Заклятье для неверной жены

Глава 3

 

В машине я отдышалась, спросила:

– Лейтенант, а позволь узнать, как ты рядом оказался? Не верится, что случайно...

Леха покраснел, потом выдавил:

– От Вас ничего не скроешь, Семен Петрович. Не случайно. Генерал Вишневский велел за Вами проследить.

– Зачем?

– Он думает, у Вас зацепка есть, только делиться не хотите. И... еще он Вашим психическим здоровьем сильно обеспокоен. Боится, дров Вы наломаете. А ведь дело детей касается...

При напоминании о нашем загадочном деле у меня снова мелькнула мысль, что появилась при сравнении современного плана гимназии и древнего расположения помещений в особняке графа Сугробкина. Документы были здесь, в барсетке Петровича. Как только умудрилась не потерять важные бумаги в случившейся передряге! Я порадовалась и велела лейтенанту:

– Поехали в школу, Леха! Кажется, генерал прав, у меня есть зацепка.

Пока тойота мчалась к злополучному учебному заведению, я еще раз просмотрела планы и схемы помещений. Заинтересовало меня следующее: с левой стороны здания на обоих планах, древнем и современном, была каменная пристройка, окно которой выходило не на школьный двор, оснащенный камерами, а на постороннюю территорию. Если там есть кусты или другое укрытие, можно найти путь, через который исчез народ. Или часть этого самого народа...

В гимназии уже закончились занятия. Из-за пропажи девятиклассников всех распустили раньше обычного. Но страж Юрий и завуч Тамара Ивановна были на месте. Я показала на плане выпуклое помещение.

– Да это дворницкая, – ответила Тамара Ивановна. – Пойдемте, я вас проведу.

Располагалась дворницкая в конце коридора, как раз рядом с кабинетом истории, в котором случились таинственные исчезновения. Меня интересовало: есть ли там окно. Окошко действительно имелось. Совсем крохотное, но достаточное для того, чтобы в него пролез подросток или худощавый взрослый. Я внимательно осмотрела проем. Обнаружила на раме несколько длинных волос. Они явно принадлежали юным прелестницам, удиравшим через это отверстие. Нашла маленький клочок ткани, что зацепился за выступ. Потом выглянула вниз и увидела то, что ожидала: свежая майская травка была примята. Путь из окна сразу выходил за территорию школы и был надежно укрыт зеленеющими кустиками и рядами пушистых вечно-зеленых елей. Небольшая аллея выходила напрямую во двор, где находилось несколько жилых домов. Я приказала лейтенанту:

– Рыбкин! Лезь в окно и прыгай вниз!

Леха сделал, что требовали, и ждал от меня новых указаний.

– Теперь пройди по аллее и зайди в гимназию. Я тебя встречу на входе.

Через минуту лейтенант уже снова был в учебном заведении. Мы с Юрой уставились в камеры. Но, как я и предполагала, на видео сбежавшего Рыбкина не было. Я разгадала эту загадку. Думаю, про хитрый проход было известно не одному старшекласснику. Школьники не раз им пользовались, сбегая с уроков. И была уверена: 9Б просто удрал. Но вот учителя и директор... Тут все по-прежнему было непонятно. Не стали бы педагоги сигать из окна! А тучная Ирина Васильевна в него бы и не пролезла. Ни за что! Даже если бы ее сзади подпихивали училки по истории и математике. Были сомнения и насчет Левушкина. Я чувствовала себя Эркюлем Пуаро и дальше из-за всех сил шевелила серыми клеточками. Исчезнувшие прямо на уроке дети вызвали мгновенный ажиотаж во всем городе. Но не нашлось ни одного свидетеля, видевшего 9б. Почему? Незамеченным целый класс мог пройти только в одном случае: дети двигались по кустам через аллейку и скрылись сразу в одном из ближайших домов. Наверняка сейчас сидят там и не знают, что делать дальше. Но мне девятиклассники были нужны позарез. Они могли что-то видеть или знать о пропавших педагогах.

– Тамара Ивановна! – попросила я. – Достаньте, пожалуйста, дела девятого "Б". Хочу знать, кто из учеников живет поблизости.

В нужных домах проживали двое. Денис Рябчиков и Катя Иволгина. Мать Дениса находилась в декрете, к тому же в квартире имелась еще и бабушка. Навряд ли беглецы направились к однокласснику. А вот у Катюши – одна мама. И работала она посменно. Значит, квартира часто была в распоряжении дочери. Версию требовалось проверить. Мы с Рыбкиным вышли из школы и отправились к Иволгиным.

Дверь долго не открывали. Но я приложила ухо. Отчетливо слышались шепот, топот и пререкания. Забарабанила пудовым кулаком Петровича еще громче и прокричала:

– Откройте, это полиция!

– А то хуже будет! Вызовем омон, дверь вышибем! – пригрозил Рыбкин.

Наступила тишина. Потом щелкнул замок. Дверь распахнулась. На пороге стояла растерянная рыжая девчушка, по всей видимости, хозяйка квартиры.

– Проходите, мы здесь! – прошептала Катя. – Мы... ничего такого не хотели.

Девчонка всхлипнула. Я прошла внутрь. Двадцать человек с трудом помещались в небольшой квартирке. Более наглые и авторитетные устроились на диванах и креслах. Другие сидели на полу. Был включен телевизор. Мобильниками беглецы не пользовались. Знали по сериалам: если включить, сразу вычислят. Без любимых гаджетов и Интернета, который для многих был важнее воздуха, подростки приуныли. Но выхода из ловушки, в которую сами себя загнали, не видели.

– Рассказывайте, как было дело! – велела я.

Исчезновение педагогов встревожило администрацию школы, испугало общественность, озадачило правоохранительные органы. А вот ученики считали сие событие прикольным. Валерка Веткин предложил разыграть всех, удрав с уроков через тайный проход. Пусть думают, что они тоже исчезли! Всем классом! 9Б поддержал идею главного весельчака и заводилы. Учительница на несколько минут покинула кабинет, и ребята использовали момент. Правда, двое отказались участвовать в забаве.



Лилия Тимофеева (Безгачёва)

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться