Заклейменный

Размер шрифта: - +

Двадцать четвертая глава

Глава двадцать четвертая, в которой наследники вступают в свои права…

 

Беверли ощущала гулкое биение сердца и сквозь дурман в голове улыбалась. Этот ритм, запах и тепло она могла узнать среди тысяч других.

- Сайрус…,- пробормотала она.

- Я здесь, моя маленькая леди! – Нежный шепот у самого уха согрел страдающее сердце девушки. – Держись, прошу тебя. Еще немного, совсем чуть-чуть.

- Я больше не боюсь…

- Вот и хорошо, вот и умница. Ничего не бойся, я с тобой – Девушка почувствовала, что его руки прижали ее к груди плотнее. – И теперь, как бы ты не ворчала, мое сердце уже не замолчит.

Сайрус нес ее куда-то. Странно, слышала она только его голос и больше ничего вокруг. Ни единого звука. Может это все ей кажется? Но она ясно ощущала его тело, твердость мышц и дыхание. Он был настоящим. Неужели после смерти она могла так же касаться его и чувствовать тепло? В голове и без того был туман, а теперь все стало только хуже. Девушка приоткрыла глаза. На нее смотрели два, наполненных нежностью, синих озера, в которых, и утонуть было счастьем. Сайрус улыбнулся и его сумасшедшие ямочки заставили сердце подпрыгнуть. Как такое возможно?

- Где мы? – Слабым голосом, спросила она.

- В Кувейне, у дома Фархата. – Сайрус повернул голову. – Лукас, оповести о нашем прибытии. Мой дядя уже заждался.

- Лукас?! – Беверли попыталась приподнять голову, но у нее не получилось.

- Чшш…, потерпи, совсем скоро ты сможешь его обнять.

Сознание девушки поплыло от усилий, и она снова приложила голову к груди мужчины. Теперь она слышала звуки шагов на гладком каменном полу. Сайрус внес ее в ту самую комнату, где они с Корти прожили два дня. Он усадил ее на ложе, заваленное подушками, и подложил одну из них под голову. Мужчина немного отстранился, и Беверли заметила, насколько усталым он выглядел. Лицо покрылось щетиной, на лбу и у рта красовались несколько ссадин и кровоподтеков, а волосы покрылись пылью и спутались. Одежда на нем была разодранной и грязной. Если она и правда умерла, то почему Сайрус не выглядит, как новенькая монета? Он словно побывал в битве. В битве? Точно! Магический бык, рукоять кинжала, торчащая из груди!

- Ты умер! – Выдохнула она, чуть шире открывая глаза и словно просыпаясь. – Я видела!

Сайрус вымученно улыбнулся и погладил Беверли по щеке. Его глаза сказали ей о многом, в том числе и о том, что он понимает, как больно ей было без него. Он взял ее руку и приложил к своему лицу, прикрывая глаза.

- Прости, я не хотел причинить тебе боль. – Сайрус коснулся губами ее ладони. – Я всё тебе расскажу, но нам стоит покончить с твоим проклятьем, чтобы ты могла и дальше изводить меня.

Беверли тоже улыбнулась, окончательно понимая, что не умерла. И он тоже жив! Сердце радостно встрепенулось, и слезы покатились из глаз. Она думала, что это уже невозможно.

- Я люблю тебя, - прошептала она, с удовольствием отмечая, как вспыхнули его глаза.

Сайрус собирался ответить, но голос за его спиной заставил их отвлечься друг от друга.

- А я уже и не ждал тебя, Фарид. – Визирь медленно вошел в комнату, перебирая в руках маленькие четки. – О! И твоя подруга все еще жива! Время вышло, но вы оба все же передо мной. Ты умеешь удивлять. Точно так же цепляешься за жизнь, как и твой отец.

Слова Фархата врезались в Сайруса, будто тяжелый молот. Он побледнел и сжал кулаки. Вся ненависть, которую он хранил в своем сердце, сейчас отразилась на лице. Беверли видела, скольких усилий ему стоило, сдержать гнев и ответить на «приветствие» дяди.

- Я принес то, о чем ты просил. Сними заклятье. – Буря, полыхавшая в глазах Сайруса, прозвенела сталью в его голосе.

- Я всегда держу свое слово, Фарид. – Фархат приблизился к подушкам, на которых лежала девушка, и внимательно всмотрелся в ее лицо. – Удивительно, как вы остались живы? Безусловно, вы одной ногой в могиле, но все еще дышите, говорите и мыслите.

Беверли могла бы поведать ему, что настойка крапивы и лопуха знают свое дело, а еще о том, что придать сил может одна лишь улыбка на лице Сайруса, но она не стала. Счастье, которое так безропотно заполнило ее сердце, принадлежит только ей и любимому мужчине.

- Покажи свиток. – Не отрывая взгляда от девушки, велел визирь.

Сайрус протянул руку и возле него тут же оказался Лукас, который вложил в протянутую ладонь что-то маленькое. Брат кивнул Беверли, сдержано отступая назад на два шага. Девушка очень хорошо знала своего близнеца и даже, несмотря на трехлетнюю разлуку и на близость смерти, она видела, что ее брат что-то замышляет. Или, скорее всего, замышляет что-то Сайрус, а брат ее на подхвате.

- Я отдам тебе его, как и обещал, но Беверли должна жить! – Сайрус разжал пальцы, и на его ладони засиял золотой свиток. Совсем крошечный. И что там можно было прочитать?

Некоторое время визирь смотрел на артефакт, не мигая, а потом кивнул и развернулся к Беверли. Девушка попала в плен зеленых глаз. Они словно сковали ее, заставляя смотреть только в их искрящуюся глубину. Каждая вена в ее теле забурлила и, показалось, что кровь потекла против обычного своего течения. Беверли чувствовала потоки, стремящиеся к сердцу, и продолжала смотреть в глаза Фархата. Визирь шептал что-то на непонятном языке, а кровь в жилах только ускорялась.

- Господи! – Выдохнула она и тело скрутило в тугой узел. К ней подскочил Лукас и аккуратно взял за руку.

Сумасшедшие потоки крови, несли заклятье по венам, причиняя девушке боль. Голос Фархата зазвучал громче, а потом тело девушки выгнулось, она не смогла сдержать крик. Темный, густой туман вырвался из горла и мгновенно развеялся, покинув ее. Беверли устало легла на подушки, сжимая пальцы брата.



Ксения Мирошник

Отредактировано: 16.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться