Заклейменный

Размер шрифта: - +

Двадцать шестая глава

Глава двадцать шестая, в которой внезапно все идет не по плану….

 

- Как мы сможем проникнуть во дворец незамеченными? – Спросила Беверли, когда все снова собрались вместе.

- С помощью портала. – Сдвинув брови, задумчиво ответил Сайрус.

- Но ведь дворец защищен?! – Изумился мистер Монгроув, которому все меньше нравилась эта идея.

- Помнишь бал во дворце? – Сайрус повернулся к Беверли и снова нахмурился. – Пока ты знакомилась с принцессой Синтией, я немного побеседовал с Фиби.

При упоминании невесты, глаза Филиппа загорелись и стали очевидны признаки нетерпения. Беверли подумала о том, как же он хотел увидеть эту красавицу, что покорила его сердце. Наверняка Сайрус рассказал ему, как самозабвенно девушка ждала своего принца.

- Служанка принцессы пронесла в будуар одну незамысловатую вещицу, которая ощущает мою магию и делает брешь в защите Седрика. – Продолжил Амир.

- С ее помощью ты попал в темницу? – Догадалась Беверли.

- Именно. – Сайрус все еще выглядел довольно задумчивым. – Однако есть вероятность, что придворный маг обнаружил ее.

- Чем это грозит? – Миссис Монгроув постепенно включалась в происходящее, удерживая руку Лукаса, словно боялась, что он снова пропадет на три года.

- В лучшем случае мы не сможем проникнуть во дворец, в худшем – попадемся. – Мужчина сосредоточенно обдумывал что-то, прикладывая пальцы к губам и то и дело тормоша волосы. – Фиби очень смышленая девушка, могла спрятать надежно.

- Хорошо, допустим, у нас получится, - подхватила Беверли, - но ты действительно предлагаешь ввалиться в будуар принцессы?

- Покои Синтии расположены в значительном отдалении от королевских комнат. Она ценит покой, уединение и свободу. – Уточнил Филипп. – Это единственные комнаты во дворце, в которые закрыт ход слугам короля. У Синтии две служанки и ей этого достаточно.

- Она весьма скромна и непритязательна. – Заметила Мелинда.

- Совершенно верно, миссис Монгроув. К тому же, принцесса единственная, кто ни за что не поднимет шум и не испугается, увидев нас. – Подытожил Сайрус.

Беверли, подобно Сайрусу, мерила шагами комнату. Она давно сменила свое зеленое платье на удобные широкие штаны, такую же рубашку и мягкую кожаную обувь. Ее все еще темные волосы Самида собрала в незамысловатый пучок и заколола шпильками из слоновой кости на затылке. В этом костюме девушка чувствовала себя свободно и на удивление удобно. Мелинда Монгроув, казалось, после встречи с сыном заметно успокоилась и в ее взглядах, бросаемых на Сайруса, уже отсутствовала злость. Мистер Монгроув, по секрету, сказал дочерям, что его супруга считает, что теперь, когда ее сын вернулся, все непременно наладится и как-нибудь утрясется. В ее словах и помыслах все еще присутствовала тревога и легкое недоверие к Амиру, но благодарность за спасение Лукаса все чаще брала верх.

Яркий полумесяц повис над Кувейном, словно подмигивая и подбадривая путников. Решение было принято. Сайрус, Филипп, Лукас и конечно Беверли отправлялись во дворец. Некоторое время ее родители были с этим не согласны. Они тревожились за жизни детей, а матушка чуть было не впала в истерику, осознав, что ее сын снова оторвется от нее. Мистер Монгроув первым понял, что это необходимо и очень мягко помог своей жене принять решение детей и благословить их.

После того, как все напутственные слова были сказаны и слезы матерей пролиты, Сайрус создал портал. Он осторожно протянул руку, нащупывая выход, а потом ударил кулаком, раз, еще раз и еще. Беверли вспомнила, как ее любимый пробивался в темницу. По ту сторону портала, должно быть происходило ровно то же самое. Очередной удар, своей отдачей заставил Сайруса немного отпрянуть, а потом сказать:

- Готово!

Беверли взяла его за руку и кивнула, принимая, все, что ждало их позади портала. Она посмотрела любимому в глаза и сказала заветные слова, которые он с улыбкой подхватил:

- Достаточно нам Господа, и он – наилучший Покровитель!

Все закружилось и завертелось, а потом они упали на что-то мягкое и воздушное. Пока Беверли пыталась выпутаться из окружающего ее тканевого беспорядка, послышался легкий вскрик. Сайрус резко выдернул девушку из ловушки, в которую она угодила. Беверли осмотрелась среди многочисленных нарядов принцессы, пытаясь отыскать источник испуганного возгласа. На полу, в горе нижнего белья, лежала девушка, придавленная телом Лукаса, который зажимал ее рот рукой и что-то шептал.

- Я думаю, если ты встанешь с бедняжки Фиби, она скорее успокоится. – Усмехнулся Сайрус, а девушка перевела глаза на него и заметно расслабилась. Лукас как заколдованный продолжал смотреть на бедняжку. – Лукас!

Мужчина словно опомнился и, бормоча слова извинения, поднялся. Он подал девушке руку, и та осторожно приняла ее. Беверли бегло осмотрела комнату. Это была изысканная, но не помпезная гардеробная, с небольшой ванной, ширмой, двумя диванами и трюмо. Стены, мягкая мебель и ширма мерцали нежной лазурью, а пузатый пуф возле трюмо захотелось потрогать, на вид он казался невероятно мягким.

- Мистер Баркли! – Фиби попыталась взять себя в руки и сохранить крупицы достоинства после столь необычного знакомства с братом Беверли. – Вторжение во дворец было не самой удачной вашей идеей. Тем более сейчас, когда все здесь встало с ног на голову.

- Прости нас, Фиби. – Голос принца заставил девушку схватиться за сердце и буквально вытаращить глаза. Она хватала ртом воздух до тех пор, пока Филипп не подошел к ней и не обнял за плечи.

- Господь всемогущий! – Наконец, смогла выговорить она и, улыбнувшись принцу, перевела взгляд на Сайруса. Ее глаза блестели, переполненные гордостью и благодарностью. – Вы необычный человек, мистер Баркли, и самый достойный из всех, что я встречала.



Ксения Мирошник

Отредактировано: 16.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться