Заклинатель зеркал и браслет времени

Размер шрифта: - +

Глава 13

Безымянный Нижний мир

Евангелика, следуя приказу отца, переместилась к Хозяину. Она всё ещё находилась под воздействием заклятья и отрешённо стояла там, куда ступила из портала.

Как только исчезла Мигелика, к камню начали слетаться мелкие чёрные мухи. Они противно жужжали и кружились, пока, наконец, не замерли в форме огромного тёмного облака. Грозная туча сжималась и комкалась, принимая странные формы, пока не приобрела человеческие очертания.

— Что ты со мной сделал?! — воскликнули тысячи мух. Их голоса слились в один, прозвучавший хриплым и немного писклявым эхом.

— Т о, ч т о п о с ч и т а л н у ж н ы м,— протянул голос.

Плотный рой откачнулся, когда из камня к нему потянулась чёрная дымка. Она быстро обволокла гущу мух, сделав живое облако смолянисто-чёрным. Спустя сиг дымка втянулась обратно в камень, и человеческий силуэт снова стал различимым.

— М а л о!

— Мне помешали тартовы министерские идейки! Они не дали завершить начатое! — пропищали мухи.

— М н о г о б о л т а е ш ь, и н и ч е г о н е с д е л а л! Я н е д о в о л е н! — с каждым словом вытягивающий души гул и неприятный, нервирующий треск нарастали. — Т ы и в с е, ч е м в л а д е е ш ь — М О Ё! Т ы — м о й р а б! З а п о м н и! Я в с ё в и ж у и с л ы ш у! З а к а ж д у ю о ш и б к у р а с п л а т и ш ь с я! Ж д у д е м о н а!

Тёмное облако потянулось к Евангелике, через сиг она перенесла их к Чёрному озеру.

Чёрное озеро

— Facit, Евангелика!— пискляво скомандовала туча и заметалась по небольшой площадке, где оставались клетка с Джаглом и стопки папок. — Мигелика! — маг метался в поисках дочери, разбившись на небольшие рои и заглядывая за все уступы скалы и огромные камни.

— Тартов Хозяин! Что он сделал с тобой?— в ужасе воскликнула Евангелика, прижав ладони ко рту и ошеломлённо глядя на то, чем стал её отец.

Мигелика осторожно высунула голову из-за валуна и позвала мага. Он молнией метнулся к дочери и, окольцевав её густой стаей мух, приподнял над землёй:

— Что ты сделала? Где демон, дура?! — и без того противный писклявый голос Матера сорвался на мерзкий визг.

— Я не виновата, отец! Он пришёл и забрал его и папки! — перепугано кричала Мигелика.

— Кто — он?

— Заклинатель! Человек! — демоница брыкаясь в живых цепях и всхлипывала от страха.

— ДУРА! ДУРА! Что теперь делать?!

Мастер был в бешенстве. Часть тучи, оторвавшись от чёрного силуэта, принесла демонический огонь, пожиравший Джалга и до сих пор горевший в ожидании жертвы.

— Не смей! — воскликнула Евангелика, заступив отцу дорогу и загородив собой сестру.

— Как же я вас ненавижу! — силуэт взмахнул рукой, отшвырнув Евангелику на камни, и с бешенством метнул демонический огонь в Мигелику.

Чёрное пламя попало в живот и стало выжигать тело демонтессы. Девушка забилась в мучительных предсмертных конвульсиях, но оковы крепко держали её, не давая вырваться.

— Отец?! Что ты делаешь?!— отчаянно кричала Мигелика, ничего не понимая и не веря в происходящее.

— В а ш о т е ц — м о й р а б! И з а е г о о ш и б к и з а п л а т и т е в ы! — взревело чёрное облако эхом тягучего голоса Хозяина.

— Прости! Я больше не ошибусь, — шептала Мигелика, корчась от жуткой боли и страха.

— Конечно! — злобно пропищало эхо и попыталось рукой, но она его не слушалась.

— П р о т и в и т ь с я? М Н Е?! — закричало злобно эхо.

«Плата слишком высока! Прошу тебя! Это же конец для неё! Я ведь помог тебе! Встал на твою сторону… Я призвал тебя!» — гудел голос Мастера в голове чёрной тучи, умоляя Хозяина пощадить дочь.

— М О Л Ч А Т Ь! Я р е ш а ю, к а к о й б у д е т п л а т а! — Хозяин взмахнул рукой-роем Мастера и окутал Мигелику убийственным пламенем полностью.

Никто не мог видеть слёз, застывших в глазах мага. Никто не мог знать, какие муки он испытывал. Но он — раб. Он не принадлежит себе больше. И казнь дочери — это плата за его ошибки. Теперь он лишь марионетка в руках невероятной силы тёмного Хозяина.

Евангелика с ужасом смотрела на предсмертную агонию сестры. Прозрачные капли слёз катились по её щекам, обнажая чёрные, выжженные на коже письмена смертельной клятвы, связавшей её с отцом. А противный, вынимающий душу голос Хозяина, угрожал уже и ей:

— С м о т р и в н и м а т е л ь н о! В о т н а к а з а н и е з а н е п о с л у ш а н и е! Т ы б у д е ш ь с л е д у ю щ е й, е с л и н е в е р н ё ш ь б р а с л е т и н ж а л з а о д и н с и х р о м!

— Тогда не тяни и сделай это сейчас, потому что я не знаю, где они! И если бы знала — не сказала бы! — поднимаясь, закричала Евангелика.



З. Сергеева-Говорухина

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться