ее светлые локоны разметались по плечам. Она гордо приподняла подбородок, а потом ухмыльнулась.

- Я не люблю проигрывать, мисс Монгроув! – Холодно сказала она. – Конечно, в мои планы не входило именно так устранить вас с моего пути, но вы не оставили мне выбора.

- Это вы донесли на меня? – Беверли долго ломала голову над тем, что именно заставило придворного мага от слов перейти к действиям.

- Я, но, чтобы вы не чувствовали себя совсем плохо, могу признать, что мне пришлось хорошо постараться. – Девушка презрительно осмотрела темницу, стараясь ничего не касаться.

- Как вы узнали о трактире и заведении мадам Люмье? – Голос Беверли слегка подвел ее, дрогнув на последних словах.

- Видите ли, мисс Монгроув, когда ты занимаешь определенное положение в обществе, и в твои планы входит возвысить его, то у тебя находится множество глаз и ушей в разных местах, в том числе и в борделе. – Сесилия была ужасно горда собой, ощущая явное превосходство. – А вы взяли в привычку портить отношения с некоторыми поклонницами мистера Баркли.

- Не понимаю о ком вы…

- Есть у меня одна знакомая по имени Клео, - Беверли тут же вспомнила красотку из борделя мадам Люмье, ревность которой переросла в конфликт между ними, - которая вероятно и не запомнила бы вас, если бы вы не унизили ее перед девочками. Да, и как оказалось, мистер Баркли тоже был тому свидетелем.

- Но как она узнала кто я?

- А это лишь неудачное стечение обстоятельств, не сыгравшее вам на руку. Мы встретились с Клео недалеко от моего дома. Совсем по другой причине, признаюсь, но девушка увидела вас и тут же узнала. Она очень красочно поведала мне о той ночи в борделе, и я сложила два и два.

- И какие же выводы вы смогли сделать? – Спросила Беверли, чувствуя, что снова начинает оседать. Держаться гордо стало тяжело.

- В ту ночь, у одного высокопоставленного клиента, появилась жуткая сыпь, которая вызвала зуд и причинила ему массу неудобств. Клео видела вас у комнаты, в которой чаще всего отдыхал этот мужчина. Это вы заменили зелье, которое он принимал. – Сесилия присела на корточки прямо напротив Беверли. – Это причинение вреда здоровью, плюс использование магии. Не законное, к слову сказать.

- Какие у вас счеты со мной? – Прямо спросила девушка, все еще не понимая, зачем мисс Лич все это сделала.

- Лично с вами, никаких. Вы просто были той, что встала на пути достижения цели. – Пожала плечами девушка.

- И что за цель?

- Брак с Роем Левенсви. – Её слова стали новостью для Беверли и это не ускользнуло от внимания Сесилии. – Моя семья вторая по значимости в Бромте, а брак с Роем сделает её богаче и весомее. Так для меня откроется еще больше дверей, плюс вес при дворе.

- Ваш отец мог договориться с Ричардом. – Возмутилась Беверли.

- Не все так просто! – Гнев возник неожиданно, голос мисс Лич зазвенел сталью. – Мистер Левенсви ужасно упрям. Мой отец убеждал его, что он совершает непростительную глупость, заключая союз с вашей семьей, но это не возымело никакого эффекта. Слово свое, хоть и данное чуть ли не двадцать лет назад, мистер Левенсви держит. Он сказал, что в долгу перед вашим отцом, поэтому даже если бы хотел, не смог бы отменить этот брак.



Ксения Мирошник

Отредактировано: 16.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться