Заклейменный

Размер шрифта: - +

Двадцать девятая глава

Глава двадцать девятая, в которой все действующие лица сбрасывают маски…

 

Седрик пришел на рассвете, как и обещал. На нем была бархатная мантия и строгий черный костюм под ней, с, еще по старой моде, удлиненным пиджаком. Выглядел он, по мнению Беверли, излишне торжественно.

- Интересно, каково это, когда никто не сможет оценить вашего истинного триумфа? – Усмехнулась Беверли. – Король так и не узнает, что вы поймали Амира дважды!

- Мне вполне достаточно того, что об этом знаю я! – Ответил придворный маг.

- Ой ли? – Беверли наблюдала, как хроны окружают Сайруса, а Седрик освобождает его от цепей.

- Мы с вами оба понимаем, что прошлое не стоит ворошить. – Снисходительно улыбнулся маг, но Беверли заметила, что ее слова задели его самолюбие. – Имя вашего друга, как кость в горле короля. Благодаря его поступку магия чуть ли не вне закона.

- Вашему! Благодаря вашему поступку! Давайте называть вещи своими именами. – Беверли под стать ему улыбалась, когда они вышли из темницы и двинулись по сырому подземелью к тронному залу. Она не обращала внимания на усталость, после бессонной ночи, на голод и страх. Беверли могла думать лишь о том, чтобы ее вчерашняя догадка не была бесполезной. – Скажите, а как вы узнали, что Сайрус пришел за мной? Я понимаю, что вы догадывались, но там, в бальном зале, вы сказали совершенно определенно, что надеетесь, что мой друг последует за нами.

- Плюмерии! – Седрик развернулся к ней. – Мне подсказали плюмерии. Вы ведь не зря выбрали именно эти цветы, которые и сейчас украшают ваш наряд? Когда мы с мисс Лич пытались выяснить природу ваших с мистером Баркли отношений, она не поленилась сходить в салон мадам Мотье и там ей совершенно точно сказали, кто именно купил то самое платье, о котором так мечтала наша общая знакомая. Ее, видите ли, задел тот факт, что сама хозяйка преподнесла его вам в дар. Плюс ко всему, я не мог не отметить, что ваш друг тоже выбрал именно этот цветок, наряжаясь на день рождения нашей милой принцессы Шарлотты.

Беверли улыбнулась своим воспоминаниям о том торжестве и ведомая чутьем обернулась. Сайрус за ее спиной тоже улыбался. Коридоры сменяли один другой, и сердце Беверли начало ускоряться. Всего несколько поворотов и они предстанут перед королем. Девушка думала о нем всю прошедшую ночь. Так ли он справедлив, как о нем говорили?

Прямо перед огромными дверями маг остановился, одернул пиджак, пригладил волосы:

- Прошу вас!

Они вошли в тронный зал, и Беверли чуть было не ахнула в голос. Народу было столько, что яблоку негде было упасть.

- И, кстати, забыл сказать, что его величество передумал, суд будет открытым. – Беверли вскинула голову и отшатнулась. На лице придворного мага сияла болезненная счастливая улыбка.

Девушка робко оглядела зал, вся знать собралась, чтобы увидеть ее «позор». Эти люди пришли сюда для того, чтобы потом повсеместно обсуждать ее падение в пропасть. Ей стало жаль родителей, потому что если их с Сайрусом задумка не удастся, они вдоволь «насладятся» слухами и пересудами. Обводя взглядом всех присутствующих, девушка заметила семью Левенсви, среди которых лишь Кессиди плакала. Подруга выглядела ужасно, она осунулась и сильно побледнела. Девушка мягко улыбнулась ей, а потом отвернулась, ощущая, как ком подбирается к горлу. Здесь была и мисс Лич, которая выглядела, не менее торжественно, она держала под руку Роя, чей взгляд показался Беверли пустым и каким-то безликим. Но более всех остальных поразил ее хмурый взгляд короля. Он сидел на своем троне и опирался рукой на подлокотник. Его густые брови были сдвинуты к переносице, а пальцы впивались в лицо. Девушке казалось, что он смотрит прямо на нее. Ее передернуло.

- Ваше величество! – Поприветствовал Джекоби Крайма Седрик низким поклоном. Его лицо сияло, как полночная звезда. Мага распирала гордость, его грудь вздымалась, переполненная восторгом. Он был похож на ребенка.

Король лишь кивнул в ответ, но это ничуть не омрачило приподнятого настроения Седрика. Он поклонился королеве, а потом наследникам и , наконец, принцессе Синтии. Беверли подобралась ближе к Сайрусу, который сразу же взял ее за руку.

- Все будет хорошо. – Прошептал он и сжал ее заледеневшие пальцы.

Джекоби поднялся из кресла и широким шагом подошел к Сайрусу. Это движение стало неожиданностью для всех. Король буквально впился взглядом в лицо, стоявшего перед ним мага, словно хотел разглядеть в нем что-то стороннее. Волна страха пробежала у Беверли в груди, когда король схватил Сайруса за связанные руки и притянул к себе ближе. Его глаза полыхали, как адский огонь, но это был не гнев. Что-то другое бушевало в крови правителя Кармифола. Девушка видела, как он борется с чувствами и каких трудов ему стоила эта борьба.

- Ваше величество?! – Тихо позвал Седрик. – Что-то не так?

- Я хотел посмотреть в глаза тому, кто так дерзко проник в мою казну. – Голос короля прозвучал хрипло, поэтому ему пришлось дважды прочистить горло.

- Еще секунда и вы сможете озвучить обвинения и приговор. – Излишне пафосно поклонился маг. – И возможно не забудете, кто подарил вам эту радость.

Беверли замутило от такого откровенного заискивания. Она внимательнее присмотрелась к Седрику и, наконец, явно увидела, что он буквально дрожит в присутствии короля. Его глаза блестели лихорадочным блеском, а пальцы тряслись, как у старика. Выглядело все это, по меньшей мере, неприятно. Как ни странно, несмотря на зелье, которое должно было подавлять волю Джекоби, он все равно смотрел на Седрика свысока, с некой долей презрения. Неужели придворный маг этого не видел? Или предпочитал не замечать?

Король, словно опомнившись, выпустил руки Сайруса и отступил. Беверли видела, какую боль эта встреча принесла ее любимому. Сайрус крепко сжал зубы, и желваки заиграли на скулах. Девушка ощутила боль в ладони от того, как сильно он стиснул ее пальцы. Если бы только король знал, кто стоит перед ним, если бы мог осознать все то, что Амир сделал для его сына, для всего Кармифола. Одинокая слеза скатилась по щеке девушки. Она даже не представляла себе, насколько ранит эта встреча ее любимого мужчину. Она видела двух магов, достаточно сильных, чтобы стать «придворным», но с абсолютно разными целями. Седрик, не заслуженно занимал этот пост, самовлюбленно жаждущий признания заслуг, которых нет и Амир, в полной мере заслуживающий всевозможных почестей, но страстно жаждущий лишь справедливости. Он не искал благосклонности Джекоби и его снисхождения, он желал вернуть семью, которая у него когда-то была.



Ксения Мирошник

Отредактировано: 16.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться